Дэниэл Брук

    Марго Крутиковацитируетв прошлом году
    Ост-Индская компания, получившая монополию на голландскую торговлю с Азией, имела значительно больше полномочий, чем импорт и экспорт. Она могла основывать колонии, вести межгосударственные переговоры, чеканить монету, собирать налоги и даже вступать в войну.
    Мощь этой компании зиждилась прежде всего на технологиях: в Зандаме она сооружала огромные корабли, настоящие плавучие города, и отправляла их в самые отдаленные уголки мира. Именно на этих верфях и работал Петр Великий,
    Марго Крутиковацитируетв прошлом году
    век, когда демократия Голландской республики, ограниченная монархия английского короля Вильгель­­ма III и французский абсолютизм Людовика XIV вроде бы на равных боролись за будущее, Петр ради собственного удобства решил, что автократия является характерной чертой современности.
    Марго Крутиковацитируетв прошлом году
    Однако со временем становилось все более очевидно, что царизм — форма правления, годная разве только для варварского захолустья, а то и вовсе заслуживающая быть отправленной на свалку истории. Открыв Россию всему миру и пустив корабль государства по быстрым течениям современности, Санкт-Петербург грозил дестабилизировать всю страну.
    Марго Крутиковацитируетв прошлом году
    Полное юношеской любознательности путешествие Петра по Европе было для Вольтера воплощением научного духа Просвещения. Вместо того чтобы слушать предвзятые рассказы бородатых попов о западных безбожниках, Петр захотел увидеть все своими глазами, а по возвращении ограничил власть православной церкви и реформировал страну, которую многие европейцы считали безнадежно варварской. В ответ на упреки в непрактичности и фантазерстве, звучавшие в адрес Вольтера и его соратников, он мог указать на Петербург, как будто говоря: «Съездите, посмотрите, потом поговорим».
    В итоге Екатерине так и не удалось зазвать Вольтера к себе — в его преклонном возрасте такое путешествие было ему не по силам. Зато после кончины мыслителя она смогла приобрести на аукционе его личную библиотеку. Ее перевезли в Эрмитаж, где за ней присматривал мраморный двойник Вольтера, которого Екатерина заказала французскому скульптору Жан-Антуану Гудону. Его работа, ставшая одним из самых знаменитых экспонатов музея, изображает Вольтера сидящим в кресле, в классическом хитоне, скрывающем его хрупкую фигуру, — 80-летний философ насмешливо смотрит на мир с высоты своего опыта, который не под
    Марго Крутиковацитируетв прошлом году
    В 1790 году, когда европейские страны уже стремительно урбанизировались, более 95% российского на
    Марго Крутиковацитируетв прошлом году
    Во всей русской армии, от генералов до рядовых, была лишь одна тема для разговоров — как хороша жизнь за границей»
    undlakeцитирует2 года назад
    Поскольку сам я из Нового Света, а писать мне пришлось о Старом, эта книга написана с точки зрения постороннего.
    kseniia shabalinaцитирует2 года назад
    По словам двух американских обозревателей, «все и всё, что здесь есть, – роскошь, рабочие, архитекторы, акценты, даже мечты – доставлены сюда на самолете откуда-нибудь еще»5.
    kseniia shabalinaцитирует2 года назад
    Эти англоговорящие города стали горнилом китайского и индийского прогресса, где местные жители в спорах формулировали, что это значит – быть китайцем или индийцем в современном мире. Эти колониальные города породили мужчин и женщин, которым стало нестерпимым колониальное иго и которые в конце концов его свергли.
    Марго Крутиковацитируетв прошлом году
    населения оставалось сельским. Грамотных среди мужчин в России было от 2 до 7% против 47% во Франции, 68% в Британии и 80% в Пруссии37. Даже в обожающем книги Петербурге большинство простого народа оставалось безграмотным38, что закладывало в стремящейся к современности столице основу для чудовищного общественного расслоения. Петр и Екатерина доказали скептикам, что образцовую современную столицу можно построить. Но долго ли она продержится?
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз