Алесь Адамович

    Евгенийцитирует9 месяцев назад
    И, главное, стало вдруг все равно, тупое безразличие к самому себе. То, что я недавно убил, играло в этом какую-то роль, упрощало все, и мою смерть тоже…
    Olesya Zaykoцитирует8 месяцев назад
    Разговоры о еде, по-моему, считались непристойными. Люди хорошо научились, придя к кому-то в дом, вести себя так, как будто они ну совсем есть не хотят.
    Olesya Zaykoцитирует8 месяцев назад
    Книжки я жег собственноручно, причем я их старался как-то отбирать, сначала что похуже
    Olesya Zaykoцитирует8 месяцев назад
    Ценились не вещи — настоящими блокадниками, во всяком случае, — не шкаф, например, а дрова из массивного шкафа…
    Olesya Zaykoцитирует8 месяцев назад
    Но я вам объясню: вы никогда не ложитесь. И не падайте духом. Сколько можете, столько и ходите
    Olesya Zaykoцитирует8 месяцев назад
    Другой раз придешь — человек лежит. Думаешь — мертвый! Потрясешь его немножко: вам письмо!
    Olesya Zaykoцитирует8 месяцев назад
    в блокированном городе осталось 2 миллиона 544 тысячи человек и плюс еще в пригородных районах Ленинграда в кольце блокады 38 тысяч.
    Olesya Zaykoцитирует8 месяцев назад
    Вы же знаете, что за килограмм хлеба можно было золотые часы купить.
    Olesya Zaykoцитирует8 месяцев назад
    проснулись — бушлат-то, значит, они проели, а карточки где? А карточки остались в бушлате. Парень, который продавал, запомнил покупателя по бородке. И этот мужчина с бородкой пришел к ним. По карточкам — там адрес был написан — нашел, принес и отдал.
    Olesya Zaykoцитирует8 месяцев назад
    Выборгский райком во главе с секретарем райкома Кедровым налаживал производство белковых дрожжей из древесины.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз