Дни нашей жизни, Микита Франко
Книги
Микита Франко

Дни нашей жизни

Читать в приложении
София Амирова
София Амировацитируетв прошлом году
— Я устал от этого проклятого русского выбора: между насилием и насилием. Здесь даже дети только и могут, что выбирать себе палачей
Сушко Катерина
Сушко Катеринацитирует8 месяцев назад
Можешь ответить ему, чтобы он перестал вымещать свои комплексы, связанные с навязчивой мужской гендерной социализацией, на таком хорошем человеке, как ты.

Я поморгал:

— Что?

— Просто скажи, что он тупой!
Аліна Чубарко
Аліна Чубаркоцитирует10 месяцев назад
«Жил-был король…» — так начиналась эта сказка. Пока не гениально, но сейчас начнётся.

«…Он был королём Четырёхдевятого Королевства и славился тем, что был очень жаден. Все его личные вещи были сделаны из золота, в его спальне были золотые стены, пол и потолок, а вместо кровати он спал на деньгах. Он мечтал обладать всеми богатствами мира.

У короля был сын. Когда мальчику исполнилось десять лет, у него открылся удивительный дар: когда он плакал, его слёзы превращались в золото. Узнав об этом, король решил, что хочет украсить свою королевскую корону пятьюдесятью золотыми слезинками, и велел слугам доводить сына до слёз до тех пор, пока он не выплачет все пятьдесят слёз.

Днями и ночами мальчика били розгами, собирая все слёзы с его лица. Но на второй день он привык к боли и перестал от неё плакать. Слуги всеми силами пытались заставить его зарыдать снова, но ничего не помогало. Кухарка даже принесла с кухни лук, но и это не сработало. Тогда король приказал:

— Приведите его мать и зарежьте её у него на глазах.

Слуги были в ужасе, но приказ есть приказ. Поздно вечером они привели мать к мальчику в комнату и убили её.

Тогда он снова заплакал от горя. Слуги обрадовались и принялись заново собирать его слезинки. Но когда их общее число достигло сорока девяти, мальчик вдруг снова перестал плакать. Все были в отчаянии — ведь недоставало всего одной слезинки!

Как они ни старались дальше вызвать слёзы у мальчика, больше ничего не срабатывало. Тогда слуги позвали короля, а он велел привести врача, чтобы тот сказал, почему его сын больше не может плакать.

Врач осмотрел мальчика и сказал:

— У него просто кончились слёзы. Он никогда больше не заплачет.

Поняв, что так и не сможет украсить корону слезами своего сына, король так расстроился, что от собственной жадности и жестокости заплакал сам. По его щеке скатилась слеза. Пятидесятая.

Но она не превратилась в золото».
Ильдар Шайдуллин
Ильдар Шайдуллинцитирует4 месяца назад
Иногда думаешь, что Ярик — это просто Ярик и все люди — просто люди, а вечером каждый возвращается в свое собственное несчастье, о котором ты ничего не знаешь.
Nokia Jeramire
Nokia Jeramireцитируетв прошлом году
размышлял над самым главным детским вопросом: зареветь или не зареветь
Alexander
Alexanderцитирует4 месяца назад
Почему в школах не учат ничему полезному? Не рассказывают, как помочь человеку? Тысяча знаний, полученных за семь лет, в случае с Ваней годились лишь на то, чтобы их забыть и выкинуть.
alina
alinaцитирует4 месяца назад
Семья — это то, что с тобой навсегда. Вещи, красота, партнеры пришли и ушли, а семья никогда не уйдет
Владимир Харитонов
Владимир Харитоновцитирует4 месяца назад
устал от этого проклятого русского выбора: между насилием и насилием. Здесь даже дети только и могут, что выбирать себе палачей.
Anel Kulakhmetova
Anel Kulakhmetovaцитирует4 месяца назад
Многие думают, что если в семье есть врач, значит, все домочадцы залечены, спасены от всех бед и бессмертны по умолчанию.
Valessa Oleaster
Valessa Oleasterцитирует4 месяца назад
— Может, ты хотя бы наденешь что-нибудь не дырявое? — говорил Лев.

— А какая разница? — спрашивал Слава.

— Это же театр.

— Всё еще не вижу причин переодеваться.
Катя Постникова
Катя Постниковацитирует10 месяцев назад
пытаюсь. Ты вообще не в моем вкусе.

— Да?

— Ага.

— Могу я тогда пойти познакомиться с тем блондином за твоей спиной?

— Нет, — ответил Лев, даже не обернувшись на блондина.

— А на каком основании ты мне запрещаешь?

— На том основании, что ты спросил разрешения.
Инга
Ингацитирует4 месяца назад
Все предки — косячники, от этого никуда не деться. Когда ты станешь батей, тоже будешь косячить — может, даже похлеще. Такой круговорот родительских ошибок
senoko
senokoцитируетв прошлом году
Мы поселились в гостинице на Невском проспекте, и Слава со Львом говорили, что вокруг очень красивые дома, а как по мне — просто страшенные. Большие, грозно нависающие, и между ними даже нет прохода. Чуть позже я ещё увидел дворы-колодцы, в которых самое классное, что можно сделать, — это незаметно умереть.
noktuanna
noktuannaцитирует4 месяца назад
Понимаю, я бы тоже не хотел жену, которая прыгает под автобусы.
Ирис
Ирисцитирует4 месяца назад
— Я устал от этого проклятого русского выбора: между насилием и насилием. Здесь даже дети только и могут, что выбирать себе палачей.
Венера Молоковская
Венера Молоковскаяцитирует8 месяцев назад
До чего же трудно быть социально активным…
Adam Voronov
Adam Voronovцитируетв прошлом году
взрослые, не переоценивайте закрытые двери!
Анастасия Андреева
Анастасия Андреевацитируетв прошлом году
Если единственный аргумент за жизнь — это поцелуи и секс, то жизнь правда ничего не стоит.
Анастасия Андреева
Анастасия Андреевацитируетв прошлом году
Я умру назло всему свету.
Elena Altman
Elena Altmanцитируетв прошлом году
Наблюдая за этим, я чувствовал, как в моей голове что-то трещит. Сейчас я думаю, что это был шаблон.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз