bookmate game

Мария Степанова

    strangenewemberцитирует2 года назад
    у кого нет я,
    может позволить себе не-явку,
    хощет отправиться на свободку.
    strangenewemberцитирует2 года назад
    она не способна говорить за себя,
    потому в ее стихах обязательны рифмы
    и фальсифицируются отжившие формы
    strangenewemberцитирует2 года назад
    где ее я, положите его на блюдо
    почему она говорит голосами
    (присвоенными, в кавычках:
    у кого нет я, ничего присвоить не может,
    у кого нет я, будет ходить побираться
    Викторияцитирует10 месяцев назад
    То, как легко мертвые соглашаются на все, что мы с ними делаем, провоцирует живых заходить все дальше.
    translatekpцитируетв прошлом году
    Детство — второй объект нашей виноватой любви — тоже кажется обреченным, потому что кончается, и его предположительную невинность тоже следует сохранять, лелеять, защищать любой ценой. И прошлое, и детство понимаются как стазис, равновесие, которое постоянно находится под угрозой, — и дороже всего они ценятся в обществах, где прошлое постоянно искажается, а детством легко злоупотребить.
    Anna Linskayaцитируетв прошлом году
    Воздухом постпамяти дышит весь современный мир с его консервативными проектами и реконструкциями: попытками стать great again, вернуть себе небывалый старый порядок. Экран оказывается двусторонним, проецировать на него свои страхи, надежды и истории, как выясняется, могут не только те, кто стоит по краям воронки, — но и внуки и правнуки безмолвного большинства, которое дождалось нужного часа, возможности извлечь на свет собственную версию старинных событий. Россия, где круговорот насилия длился без устали — формируя своего рода травматическую анфиладу, по которой общество переходит от беды к беде, от войны к революции, к голоду, к массовым убийствам, новой войне и новым репрессиям, — стала территорией смещенной памяти немного раньше других. Двоящиеся, троящиеся, подернутые рябью несовпадений версии того, что случилось с нами за последние сто лет, как слой непрозрачной бумаги, заслоняют от света настоящее время
    ueremeevaцитируетв прошлом году
    «Серая бесцветная, никому не нужная жизнь». Днем — чай, вечер — кофе
    ueremeevaцитирует10 месяцев назад
    Суицид, как мощный прожектор, освещает любую судьбу: он против нашей воли делает тени глубже, а провалы отчетливей.
    ueremeevaцитирует10 месяцев назад
    Для русского уха у немецкого слова Erinnerung, память, есть дальний отзвук: полет Эриний, божественных мстительниц, которые помнят и преследуют виновного во все концы света, куда бы он ни пытался скрыться. Длина памяти, ее способность настигать тех, кто пытается от нее уклониться, впрямую зависит от нашего умения обернуться и пойти ей навстречу.
    Sofiya Aleksandrovichцитирует2 года назад
    Геннадия Айги есть поэтическая книга, где с глубокой точностью, тишина за тишиной, переводятся в слова первые месяцы дочери. Он говорит там о штуке, которую называет периодом сходств; длится он недолго, но в это время по лицу младенца, как облака, сменяя друг друга, проходят знакомые и незнакомые лица и выражения — словно растревоженный род смотрится в ребенка, как в зеркало, узнавая и отпечатываясь.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз