Антонин Ладинский

Антонин Петрович Ладинский родился 19 января (ст. ст.) 1896 года в селе Общее Поле на Псковщине, в семье служащего. Вскоре его родители переехали в Псков, где прошли первые годы жизни будущего писателя. Здесь он закончил сначала народную школу, а затем гимназию. Всю жизнь он хранил теплые воспоминания о городе Пскове. В 1947 году уже будучи во Франции, он пишет стихи, проникнутые грустью и мягкой иронией, в которых мысленно связывает свою жизнь -ее начало и итог- именно с Псковом ,городом своего детства . Все может быть... на заседанье чинном Мне памятник потомки вознесут И переулок в городе старинном В честь бедного поэта назовут. Так-скромный бюст, подобье человека, В напоминанье стихотворных дел,- В том скверике, где на углу аптека, Где некогда я с книжкою сидел. Прочтет прохожий: "Антонин Ладинский"... И пустит мне в лицо табачный дым, И буду я с улыбкою латинской Смотреть на мир, завидуя живым. В 1915 году Ладинский поступает на юридический факультет Петербургского университета, но уже через год его мобилизуют в Петергофскую школу прапорщиков. Февральская революция застала его в 97-м западном полку в Симбирске, где он не смог разобраться в происходящих событиях, найти свое место в круто меняющемся мире. В конце концов, Ладинский оказывается в армии Деникина. В августе 1919 года он получает тяжелое ранение, напоминавшее о себе затем всю жизнь. В начале 1920 года на госпитальном судне его эвакуируют из Новороссийска в Солоники,а затем в Александрию. Так резко меняется судьба Антонина Ладинского и начинается жизнь эмигранта- человека лишившегося родины. Оправившись от ран, Ладинский поступает писцом в Международный суд Александрии, где делопроизводство велось на французском языке.Антонин осваивал язык быстро и на удивление легко. Собрав немного денег, он решает продолжить образование и едет в Париж, намереваясь учиться в знаменитой Сорбонне. В Париже Ладинский ведет аскетический образ жизни, работает оклейщиком обоев и только иногда позволяет себе посещать поэтические собрания в кафе "Ла болле" в Латинском квартале, у площади Святого Михаила. Когда- то, в этом кафе бывали: Поль Верлен, Оскар Уальди и другие знаменитости. Теперь здесь собирается французская богема, русские литераторы - эмигранты. Антонин Ладинский пробует свои силы на литературном поприще и в 1925 году публикует в одной из газет свое стихотворение, оно было замечено, затем последовали другие, и вскоре о таланте нового русского поэта заговорили; его отметила Марина Цветаева. Тематика поэтического творчества А.П. Ладинского разнообразна, но красной нитью его поэзии стало пристрастие к историческим сюжетам, интерес к вечным ценностям культуры, к проблемам связи времен, к знакомому экзотическому миру Кавказа, Греции, Египта. Поэтическая родословная Ладинского достаточно сложна. В ней угадывается влияние монументальных просветительских идей, идеи борьбы за самобытность русской культуры Ломоносова и Державина, драматически обостренное, контрастное видение мира, свойственное романтической поэзии Лермонтова; пристальное внимание к истории мировой культуры, присущее поэтическому наследиюТютчева и Мандельштама; эстетические принципы мирового искусства. Особым было отношение к Пушкину, к его творческому наследию. Для Ладинского пушкинская поэзия была не просто совершенным созданием русского гения, а прежде всего воплощением народного духа,выражением неразрывных связей русского человека, где бы он не находился, со своей родиной. В 1947 году Ладинский писал: Он сделал гордым наш язык , а нас Он научил быть верными в разлуке. В 1931 году во Франции Ладинский выпустил свой первый сборник стихов "Черное и голубое", за которым последовали "Северное сердце» (1931), стихи о Европе", (1937), "Пять чувств"(1938), "Роза и чума". Последний появился в 1950 году, когда поэт уже покинул Францию. Примечательно, что в сборнике "Стихи оЕвропе",написанном в 30-е годы, когда над миром уже нависла зловещая тень фашизма, трагически мощно прозвучала тема грядущей гибели Европы, ее многовековой культуры. Обращение к сюжетам далекого прошлого свидетельствует не об уходе от современных проблем, но означает для Ладинского стремление как можно более объективно разобраться в настоящем, оценив его с точки зрения многовекового опыта человечества, с позиций самой истории. В этом сказался историзм его литературного мышления. Не случайно, именно в 30-е годы, он работает над романом"Пятнадцатый легион"- об одном из самых свирепых императоров римскоговладычества Марке Аврелии Антонине, который вошел в историю под именем Каракаллы. Впоследствии этот роман и неопубликованное произведение " Парфянская война " стали основой романа " В дни Каракаллы", увидевшего свет в Москве в 1961 году. Совмещая работу в русской газете "Последние новости" с литературной деятельностью, Ладинский занялся темой нового христианского мира, пришедшего на смену Риму времен упадка. Византия и Древняя Русь 10-11 веков — вот круг его писательских интересов тридцатых годов, определивших проблематику творчества на все последующие годы. В 1938 году вышел новый роман Ладинского "Голубь над Понтом", который писатель позднее переработал и выпустил под названием "Когда пал Херсонес". Это произведение стало первой частью трилогии, посвященной Киевской Руси. Поскольку расцвет древнерусского государства совпал с началом упадка Византии, писатель склонен был рассматривать историю Византии, как предисторию Руси. Название романа "Голубь над Понтом представляло собой поэтическую метафору, символизирующую перемещение центра культуры из Византии на север, где поднималась "одетая в овчину " Русь. Такова была, видимо, особенность и глубина национального чувства художника, который не мог представить своего творчества без благодатной, питавшей его русской почвы- ее языка, истории, культуры. В романах Ладинского "Пятнадцатый легион" и " Голубь над Понтом" просматриваются художественно-исторические поиски писателя, стремившегося через аналогии с прошлым найти в современности высокогуманистический идеал, противостоящий звериной сущности фашизма. Помыслы и надежды его обращены на восток. Как бы противопоставляя молодую, полную бурлящей жизни Русь упадническому Риму, писатель видит в образе Русской земли силу, способную остановить завоевателей, вызвать к себе уважение государств и народов. В судьбе же страшного и неуемного братоубийцы Каракаллы, пресмыкающегося перед германским воинством, Ладинский символически показывает закономерный итог- крах исторически обреченных всех фашиствующих варваров, как бы они не назывались в разных эпохах. Ладинский объездил много стран - европейских и ближневосточных: Польшу, Италию, Чехословакию, Бельгию, Турцию, Сирию, Палестину, не говоря уже о Франции. Он шутил, что оказался вторым русским писателем в Палестине. Первым был 12 веке черниговский игумен Даниил, оставивший потомкам описание своего хождения в святую землю, которое послужило образцом для всех последующих описаний хождений русских в чужие земли. Мир который потом органически войдет в его творчество, Ладинский видел воочию, дышал его воздухом, наслаждался красками и своеобразием. Обладая большим чувством юмора, Ладинский во время своих путешествий составлял забавные дневники- альбомчики, в которые заносил самые разные сведения, полученные в том или ином краю или городе,- от счета в ресторане до неоценимых для последующей работы деталей: мимолетных поэтических зарисовок, планов городских улиц и площадей, кратких описаний архитектурных ансамблей и исторических памятников, древних руин. Его собственные рисунки и фотографии запечатлевали мир, похожий на тот, в котором когда -то жили герои его будущих книг. Необыкновенная эрудиция, не перестававшая удивлять специалистов - историков и создавала "эффект присутствия", восхищавший его читателей. У вдовы писателя Тамары Артуровны Ладинской сохранилось письмо Веры Инбер. Прочитав роман "В дни Каракаллы", она писала Ладинскому в 1961 году: "Вам дан дар достоверности. Безоговорочно верю всему, написанному Вами. Мне, например, даже кажется, что я жила в дни Каракаллы и была свидетельницей этих дней... Хочу отблагодарить Вас за радость, доставленную мне Вашей книгой. Желаю ей большого успеха, в котором ни минуты не сомневаюсь " И подобных писем в архиве немало. Будучи за границей, Ладинский проявлял особенный интерес к отечественной современной ему литературы. Отвечая на вопросы анкеты французской газеты, он назвал лучшим произведениями литературного пятилетия 1926-1930-х годов произведения соотечественников: романы "Вор", Леонида Леонова и "Петр 1" Алексея Толстого. Читая стихи Ладинского той поры, нельзя не отметить, что его поэтические мотивы были близки тогдашней поэзии Николая Тихонова и Эдуарда Багрицкого. А последующий интерес к жанру исторического романа совпал с бурным его развитием в то время советской литературы- в творчестве А. Толстого, Ю. Тынянова, С. Бороздина, О. Форш, В. Яна и др. В творческом багаже Ладинского в тридцатые годы было уже два исторических романа, публицистическая книга о Палестине, печатались в периодике его рассказы. Один из них, опубликованный в "Современных записках", читал М. Горькому в Сорренто И.С. Ремезов, редактор-издатель журнала "Родина". В прозе Ладинского всегда оказывается самый стиль ею работы, совмещающий кропотливый исследовательский труд ученого с образным мышлением художника. И надо подчеркнуть, что такая манера была свойственна многим российским писателям, например, Василию Григорьевичу Яну(Янчевецкому), который был не только писателем, но и высокообразованным историком — ориенталистом, знал несколько европейских и восточных языков. Крупным историком исследователем можно считать и Антонина Ладинского. Если полистать страницы авторизованной машинописи "Анна Ярославна и ее мир" (основа романа), датированной 1942 годом, прежде всего обращаешь внимание на коллосальную научную подготовку основу, которые сопровождают этот литературное исследование, - от работы ученого иезуита Менестрие до последних данных исторической науки. Не этот ли экземпляр читал Бунин, писавший Ладинскому в 1948 году: « ...Я очень люблю Вас как поэта, и как прозаика / с великим удовольствием читал про Анну Ярославну/, люблю и как человека...» Писатель размышлял над судьбой Анны- дочери России, а Париж уже был аккупирован немцами. Газету, в которой работал Ладинский, закрыли, как антиидеологическую фашистам, и писатель, не желавший на них работать, находился в крайне тяжелом материальном положении, перебиваясь случайными заработками сторожа и посыльною. Но и в этих условиях, отдавая все свои силы литературному творчеству, писатель стремился быть хоть как-то причастным к той борьбе народов и своего Отечества. Не случайно в круг его интересов в это время входит личность Владимира Мономаха Всеволодовича, при котором укрепился международный авторитет русского государства, прекратились набеги половцев, испытавших на себе силу славного оружия Мономаховых дружин. Вполне закономерным был и последующий выбор Ладинского, который после освобождения Парижа от аккупантов начинает работать в газете "Русский патриот", становится членом Союза советских граждан во Франции и одним из первых получает по Указу ПВС СССР от 14 июля 1946 года советское гражданство. Характерно, что заявление о возвращении на Родину Ладинский подавал еще накануне войны-21 июня 1941 года. На следующий день началась Великая Отечественная война в России. Ладинский приглашал сотрудничать в газете "Русский патриот" и И. А. Бунин, с которым его связывали давние дружеские отношения, но тот ответил отказом, мотивируя его нежеланием участвовать в политической деятельности. Бунин писал: " Получил номер Вашей газеты, взял предыдущие номера у Зурова и еще раз убедился, что газета ярко политическая, а я уже давно потерял всякую охоту к какой бы то ни было политике; горячо радуюсь победам России и союзников, но ведь это не политика. По сему, при всей моей нелюбви отказывать людям и, особенно, друзьям, приятелям, никак не могу- но крайней мере в данное время- участвовать даже в литературном отделе " Русского патриота. Вы говорите: "Поддержите нас". Но ведь это оси» поддержка газеты, органа политического и боевого, участие в известной политической деятельности. Не сетуйте, дорогой мой, на меня /.../, но эту Вашу просьбу вынужден отклонить, сердечно благодаря, конечно, за внимание". Письмо Бунина еще раз свидетельствует о том, что деятельность Ладинского в то время носила ярко выраженный политический характер и свои патриотические чувства он проявлял в самой активной общественной форме. После войны А. Ладинский работает в прогрессивной печати, помогает корреспондентам "Правды", "Обозрения сторонников мира", участвует в качестве переводчика в работе Конгресса сторонников мира, выпускает книгу стихов. Так продолжается вплоть до 7 сентября 1950 года, когда французские власти выслали его из Франции. Несколько лет он живет и работает в Дрездене. И только в 1955 году его давняя мечта вернуться на родину наконец становится реальностью. В Москве Ладинский всецело отдается литературному труду, работает в исторической библиотеке, пишет статьи, литературные воспоминания о своих парижских встречах, осуществляет давний замысел- написать роман "Люди без родины" о никчемности существования оторванных от своего народа эмигрантов. По свидетельству вдовы писателя Т.А. Ладинской, он работал за машинкой каждый день с восьми утра до семи вечера, отвлекаясь только на часовую прогулку по Москве. Для российского читателя имя Антонина Ладинского впервые прозвучало в 1955 году, когда он выступил в "Литературной газете" со статьей о последних годах И. А. Бунина. Затем стали появляться статьи о Дрездене, об Анне Ярославне, вышел в его переводе роман Бурже "Ученик". Настоящая писательская известность пришла к нему лишь в 1959 году после выхода романа "Когда пал Херсонес", получившего многочисленные отклики в печати. Имя Ладинского приобретает заслуженную популярность, его принимают в Союз писателей СССР. В рекомендации Г.А. Жукова, известного журналиста - международника и писателя, было написано: "...Талантливый исатель- историк, человек большой эрудиции, А. П. Ладинский будет полезным членом Союза писателей, примером творческого трудолюбия для нашей молодежи" Трудолюбие, настойчивость, выработанные в течение сложной жизни, неодолимая жажда к глубокому знанию, подхлестнутая горьким чувством скоротечности жизни и боязнью не успеть, мобилизовали его волю до предела. Выходили книги "В дни Каракаллы", "Анна Ярославна- королева Франции, а он уже работал над новыми - по истории родного Пскова, над романом об Юстиниане, над биографией Андрея Рублева, продолжая исследования русского национального характера. Как бы предчувствуя свой конец, за несколько дней до трагического инфаркта, Ладинский написал грустное стихотворение о том, что в мире ином не будет ничего, все останется здесь, все, даже грусть и печаль. 4 июня 1961 года Антонина Ладинского не стало. Писатель так и не увидел опубликованным свой последний роман "Последний путь Владимира Мономаха", завершающий историческую трилогию о Киевской Руси (он вышел в свет только в 1966 году) Заключительная фраза о Мономахе: "Лучше костьми лечь в своей земле, чем прославленному жить на чужбин. "Так искренно и мощно прозвучал финал последнего исторического романа писателя, как бы логически завершив жизненный путь А.П. Ладинского, обредшего покой и признание на своей родине.

Книги

Цитаты

Букеанариумцитирует9 месяцев назад
Между тем наверху шла приятная беседа. Поговорили и о сыре, поданном на деревянной доске. Этот продукт доставляли к королевскому столу из Бри, где произрастают ароматные травы, придающие особый привкус молоку, и живут опытные сыровары. Рауль тоже нашел, что такую пищу приятно запивать красным вином.
Букеанариумцитирует9 месяцев назад
Догадка Рауля о бедности гостя подтвердилась: бакалаврами назывались рыцари, не имевшие поместья.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз