Василий Кондратьев

Василий Кириллович Кондратьев — российский поэт, прозаик, переводчик. Родился в Ленинграде. Отец — геофизик, академик К. Я. Кондратьев, мать — филолог Л. Г. Морозова (Кондратьева). Учился на историческом факультете Ленинградского государственного университета, изучал историю искусства. Стихи начал писать в 15 лет. С конца 1980-х публиковал стихи, прозу, эссе, переводы с английского и французского в «Митином журнале», затем в журналах «Звезда Востока», «Родник», «Место печати», «Черновик». Первая и единственная книга прозы «Прогулки» вышла в 1993 г. в книжной серии «Митиного журнала». К середине 1990-х перестал писать стихи, сосредоточившись на прозе. Автор предисловий к книге Т. де Квинси «Исповедь англичанина, употребляющего опиум» (в сборнике «Опиум»; М., 1999) и полному собранию прозы Ю. Юркуна «Дурная компания» (СПб.: Терра; Азбука, 1995). В переводе Кондратьева издана книга Х. Уолпола «Иероглифические сказки», произведения А. Мишо, Ф. Понжа, П. Боулза, Э. Родити, Л. Зуковски, Дж. де Кирико, М. Палмера и др. В 1994 г. выступил редактором сборника «24 поэта и 2 комиссара», журнала «Поэзия и критика» (вышел один номер). В том же году в Петербурге организовал и провёл литературный фестиваль «Открытие поэзии», объединивший деятелей неофициальной культуры и ставший, по словам А. Скидана, «подлинным открытием и прорывом». Лауреат премии Андрея Белого 1998 г. в номинации «Проза». Погиб в результате несчастного случая: согласно воспоминаниям Дмитрия Кузьмина, «он погиб очень питерской литературной смертью: повёл каких-то знакомых на экскурсию по городским крышам и, показывая им с крыши дом, где жил Михаил Кузмин, сорвался вниз. С учётом того, чем он занимался в литературе, эта смерть встала как влитая в его биографию, потому что был он прямой наследник самой теневой петербургской литературной линии, шедшей от Кузмина к Николеву, Дмитрию Максимову и другим до сих пор полулегендарным фигурам». Похоронен на Северном кладбище.

Книги

Цитаты

Denis Smaginцитирует8 месяцев назад
Ни роскошных изданий московских символистов, ни Московского художественного театра, ни архитектурных шедевров Шехтеля и московского модерна вообще не было бы без старообрядческих денег.
Denis Smaginцитирует8 месяцев назад
При таком, как у Кондратьева, взгляде на поэзию материалом ее могло быть все что угодно: чашка кофе (его любимый напиток) — при этом я имею в виду именно чашку кофе, а не образ ее в слове, — старая почтовая открытка, солнечное освещение, жест говорящего и, конечно, хрестоматийная лотреамоновская «встреча зонтика со швейной машинкой на операционном столе».
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз