Валентин Катаев

    Евгений Мурушкинцитируетв прошлом году
    Он поносил Родена и Бурделя, объяснял упадок современной скульптуры тем, что нет достойных сюжетов, а главное, что нет достойного материала.
    Tata Andreevaцитирует10 месяцев назад
    «Проезжие прохожих реже. Еще храпит Москва деляг, Тверскую жрет, Тверскую режет сорокасильный кадилляк».
    Теодорцитирует2 года назад
    «Дней бык пег. Медленна лет арба. Наш бог бег, сердце наш барабан».
    Aleksandra Pletnevaцитируетв прошлом году
    Его мама боготворила его. Он ее страстно любил и боялся. Птицелов написал на него следующую эпиграмму:

    «Мне мама не дает ни водки, ни вина. Она твердит: вино бросает в жар любовный; мой Сема должен быть как камень хладнокровный, мамашу слушаться и не кричать со сна».
    Aleksandra Pletnevaцитируетв прошлом году
    Ключик опередил нас независимостью своих литературных вкусов. Он никогда не подчинялся общему мнению, чаще всего ошибочному.
    трамвайщик васяцитирует10 месяцев назад
    Ахунбаев был горячий, нетерпеливый, смелый до дерзости. Енакиев тоже был храбр не меньше друга своего Ахунбаева, но был при этом холодноват, сдержан, расчётлив, как подобает хорошему артиллеристу.
    трамвайщик васяцитирует10 месяцев назад
    Достаточно было одного взгляда на капитана Енакиева
    трамвайщик васяцитирует10 месяцев назад
    Вани, которого они уже успели полюбить и даже дать ему прозвище «пастушок».

    Действительно
    трамвайщик васяцитирует10 месяцев назад
    Что же касается своих личных дел, то личных дел у него почти не было
    b4356525860цитируетв прошлом году
    Голубой ливень повис над вьющимися кладбищенскими розами, над желто-красными пальчиками бигноний, над каменным крестом с золотыми именами Бунина и Веры Николаевны, смирно лежащей у него в ногах, милой, доброй, старой русской женщины – московской курсистки, – на могилу которой я и положил букетик ландышей, но при этом не мог не вспомнить стихи Ивана Алексеевича:
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз