Сергей Степняк-Кравчинский

Кравчинский Сергей Михайлович - русский революционер-народник, писатель. Родился в семье военного врача. В 1870 окончил Михайловское артиллерийское училище в Петербурге, в 1871-73 учился в Лесном институте. Революционную пропаганду начал в 1870 среди слушателей артистического училища и рабочих. С 1872 член общества чайковцев. Осенью 1873 ходил "в народ", вёл пропаганду среди крестьян Тверской и Тульской губернии. Вскоре был арестован, бежал и перешёл на нелегальное положение. В конце 1874 эмигрировал. Летом 1875 участвовал в Герцеговинском восстании, сотрудничал в газете "Работник" (Женева) бакунистского направления. Политические взгляды Кравчинского были расплывчаты: он разделял анархистские взгляды М. А. Бакунина, затем сочувствовал политическим взглядам П. Л. Лаврова. В пропагандистских сказках - "Сказка о копейке" (1874), "Мудрица Наумовна" (1875), о которой одобрительно отозвались И. С. Тургенев и Г. И. Успенский, "Из огня да в полымя!..." (1876) и др. Кравчинский популяризовал идеи социализма, рассказывал о К. Марксе, призывал к бунту. За участие в 1877 в вооруженном восстании в итальянской провинции Беневенто арестован, амнистирован в январе 1878. С мая 1878 нелегально жил в Петербурге, был членом "Земли и воли", устраивал типографию, редактировал первый номер журнала "3емля и воля". 4 августа 1878 убил шефа жандармов Н. В. Мезенцова. В конце 1878 скрылся за границу. Жил в Швейцарии, Италии, с 1884 в Лондоне (где погиб, попав под поезд). С начала 80-х гг. примкнул к народовольцам, расходясь с некоторыми членами её по многим существенным вопросам. В 90-х гг. отрицал террор как метод политической борьбы. Основал в Лондоне в 1891 "Фонд Вольной Русской Прессы", который выпускал запрещенные произведения В. Г. Короленко, В. В. Берви-Флеровского и самого Кравчинского - "Заграничная агитация" (1892) и "Чего нам нужно и начало конца" (2 издание, 1892), последнюю статью цитировал В. И. Ленин ("Политическая борьба и политиканство", "Искра", № 26, 1902). Организовал в Лондоне английское "Общество друзей русской свободы" (1890), редактировал его орган - журнал "Free Russia" (v. 1-3, 1890-92). Выступал с лекциями и докладами о России. За границей Кравчинский написал и издал много книг о России и главным образом о русских революционерах: художественные и публицистические очерки - "Подпольная Россия" (1881, рус. пер. автора 1893), "Россия под властью царей" (т. 1-2, 1885, рус. пер. 1964), "Царь-чурбан и царь-цапля" (т. 1-2, 1895, рус. пер. 1921); романы - "Андрей Кожухов" (1889, рус. пер. 1898), "Штундист Павел Руденко" (1894). Творчеству Кравчинского присущи романтическое отношение к действительности, эмоциональность, революционный пафос. Кравчинский был в дружеских отношениях с Ф. Энгельсом (с 1884). Э. Маркс-Эвелинг, Г. В. Плехановым, У. Моррисом, Б. Шоу, О. Уайльдом, Г. Брандесом. Дж. Кеннаном, Э. Войнич. Незаурядная и обаятельная личность Кравчинского, его своеобразный талант отражены во многих мемуарах (Н. А. Морозова, П. А. Кропоткина, В. И. Засулич, Б. Шоу, Г. Брандеса), в романах Э. Золя ("Жерминаль"), Э. Войнич ("Овод"), в "Возмездии" А. А. Блока. Произведения К. оказали влияние на общественное мнение Западной Европы и США, впервые ознакомив его с подлинным характером русского революционного движения. Нелегально проникая в Россию, книги К. содействовали воспитанию нескольких поколений русских революционеров

Книги

Переводы книг

Цитаты

Ксения Нечесановацитирует4 месяца назад
царю удалось умиротворить его только тем, что он пожертвовал несколькими любимцами, предав казни самых верных своих советников, которых простой народ, как обычно, считал виновниками всех бед.

И спустя столетия, века ничего не меняется…

Ксения Нечесановацитирует3 месяца назад
Печать -- высший мир мысли, и она не способна к самозащите. Долг других установлений общества -- объединиться для охраны этой жизненно важной части своего организма. Если они на это не способны, печать окажется во власти силы. Деспоты будут держать свою жертву в тисках и либо сокрушат и уничтожат ее, либо позволят ей жить и дышать так, как это им будет угодно. Вот почему положение печати служит наилучшим мерилом силы деспотизма. С этой точки зрения история взаимоотношений русской прессы и самодержавия в высшей степени интересна.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз