Николай Свечин

Выстрел на Большой Морской

    Артурцитирует6 лет назад
    Общество, в котором стыдно быть патриотом, но модно – либеральным болтуном, обречено на крушение.
    Вячеслав Черепахинцитирует2 года назад
    Факт вскрытия частной корреспонденции не радует государя, но он согласен, что в интересах безопасности не до чистоплюйства
    Вячеслав Черепахинцитирует2 года назад
    И Плеве, и Благово хорошо знали, сколь развращена императорская фамилия.
    Алиса Савельевацитирует2 года назад
    Недавно евреи привезли в столицу новый вид преступлений: хипес. Это когда женщина заманивает мужчину к себе в комнату, в которой стоит единственный стул. Клиент раскладывает на нём свою одежду, уходит с головой в процесс соития, а в это время дверцы шкапа бесшумно распахиваются и ловкие руки сообщника быстро обшаривают его бумажник. Всё никогда не забирают, чтобы покража обнаружилась не сразу. Жертвами хипеса стараются выбирать людей, по виду женатых; таким сложнее идти в полицию жаловаться.
    Alexey Fourtidisцитирует2 года назад
    Да… Живём шутя, а помираем взаправду.
    Konstantin Sobolkovцитирует2 года назад
    дальше у нас Сретенка с Грачёвкой (правильно – Драчёвкой). Тоже огромный преступный район, больше, чем Хитровка с Лубянкой, вместе взятые. Столицей является трактир «Ад» на углу Трубной улицы и Колокольного переулка. Это третье самое страшное в Москве место, после «Каторги» и Полякова трактира; возможно, и самое ужасное во всём городе.
    Aigerim Dauletkeldinovaцитирует3 года назад
    Ишшо затемно приходил к ней еёйный кредитный. Знакомая нам личность. Большой такой, напримерно, с печь размером.
    Aigerim Dauletkeldinovaцитирует3 года назад
    Титулярный советник отбросил половинки бревна, оседлал поверженного врага и схватил его за горло:
    – Сдавайся, пёс, а не то удушу!
    Федя-Заломай поморгал синими детскими глазами и пробормотал, захлёбываясь кровью:
    – Не душите, дяденька, я сдаюся
    Aigerim Dauletkeldinovaцитирует3 года назад
    Генерал опять пошамкал губами, потом сказал, глядя на Благово с некоторой иронией:
    – Видите ли, молодой человек, я только с виду придурковатый.
    Aigerim Dauletkeldinovaцитирует3 года назад
    Прямо по мостовой бодрым шагом к людям Верлиоки приближался огромного роста хлопец в чернёном тулупе[100] и треухе, с простодушным круглым лицом. Он легко, словно прутиком, размахивал над головой самым настоящим бревном, в сажень длиной и вершка в три толщиной, и орал:
    – А-а-а! И-ро-ды! Вот я вас!
    Aigerim Dauletkeldinovaцитирует3 года назад
    А как живётся на вольных хлебах?
    – Понимаешь, если бы деньги сами собой образовывались, вот, например, как сопли в носу… А так приходится рысачить. Зато мне никто ничего не может приказать
    Aigerim Dauletkeldinovaцитирует3 года назад
    Вы знакомы с тайным советником Перфильевым?
    – Это со Стёпой? Лично, слава Богу, нет, но говорят о нём исключительно плохое.
    Мария Мурашовацитирует3 года назад
    Похожая картина на Петербургской стороне. Здесь тоже заправляют хуолигэны, но количество шаек больше. Основных четыре: «гайда», «рощинские», «дворянские» и «ждановские» (названия берутся от улиц, где квартируют бойцы). Эта часть столицы всегда жила особняком, не интересуясь тем, что делается за рекой. Шайки задирают прохожих даже днём и даже на Большом проспекте, и полиция ничего не может с ними поделать. Лыкову пришлось однажды спасаться от «гайды» бегством: первых двух он снёс, но когда на подмогу подоспело ещё два десятка негодяев, отважный богатырь счёл за лучшее задать стрекача… Имеются на Петербургской и настоящие громилы, профессиональные душегубы. Штаб-квартира их – нехороший ресторан «Днепр» на Зверинской улице, да и все соседние с рестораном дома заняты фартовыми. Обывателю туда лучше не соваться, так же, как и в Александровский парк. Последний пользуется в городе особенно дурной славой: на всём правом берегу Невы это самое опасное место.
    Yulia Nikonovaцитирует3 года назад
    К Казанской улице выходит длинный Фонарный переулок – одно из самых беспокойных мест в столице
    Galina Makarovaцитирует3 года назад
    Общество, в котором стыдно быть патриотом, но модно – либеральным болтуном, обречено на крушение. И никакая полиция его не спасёт.
    Лена Мироновацитирует3 года назад
    А с обществом, мил человек, рази поспоришь? Оно – сила. Либо перекуёт тебя, как ему надоть, либо перекусит. Попал в стаю – лай не лай, а хвостом виляй.
    Лена Мироновацитирует3 года назад
    Самое жуткое место в городе находится именно здесь – это печально известный «Малинник». Так называется обычный на вид трёхэтажный, жёлтого окраса дом на Сенной площади позади гауптвахты.
    Лена Мироновацитирует3 года назад
    Старая и Новая Деревни в преступном отношении совершенно ничем не примечательны.
    Лена Мироновацитирует3 года назад
    Фабричные – самое развращённое сословие в России: количество совершаемых ими преступлений, в пересчёте на тысячу душ, в 19 (!) раз превышает этот показатель в среде крестьянства.
    Лена Мироновацитирует3 года назад
    Общество, в котором стыдно быть патриотом, но модно – либеральным болтуном, обречено на крушение
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз