Ариадна Громова

    Иван Овечкинцитируетв прошлом году
    Он вынужден был из-за одиночества, нехватки сил, нехватки материальной базы гнаться за результатами, эффектными для профанов, во что бы то ни стало. Этих результатов он, как вы видите, добился, но средствами, недостойными настоящего ученого, тем более ученого такого масштаба, как Лоран. Он опускал важнейшие звенья, он не оставлял вех на своем пути. Вы понимаете, о чем я говорю? Человек должен проложить дорогу другим через громадный лес, полный тайн и опасностей. Он кое-где идет по тропинкам, где-то чуть не тонет в трясине, где-то натыкается на ядовитых змей или хищных зверей, где-то прорубается через сплошную чащу, а потом, израненный, обессиленный, видит, что можно было пройти другим, более простым и безопасным путем. И вот он выходит на опушку, и лес, казавшийся неприступным, пройден, ну, пусть не насквозь, пусть не через центр, но пройден.
    Иван Овечкинцитируетв прошлом году
    о как быть другим, которые должны будут пойти вслед за ним? Он так торопился, что не мог расставить вехи, показать другим, где и как идти, где гнездятся ядовитые змеи, как пройти болотную топь, густые заросли, с какого дерева виден дальнейший участок пути. Всем придется проходить этот путь заново, подвергаясь тем же опасностям, приходя в отчаяние, попусту тратя силы там, где их можно было бы сберечь. Вот что такое фактическое отсутствие экспериментальной базы, строгой и точной проверки опытом.
    Иван Овечкинцитируетв прошлом году
    Представьте, например, что геолог отправился в Гималаи искать какое-то ценнейшее месторождение. Он долго бродил в опасных и совершенно неисследованных местах, истратил массу сил и в конце концов поймал живого снежного человека… Сенсация! Все потрясены! Ну, а как же все-таки с ценнейшим месторождением? Да по-прежнему! Этот геолог так ничего и не узнал: он увлекся погоней за снежным человеком.
    Иван Овечкинцитируетв прошлом году
    Сначала я вдруг подумал, что все это ни к чему. Ну, все, что мы делаем. Просто мне стало неинтересно. И вы, и все кругом, и я сам. Но когда мне говорили: встань, ходи, садись, - я это делал. Только уже будто не я, а кто-то другой, внутри меня.
    Artak Petrosyanцитируетв прошлом году
    линная очередь у какого-то здания. То же здание — внутри. Марсиане в светлых комбинезонах проделывают над приходящими однотипную операцию — делается укол или надрез на плече, потом к надрезу прижимают какой-то аппарат. Такие же сцены у других, похожих по архитектуре зданий.
    Faith Tiuцитирует2 года назад
    , теперь скажи мне, только по совести, – оживился покойник, – ты хочешь осчастливить весь Космос и приходишь в восторг, узнав о конфузе приятеля?! А не пришло ли в заклепанную твою башку, что сперва не мешало бы оптимизировать свои собственные этические параметры?
    Alexander Tregubцитирует2 года назад
    Единственное, чего он должен был избегать, это мысленного напряжения, от которого разогревался его кварцевый мозг, и это могло его погубить. Поэтому он решил сохранить себе жизнь, прибегнув к бездумности, и благодаря этому одержать победу над крионидами.
    Марьяна Анонасовацитируетв прошлом году
    – Вот оно как – значит, и волноваться нельзя? Ну да ладно, главное – не думать!
    alesyasmirnova97цитирует2 года назад
    – Небольшая шлифовка и продувка пойдут им на пользу, –
    luinnobцитирует2 года назад
    Хотите услышать мое излюбленное определение человека? Это существо, которое охотнее всего рассуждает о том, в чем меньше всего разбирается.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз