ru

Эрнест Хемингуэй

    Алёна Кулаковацитирует2 года назад
    Того, кто занят своим делом и получает от него удовлетворение, бедность не угнетает.
    Lera Shapikaцитирует10 месяцев назад
    Любовь — навозная куча, — сказал Гарри. — А я петух, который взобрался на нее и кричит кукареку.
    Роберт Сикорскийцитирует2 года назад
    Пиво было очень холодное и чудесное. Картофель плотный, с уксусом и вкуснейшим оливковым маслом. Я намолол на картошку черного перца и обмакнул хлеб в масло. После первого жадного глотка я пил и ел очень медленно. Салат кончился, я заказал еще порцию и cervelas. Это большая сарделька, разрезанная вдоль, под особым горчичным соусом.
    Я собрал хлебом все масло и весь соус и пил пиво медленно, пока оно не согрелось; тогда я его прикончил, заказал demi[22] и посмотрел, как ее наливают. Она показалась мне холоднее, чем distinque, и я выпил половину.
    b5671352914цитируетв прошлом году
    длинный, как день без завтрака.
    Татьяна Ганжелацитируетв прошлом году
    Но человек не для того создан, чтобы терпеть поражения, — сказал он. — Человека можно уничтожить, но его нельзя победить.
    Aiцитируетв прошлом году
    Рыба — она тоже мне друг, — сказал он. — Я никогда не видел такой рыбы и не слышал, что такие бывают. Но я должен ее убить. Как хорошо, что нам не приходится убивать звезды!
    Даниил Сиохинцитируетв прошлом году
    Пустяки! Я всегда могу занять два доллара пятьдесят.

    — Я, наверно, тоже мог бы. Только я стараюсь не брать в долг. Сначала просишь в долг, потом просишь милостыню…
    Алина Бордуновацитируетв прошлом году
    Ужасно легко быть бесчувственным днем, а вот ночью — это совсем другое дело.
    b4878292037цитирует9 месяцев назад
    Никто, покинувший свою родину, не написал ничего, достойного увидеть свет. Даже в газетах.
    b5783296693цитирует2 года назад
    Зато с Марией все было хорошо. Разве нет? Ну разве нет, подумал он. Может быть, это все, что я еще могу взять от жизни. Может быть, это и есть моя жизнь, и вместо того, чтобы длиться семьдесят лет, она будет длиться только сорок восемь часов или семьдесят часов, вернее, семьдесят два. Трое суток по двадцать четыре часа – это как раз и будет семьдесят два часа.
    Вероятно, за семьдесят часов можно прожить такую же полную жизнь, как и за семьдесят лет; если только жил полной жизнью раньше, до того, как эти семьдесят часов начались, и если уже достиг известного возраста.
    Что за чушь, подумал он. До чего можно дойти, когда вот так разговариваешь сам с собой. Самая настоящая чушь. А может быть, и не такая уж чушь. Ладно, там видно будет. Последний раз я спал с женщиной в Мадриде. Нет, не в Мадриде, а в Эскуриале. И если не считать того, что среди ночи я проснулся, и мне вдруг показалось, будто это кто-то другой, и я был счастлив, пока не вспомнил, кто это на самом деле; это было все равно что ворошить пепел, только приятнее. А предпоследний раз это произошло в Мадриде, и если не считать того, что я все время сам себя старался обмануть, все было так же или даже еще хуже. Так что я не принадлежу к романтикам, воспевающим испанскую женщину, и никогда не придаю здесь случайной встрече большего значения, чем случайным встречам в любой другой стране. Но когда я с Марией, я люблю ее до того, что мне вправду хочется умереть, а я никогда раньше не верил, что так бывает и что это может случиться со мной.
    Так что, если придется семьдесят лет жизни променять на семьдесят часов, мне есть чем произвести обмен, и я рад, что знаю об этом. И если для меня не существует того, что называется очень долго, или до конца дней, или на веки вечные, а есть только сейчас, что ж, значит, надо ценить то, что сейчас, и я этим счастлив.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз