Анна Китаева

Псевдоним Анна Ли Анна Игоревна Китаева — писательница, российский фантаст, кулинарный автор, блогер. Владеет английским, французским, украинским и польским языками, перевела более 20-ти книг в жанре фантастики, большей частью под псевдонимами. Анна Китаева родилась в семье геологов. Научилась читать в 2 года 7 месяцев, рано проявила способности к языкам. С детства увлекалась книгами о путешествиях и фантастикой. Закончила среднюю школу с золотой медалью. Поступила в Киевский государственный университет на специальность «структурная и прикладная лингвистика», закончила его в 1988 году с квалификацией «лингвист-информатик». В том же году впервые вышел в печати фантастический рассказ Анны Китаевой. С 1989 работала над диссертацией на тему компьютерный анализ и синтез естественного языка, однако административные сложности в результате распада СССР положили конец ее научной карьере. С 1991 года Китаева работала переводчиком, преимущественно английского языка, а также редактором, литературным редактором. Писала статьи в журналах и газетах самого разного профиля. Как правило, совмещала работу с литературной деятельностью. Наиболее значимым для нее было сотрудничество с киевскими журналами «Реальность фантастики» и «Мой компьютер» и с московским «Лучшие компьютерные игры», опубликовав в них ряд статей. Принимала участие в работе над играми Xenus 2 и «Предтечи» компании-разработчика компьютерных игр Deep Shadows. Как переводчик экспертной комиссии Евросоюза по экологии в 2001-2004 гг. несколько раз побывала в Чернобыле. С 1989 года Анна Китаева работает в жанре фантастики, преимущественно фэнтези. С 1991 г. по 2006 г. печаталась под псевдонимом Анна Ли, с 2007 г. вернулась к настоящей фамилии.Опубликовала романы «Идущие в ночь» (1999, АСТ, в соавторстве с Владимиром Васильевым), «Одержимые Зоной» (2011, АСТ, проект STALKER), «Перстень без камня» (2012, ЭКСМО). Ее рассказы неоднократно публиковались в журналах «Если», «Лучшие компьютерные игры», «Мир фантастики» (Москва), «Реальность фантастики» (Киев), в сборниках издательств ЭКСМО и АСТ, а также в другой прессе. Анна оказалась одной из первых начавших активно публиковаться женщин-фантастов "поколения девяностых". Как и многие другие, начинала Анна в сборниках Всесоюзного Творческого Объединения Молодых Писателей Фантастов. Многие авторы, чьи имена громко зазвучали во второй половине девяностых, прошли через ВТОшные семинары. С самого начала выделялась даже в этом ряду. И не только благодаря характерной стилистике и узнаваемым героям. Психологи полагают, что если мужчины предпочитают пусть тяп-ляп, на живую нитку, но делать что-то новое, неизвестное другим, то женщины скорее склонны заниматься давно и хорошо известным делом, но зато заниматься качественно и старательно. Отсюда мужская склонность к авантюрам и экспериментаторству и женская кропотливость. Анна Китаева стала редким исключением, подтверждающим это правило. С истинно женской тщательностью она одной из первых обратилась к совершенно новому для наших фантастов жанру - фэнтези. Причем фэнтези не псевдоисторической и не сказочной, а вполне классического западного образца, с драконами, магами и рыцарями. Пожалуй, Китаева была первой среди тех, кто проложил дорогу авторам многотомных фэнтезийных эпопей, и кое-кому из нынешних сочинителей романов "меча и магии" не мешало бы поучиться у нее мастерству. Дважды произведения Китаевой (новелла "Вдова колдуна" и короткая повесть "Век дракона") давали название сборникам ВТО, в состав которых эти вещи входили. Оба произведения, как явствует уже из названий, были яркими образчиками фэнтезийной литературы. Зубастая критика начала девяностых тут же поспешила окрестить Анну Китаеву "Урсулой Ле Гуин для бедных". Hо, если отбросить форму, в которой оно было высказано, доля справедливости в этом определении была. Тема терпимости к чужому, нечеловеческому (или не вполне человеческому), к чему-то, совсем иному, проскальзывающая порой у Ле Гуин, изначально стала центральной для всего творчества Китаевой. Ее герои не хуже и не лучше обыкновенных людей, они просто другие. Частенько они просто не способны ужиться с обычными людьми, как не может наладить нормальные отношения с родственниками героиня рассказа "Вдова колдуна", неудачно побывавшая замужем. Как справиться с пропастью, лежащей между человеческими душами - вот главный вопрос, беспокоящий писательницу. При составлении использовались материалы с сайта flibusta.net

Цитаты

Valencia Blancaцитирует2 года назад
Среди корпоративных служащих высокого ранга процент психопатов может оказаться в четыре раза выше, а среди заключенных в тюрьмах более 25% являются истинными психопатами
Valencia Blancaцитирует2 года назад
Когда мы изучаем психопатических индивидов, то, как правило, обнаруживаем иначе проложенные нейронные связи в мозгу, негативные переживания раннего этапа жизни или и то и другое вместе [55]. Формирование психопата начинается с нейропсихологического дефицита. Возможно, мозг Джоффри изначально отличался от мозга других детей. Одна теория [56] предполагает, что проблемы в вентромедиальной коре головного мозга приводят к неспособности человека определить, является какой-либо опыт хорошим или плохим. Таким образом, эти люди не избегают негативных ситуаций и склонны повторять негативное поведение. Другими словами, они не учатся на своем опыте так, как это делает большинство людей.
Valencia Blancaцитирует2 года назад
Смотрите: если обычный ребенок толкает младшего брата и в качестве наказания у него отбирают любимую игрушку, он с меньшей вероятностью снова повторит этот поступок, потому что развивающийся мозг запоминает — такое поведение приводит к неприятному результату. А мозг психопата, наоборот, может не заметить наказания, и, следовательно, ребенок с большой вероятностью продолжит обижать несчастного брата, если это послужит его целям или просто покажется ему забавным. Позитивное подкрепление усиливает такое поведение и делает более вероятным его повторение в будущем [57
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз