Андрей Ашкеров

Родился 9 июня 1975 года в Москве. С 1992 по 1997 — студент дневного отделения философского факультета МГУ (диплом с отличием). В 1994 году — аналитик ЭПИцентра. В 1996—1997 годах — куратор молодежной секции общественно-политического клуба «Реалисты». С 1997 по 2000 — аспирант философского факультета МГУ. C 1998 по 2001 — преподаватель кафедры теоретической политологии философского факультета МГУ. С 2001 по 2003 — научный сотрудник сектора социальной философии Института философии РАН. С 2002 по 2004 в рамках грантов Национального фонда подержки кадров занимается подготовкой научно-методических материалов по курсам "Социальная антропология" и "Политическая антропология". В 2003 году по приглашению Лондонской школы экономики и Университета графства Кент стажируется в Великобритании. С 2004 по 2005 — главный редактор информационно-аналитического журнала «Платное образование». С 2001 года по настоящее время — доцент кафедры социальной философии философского факультета МГУ. Руководитель образовательной программы «Философия политики и властных отношений» философского факультета МГУ. Автор около 150 публикаций в изданиях: «Агентство политических новостей», «Вестник Академии наук», «Евразия сегодня», «Консерватор», «Логос», «Отечественные Записки», «Русский журнал», «Социологический журнал», «Социологическое обозрение», «Топос», «Традиция», «Человек», «Эпоха» и др. По убеждениям причисляет себя к левым консерваторам. Исследования Ашкеров начал проявлять себя как исследователь со второй половины 1990-х годов. Первоначально занимался проблемами социально-политической теории. Критиковал право-либеральное представление о Советском Союзе как стране, в которой не существовало среднего класса. Доказывал необходимость сохранения субкультуры советского среднего класса, недопустимость создания нового среднего класса «с нуля». Занимался проблемами социально-экономической и политической модернизации. На основе анализа «реформаторских» текстов пришел к пониманию циклов отечественной модернизации как циклов деградации, в которых реформы становятся возможны исключительно ценой разрушения существующих достижений. Рассматривал последствия попадания страны в ловушку «догоняющего развития», описывал феномен неоварварства как следствие модернизационных преобразований. Изучал политическое измерение конфликта поколений и поколенной идентичности. Параллельно с анализом модернизационных процессов Ашкеров обращается к праксеологической и социально-антропологической проблематике, к текстам по теории структурализма и постструктурализма (К.Леви-Стросc, Р. Барт, М. Фуко, П. Бурдье и другие). Под влиянием идей М.Фуко, приходит к формационному рассмотрению властных отношений, социальных практик, истин и ценностей. Впоследствии внимание к выявлению издержек модернизации предопределяет интерес к сразу трем направлениям философии: кантианству, марскизму и деконструктивизму. Этот интерес обернулся целой серией историко-философских текстов, посвященных, в частности, проблеме идентичности у И.Канта, антропологии человека производящего К.Маркса, философии человека ценящего и обесценивающего у Ф.Ницше, онтологии и антропологии биовласти у М.Фуко, концепции «человека без сущности» Ж-Л.Нанси и т. д. Одновременно Ашкеров исследует феномен социального обмена, сопоставляет формы его осуществления в капиталитических и докапиталистических обществах. Параллельно Ашкеровым осуществляется социально-антропологическим анализ Античности и античного homo politicus. Концептуализируя феномен Современности и проблему осовременивания прошлого, Ашкеров приходит к тезису: «Реконструкция есть деконструкция». В порядке развития данного тезиса, им формулируется теоретическая максима: Чтобы перестать осовременивать, необходимо принять неизбежность осовременивания настолько, чтобы научиться определить его меру. В опоре на эту максиму обосновывает метод социально-исторического дистанцирования, альтернативный как представлениям о нейтральном наблюдателе, отделенном от своего объекта абсолютной дистанцией, так и представлениям об эмпатии, то есть о возможности полного и безраздельного «вчувствования» в другого. На рубеже веков Ашкеров обращается к созданию символической праксеологии, под углом зрения которой концептуализирует понятия традиции, ритуала и обычая, а также кондовости и кондового мышления. Применяя элементы метода структуралистского анализа мифов, систематизирует наследие различных школ и направлений социально-антропологического познания. В ситуации повсеместной дискредитации марксизма реактуализирует проблематику труда и производства, публикует серию статей на соответствующие темы. Исследует феномены этноса и этничности, приходит к выводу о диаспоральных взаимосвязях как прообразе сетевой организации общества. Обращается к рассмотрению «онтологии и антропологии глобального мира», предпринимает попытку философского обоснования антиглобализма. Опираясь на работы Ж-Л. Нанси, Ашкеров изучает проблематику человеческой телесности. Подводя итоги деятельности Пьера Бурдье и Жака Деррида, создает жанр философского некролога как жанр герметизации опыта философии. Первым в России обращается к социально-философской интерпретации творчества антрополога Эдварда Саида (рассматривая работы последнего в контексте программы «социологизации Другого», на которой настаивает сам Ашкеров). В ряде философско-исторических исследований Ашкеров разрабатывает метод экзистенциальной компаративистики, основывающийся на сравнении способов онтологизации общественных отношений. Параллельно с этим Ашкеров обращается к проблемам философии образования, занимается эволюцией исследовательского университета (рассматривая ее в контексте проблем социального воспроизводства и модернизации образовательной инфраструктры). В настоящее время социально-философские и политологические исследования Ашкерова связаны с темой бюрократического господства и феноменом политического фетишизма. Публицистика С конца 1990-х годов Ашкеров активно проявляет себя как публицист (сетевые проекты «Я не хотел говорить no…», «Медлеnnое» на сервере «Традиция»). Известность получили портретные очерки Ашкерова, посвященные политикам — Ленину, Сталину, Мао Цзэдуну, Брежневу, Горбачеву, Яковлеву, «детям XX съезда», «детям 68 года» Милошевичу, Ниязову и др., а также деятелям культуры — Андрею Васнецову, Сергею Параджанову, Алле Пугачевой, Татьяне Толстой, Педро Альмадовару, Джейн Биркин, Хельмуту Ньютону, Умберто Эко, Франсису Понжу, Жану Бодрийяру, Жаку Деррида, Пьеру Бурдье, и многим др. В 2001 году на сайте «Традиция» Ашкеров публикует «Энциклопедический проект». Впоследствии совместно с К. Крыловым готовит для «Русского журнала» проект «Политалфавит», посвященный анализу основных понятий современного политического дискурса. В 2002 году по цензурным соображениям Ашкеров оказывается отлучен от сетевого «Русского журнала». В 2005 году возвращается к активной политической публицистике. Размещает циклы статей «Критика националистического разума», "Путиниада-08" и "Бюрократическая мистерия" на сайте «Русского журнала», а также цикл «Политфетишизм» на сайте «Агентства политических новостей». Впоследствии, возобновляя жанр публичного философского высказывания, размещает многочисленные статьи и заметки на актуальные темы. Ученые степени, звания Доктор философских наук (защитился в 2005 году, тема диссертации: «Философские проблемы современного социально-антропологического познания». Кандидат политических наук (защитился в 2001 году, на тема диссертации: "Человеческая идентичность как предмет политической теории (на примере рассмотрения античного «человека политического»). Доцент. источник: http://www.peoples.ru/science/political_scientist/andrey_ashkerov/

Цитаты

Юлия Сергеевна Роговаяцитирует9 месяцев назад
современные мифы порождаются необходимостью справиться с перепроизводством опосредованной межчеловеческой коммуникации и нехваткой коммуникации лицом-к-лицу.
Юлия Сергеевна Роговаяцитирует9 месяцев назад
Открывающаяся данным введением книга посвящена исследованию издержек нарративной диктатуры менеджмента в умах и сердцах современных людей, которая препятствует осознанию подлинных последствий превращения истины в капитал, познания – в разновидность маркетинга, а образовательной и академической деятельности – в род сервиса.
Юлия Сергеевна Роговаяцитирует9 месяцев назад
Поздний индустриализм вызвал к жизни те формы субъективации, которые делают невозможным прежнее единство технического и энциклопедического знания.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз