Виктория Токарева

    Татьяна Фантцитируетв прошлом году
    Количество неудовлетворенностей перерастает в протест. Внешне это выглядит как хамство, а на самом деле — страдающая душа.
    Natalya Aleshevaцитирует2 года назад
    Ушедшее чувство как прогоревший костер. Когда горит — красиво. А когда пепел — не на что смотреть: пыль и прах
    Ирина Осипенкоцитирует2 года назад
    — Зачем тебе столько денег? — удивился Костя.

    — Денег много не бывает.

    — Но ты хочешь больше, чем можешь потратить.

    — Я хочу открыть издательство, — созналась Катя. — Выпускать альбомы современного искусства. Сейчас тоже есть свои Рембрандты. Но они все по частным коллекциям. Их надо собрать.

    — Возьми деньги у мужа.

    — Он не даст. Это очень дорогие альбомы. Там особенная мелованная бумага, ее в Финляндии надо заказывать. И полиграфия…

    — Твой муж жадный?

    — Мой муж умеет считать. Он говорит, что я на этих журналах прогорю. Очень большая себестоимость. Их никто не будет покупать, и кончится тем, что они будут штабелями лежать у нас в гараже.

    — Он, наверное, прав…

    Катя смотрела перед собой.

    — Если считать результатом деньги, то он прав. Но деньги — это только деньги. Хочется, чтобы ОСТАЛОСЬ.

    — Рожай детей. Они останутся.

    — Это самое простое. Все рожают, и куры, и коровы. А вот издательство…
    Анжелика Матвеевацитируетв прошлом году
    От хорошей музыки в человеке поднимается человеческое. Жизнь задавливает человеческое, а музыка достает.
    Анжелика Матвеевацитируетв прошлом году
    Казалось бы, какая разница — что вокруг тебя? Главное — что в тебе. Но то, что вокруг, незаметно просачивается внутрь.
    Natalya Aleshevaцитирует2 года назад
    Но вообще, честно сказать, я считаю: человек должен быть эгоистом. Карьерист и эгоист. Чтобы ему было хорошо. А если одному хорошо, то и другим вокруг него тоже хорошо. А если одному плохо, то и остальным пасмурно. Так ведь не бывает, чтобы человек горел на костре, а вокруг него ближние водили хороводы
    Natalya Aleshevaцитирует2 года назад
    Тридцать шесть лет — не самое лучшее время для начала жизни. Это не двадцать. И даже не тридцать. Но ведь дальше будет сорок. Потом пятьдесят. Шестьдесят. И этот кусок жизни тоже надо жить. И быть счастливой. Если можно быть счастливой хотя бы неделю — надо брать и эту неделю. А тем более года.
    Natalya Aleshevaцитирует2 года назад
    Тишина на душе и преданная женщина с легкими руками.

    — И морщинами, — добавила Марго.

    — И морщинами, которые ты сам навел ей на лицо. Морщинами от слез и смеха. Ты делал ее счастливой — она смеялась. Делал несчастной — плакала. Так и должно быть: мужчина берет молодое лицо в начале жизни и расписывает по собственному усмотрению
    Elena Burobinaцитирует2 года назад
    — А как жить? В чем истина?

    — Если человек болен, то для него истина в здоровье. Если он в пустыне и хочет пить, то для него истина — вода. А если есть здоровье и вода, а нет любви, то для него истина — в любви. Чего нет, в том и истина.
    Igor Cheresizцитирует2 года назад
    Тридцать шесть лет — не самое лучшее время для начала жизни. Это не двадцать. И даже не тридцать. Но ведь дальше будет сорок. Потом пятьдесят. Шестьдесят. И этот кусок жизни тоже надо жить. И быть счастливой. Если можно быть счастливой хотя бы неделю — надо брать и эту неделю. А тем более года.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз