Евгения Гольман

    Фелиция Белковацитирует2 года назад
    Секс привязан к тому, что не может быть до конца познано или воплощено, и потому непосредственно связан с бессознательным.
    Фелиция Белковацитирует2 года назад
    Реальное есть результат работы языка: означающее проникает в означаемое и меняет его изнутри.
    Фелиция Белковацитирует2 года назад
    после этого она не может просто двигаться вперед, делая вид, что ничего не произошло
    Фелиция Белковацитирует2 года назад
    Это касается и некоторых фундаментальных философских споров, которые больше нельзя, невозможно игнорировать
    Фелиция Белковацитирует2 года назад
    Я убеждена в том, что это важнейший вопрос психоанализа, и именно в таком ключе я к нему и подошла, поэтому и написала книгу. Я работала над данной темой около десяти лет, одновременно занимаясь другими вопросами, поскольку не хотела торопиться. Я была уверена, что существуют фундаментальные проблемы, в особенности в отношениях между философией, онтологическими исследованиями и психоанализом, тем, как именно психоанализ исследует ключевые для себя вопросы. Безусловно, я и раньше много писала о философии и психоанализе и заметила, что и в других книгах — в «Этике реальности», в книге, посвященной Ницше, в книге о теории комедии — я постоянно возвращалась к определенным фундаментальным вопросам, так или иначе кратко обсуждая их, однако не в той мере, которая бы меня полностью удовлетворяла. Некоторые ключевые вопросы так и оставались без ответа. Эта книга — попытка дать хоть какие-то из них, концептуально проработать эти ключевые вопросы
    Фелиция Белковацитирует2 года назад
    Я помню, как однажды кто-то сказал: «Вы лишили секс всего, что в нем есть развлекательного!» Но в действительности именно в этом и состоит мое достижение, и я горжусь им. Я не утверждаю, что человек не должен развлекаться, занимаясь сексом, но речь в книге не об этом. С точки зрения психоанализа вопрос как раз в том, как именно то удовлетворение, развлечение, которому мы предаемся, помещает нас в рамки определенной логики, причем без нашей воли, без нашего согласия.
    Фелиция Белковацитирует2 года назад
    Теперь я вернусь ко второй части вашего вопроса: почему я считаю, что сексуальность в определенной степени противостоит реальности. К примеру, если мы полагаем, что на одном уровне существует так называемый означающий порядок — это может быть язык, речь, дискурс, любая подобная символическая сеть, то на другом, отдельном уровне всегда существует то наслаждение, jouissance, которое Лакан называет «избыточным» (surplus): его всегда слишком много, всегда сверх меры. Его никогда не бывает просто достаточно, оно всегда немного выходит за пределы. Однако это наслаждение, и притом не означающее, не символическое. Но в то же время оно неотделимо от символического
    Фелиция Белковацитирует2 года назад
    сексуальность — это то, что соединяет воедино две разнородные, но в то же время неотделимые вещи — избыточное наслаждение и означающую структуру
    Фелиция Белковацитирует2 года назад
    здесь кроется неназываемый, неудобный, не слишком приятный, но доставляющий наслаждение разрыв, трещина?
    Фелиция Белковацитирует2 года назад
    реальность не просто существует вовне, не просто существует до языка и/или помимо него, но что реальность — и это действительно важно — состоит из означающего точно так же, как и сексуальность
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз