Джон Кристофер

Джон Кристофер (настоящее имя: Кристофер Йоуд/Christopher Samuel Youd) - британский писатель-фантаст второй половины XX — начала XXI века. Родился в небольшом городке Ноусли, расположенном в графстве Ланкашир. Будущий писатель едва успел закончить частную школу в соседнем графстве Винчестер, как его призвали в армию: началась Вторая мировая война. Военные годы Йоуд провел радистом в Средиземноморье, а после демобилизации проработал несколько лет клерком в различных конторах и агентствах. Получив в конце 1940-х годов грант от Фонда Рокфеллера, Йоуд начал писать прозу, обзаведясь сразу несколькими псевдонимами, среди которых читатели научной фантастики запомнили один: Джон Кристофер. Еще известно, что он был дважды женат, и от первого брака у него осталось четыре дочери и один сын. И что, прожив долгие годы на крошечном островке Гернси в проливе Ла-Манш, Сэмюэл Йоуд в конце концов осел в приморском же графстве Суссекс. Первой его научно-фантастической публикацией стал рассказ «Рождественские розы» (1949), напечатанный в кэмпбелловском журнале Astounding Science Fiction. Все дальнейшее творчество писателя можно естественным образом разделить на три периода: ранние рассказы (в частности, составившие цикл об «управленцах» близкого будущего, в котором роль национальных правительств играют транснациональные корпорации); затем — «романы-катастрофы», и, наконец, научно-фантастическая проза для детей и юношества. Первый период прошел для писателя под знаком его собственной «истории будущего». Рассказы цикла, составившие сборник «Двадцать второе столетие» (1954), объединены главным героем — Максом Ларкином, директором одной из могущественных корпораций. В XXII веке они почти полностью подмяли под себя нации с их правительствами, так как те явно не справились с глобальными катастрофами, обрушившимися на человечество. Но все же не рассказы принесли славу Кристоферу-писателю, а его романы-катастрофы, продолжившие знаменитую британскую традицию. Впрочем, роман-дебют Кристофера «Зимний лебедь» (1949) ни к каким напастям, природным и рукотворным, отношения не имел. Это была самая настоящая фэнтези для детей. Зато первый научно-фантастический роман «Год кометы» (1955) и в особенности следующий, «Смерть травы» (1956), принесли Кристоферу славу далеко за пределами Англии. В книге нарисован один из самых ранних и самых ярких и художественно убедительных сценариев глобальной экологической катастрофы, вызванной гибелью всей травы и злаков на планете. Роман был успешно экранизирован в 1970 году режиссером Корнелом Уайлдом и стал своего рода эталоном для десятков последующих книг, написанных на ту же тему. Сам писатель продолжил ее разработку в романах «Долгая зима» (1962) и «У края бездны» (1965). Менее удачными получились другие «взрослые» романы Кристофера: «Облако серебра» (1964) и «Пещеры ночи» (1969). Зато третий период творчества Кристофера принес ему новый успех. Речь идет о едва ли не самом успешном в коммерческом плане произведении Кристофера — трилогии о пришельцах-«треножниках» (триподах): «Белые горы» (1967), «Город золота и свинца» (1967) и «Огненный бассейн» (1968). Успешными оказались и две другие «детские» трилогии Кристофера. Действие первой, «Шаровая молния», развертывается в «параллельной» Британии времен римского владычества; кроме одноименного романа, вышедшего в 1981 году, серию продолжили романы «Вновь обретенная земля» (1983) и «Танцующий дракон» (1986). Герой второй, состоящей из романов «Принц в ожидании» (1970), «За пылающими землями» (1971) и «Меч духов» (1972), — молодой наследник трона в Англии будущего, серией катастрофических землетрясений отброшенной в новое средневековье. Во всех своих произведениях Джон Кристофер оставался приверженцем традиции. Как истинный британец, сформировавшийся еще до революционных шестидесятых, он не желал экспериментировать со стилем или затрагивать какие-то особо взрывоопасные темы. Вместо этого он всегда гарантировал читателю надежность, качество, ясность мысли и благоразумие, которые не отменяли ни интриги, ни крепко закрученного сюжета, ни даже отдельных бивших по нервам сцен. Как писал коллега и соотечественник писателя Брайан Олдисс в своей истории научной фантастики, «Шабаш на триллион лет» (1986): «Интеллигентный и мудрый человек, Джон Кристофер одно время рассматривался как самая вероятная кандидатура на роль ведущего британского писателя-фантаста… Однако время играло против него (и против Уиндэма). Потому что в романах-катастрофах автор и читатель изначально предполагают наличие некоего социального порядка, который затем дает фатальный сбой. В середине же шестидесятых общественное мнение решительно склонялось к тому, что само понятие социального порядка давно утратило всякий смысл, оставшись в далеком прошлом». Признать существование мира безо всякого социального порядка, тем более живописать его Джон Кристофер как истинный британец старшего поколения не мог. Поэтому в новой фантастике ему места не было. Но кто при этом больше проиграл — Кристофер или новая фантастика, — для меня лично остается вопросом.

Цитаты

Риммацитирует10 месяцев назад
Вслед за такой радостной вестью пришла новая волна оптимизма. Стало совершенно очевидно, что несчастье на Востоке произошло по вине самих азиатов. Дескать, чего от них еще ждать? Может, конечно, и не удастся полностью избежать проникновения вируса на поля, но австралийцы и новозеландцы доказали, что его можно держать в руках. И поэтому, проявив ту же бдительность, Запад сможет продержаться какое-то время.
Alexandra Botvinovskayaцитируетв прошлом году
Однажды в мой офис приехал молодой человек, прося помощи. Он сказал, что его кости ломаются столь легко, что за свои семнадцать лет он ломал кости восемнадцать раз. Кроме того, эти переломы каждый раз были в различном месте. Это был случай тяжелейшего дефицита кальция, хотя этот молодой человек вырос и работал на одном из самых больших молочных ранчо в северной части нашего государства. Молоко, как он объяснил, было основой питания всей его жизни, и он, вероятно, выпил его такое количество, которого достаточно чтобы в нем плавать. Он выпил достаточно этого вещества, чтобы получить звание истинного «Молочного короля.» Несмотря на все это, он все время страдал переломами костей.
Этот случай прямо контрастировал с большой частью рекламы, произведенной влиятельными молочными ассоциациями — в том смысле, что человеку следует пить «много молока» для хорошей поставки кальция в тело. В другой ситуации, женщина привела трех молодых матерей, которых она представила нам как ее дочерей. Незадолго до этого, она слушала наши лекции по предмету молока и хотела, чтобы ее взрослые дочери лично услышали наше сообщение, как и она ранее. Я начал с объяснения некоторых причин ухода от потребления молока. Я всегда рекомендовал, чтобы женщины не использовали коровьего молока, когда они отнимают от груди своих младенцев. Это обеспечит лучшее здоровье для ихних детей. Я заметил, что когда я объяснял эту идею им, две из трех молодых женщин были немного смущены. Третья же улыбалась и бросала вредный взгляд, мол: «Я же вам говорила!» своим сестрам. Их мать тогда рассказала мне интересную историю. «Когда эти девочки росли, два из них всегда пили стакан молока во время еды и часто просили больше. Третья сестра молока не пила, ее рвало, если ее заставляли выпить немного. Я всегда говорила девочке, что она может потерять зубы, потому что не получает кальция из молока. Я даже сказала ей, что, в то время как у нее будут все виды проблем с зубами, у ее послушных сестер, которые пили их молоко, будут хорошие зубы когда они вырастут! Теперь они все взрослые женщины и имеют собственных детей. Две из них, которые искренне пили их молоко, теперь носят зубной протез. У непослушной же сестры, которая не могла вынести молоко, все зубы свои, и они в хорошем состоянии. Я только хотела, чтобы они услышали Ваши мысли почему так произошло».
Alexandra Botvinovskayaцитируетв прошлом году
Тогда я повторил информацию, которую мать этих трех дочерей услышала в лекции. Новорожденному ребенку следует пить молоко, потому что молоко — прекрасная еда для младенцев. Однако, мы должны помнить, что человеческий ребенок должен пить молоко его собственной человеческой матери, а не замену от некоторых других млекопитающих. Ребенок не имеет никаких желудочных соков и не может переварить белок и крахмалы — поэтому мать ест эти необходимые пищевые элементы, и они, в конечном счете, поглощаются в ее кровоток. Ребенок, наконец, получит эти питательные вещества через грудное молоко. Это пример того, что я называю истинным загруженным нутриентами переливанием крови. Молоко и чистая кровь довольно подобны, хотя эритроциты больше не находятся в молоке, но сохраняются в теле матери. У ребенка есть костный мозг в его костях, который произведет достаточно эритроцитов.
Фактически, кормление грудью дает телу все необходимое питание, если мать непосредственно питалась должным образом. Молоко матери продолжает спонсировать развитие всего тела ребенка, включая его кости, хрящи, мышцы, плоть, мозг и т. д. — подобно тому, как младенец питался через пуповину, когда находился в матке. Этот процесс — один из лучших примеров хорошего, естественного питания и он имеет результатом здорового, счастливого ребенка, который использует большую часть его еды, в то время как только небольшая ее часть выводится как фекалии.
Как только у ребенка прорезываются глазные зубы и зубы желудка (резцы на верхней и нижней челюсти — «четверки» в стоматологической терминологии; прим. пер.) в возрасте около восемнадцати месяцев, желудочные соки начинают течь.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз