ru

Джеймз Стивенз

    Евгений Тепловцитирует2 года назад
    Понимать теорию, что стоит за всем на свете, недостаточно. Теория есть не более чем подготовка к практике. Открылось мне, брат, что мудрость может не быть пределом всего. Доброта и радушие, вероятно, превосходят мудрость. Не возможно ли, что окончательный предел есть веселость, и музыка, и танец радости?
    Сафира Тайцитирует2 года назад
    поединок Энгуса Ога с Паном в романе – философский, и любые сведения счетов происходят не из мелочной мести или злобы, а ради восстановления глубинного равновесия в мироздании.
    Madiyanaцитирует7 месяцев назад
    Любопытство одержит победу над страхом вернее, чем даже отвага: и впрямь же вело оно многих к опасностям, от коих простая телесная смелость отшатнулась бы прочь, ибо голод, любовь и пытливость – величайшие побудители жизни
    Madiyanaцитирует7 месяцев назад
    Хаос, – сказал он, – есть первейшее состояние. Порядок – первейший закон. Непрерывность – первейшее осознание. Покой – первейшее счастье
    Anatoly Farfutdinovцитирует10 месяцев назад
    Гробницы неолита, кельтское внедрение, приход святого Патрика, золотой век раннего ирландского христианства, бесчинства викингов и их растворение в местном космосе; нормандское нашествие и первые ренессансы в ирландской словесности, первые беды религиозного противостояния после реформ Генриха VIII; утрата местной аристократии и института покровительства искусствам, непрестанные попытки сохранить и укрепить самобытную ирландскую культуру и литературу вопреки все более жестким карательным законам – и наконец, катастрофа Великого голода, бессилие политических методов борьбы за ирландскую автономию и начало пересоздания нации через культуру.
    Anatoly Farfutdinovцитирует10 месяцев назад
    Философы любили показывать мудрость и не стеснялись проверять ученость свою – как не боялись они, в отличие от премногих мудрецов, что обеднеют или чтимы станут меньше, ежели выдадут свое знание. Водились у них вот такие любимые максимы:

    Сперва сгодись дать, а уж потом сгодишься взять.

    Знание – рухлядь через неделю, а потому сбагри его.

    Короб сперва опорожни, тогда и пополнить сможешь.

    Пополнение есть успех.

    Мечу, лопате и мысли никогда не позволяй ржаветь.
    Anatoly Farfutdinovцитирует10 месяцев назад
    Идем же со мной, Пастушка, в поля, будем там беззаботны и счастливы и предоставим мысли найти нас, когда сумеет, ибо в этом обязанность мысли, и ей больше охота нас отыскать, чем нам – обнаружиться.
    Anatoly Farfutdinovцитирует10 месяцев назад
    чуть погодя Кайтилин Ни Мурраху подалась со своим спутником за бровку холма, и пошла она с ним не потому, что поняла его слова, и не потому, что был он наг и без стыда, а лишь потому, что нужда его в ней была превелика, а значит, она любила его и не давала ему сбиться с пути – и пеклась, чтоб не оступился.
    Anatoly Farfutdinovцитирует10 месяцев назад
    Отстраненное ото всех совершенство – символ ужаса и гордыни, и увлекает оно собой лишь ум человека, а сердце отшатывается от него, устрашенное, и льнет к обаянию, а оно есть скромность и правда. Всякая крайность плоха, потому что способна качнуться и напитать свою равно чудовищную противоположность.
    Anatoly Farfutdinovцитирует10 месяцев назад
    Надо выяснять все на свете, а когда выясняем что-то, мы узнаём, хорошо оно или плохо.

    – Это начало знания, – сказал Пан, – но не начало мудрости.

    – А что есть начало мудрости?

    – Беспечность, – ответил Пан.

    – А что есть конец мудрости?

    – Я не ведаю, – ответил он, чуть помедлив.

    – Еще бо́льшая беспечность? – не отступилась она.

    – Я не ведаю, не ведаю, – отрезал он. – Устал разговаривать. – С этими словами он отвернулся от них и лег на ложе.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз