bookmate game
Сельма Лагерлёф

Перстень Левеншельдов

«Сага о Йёсте Берлинге» — одна из знаменитейших книг шведской литературы. Необыкновенное сочетание фольклора и действительности, народных легенд и преданий с классическими сюжетными перипетиями реалистической драмы создают необыкновенную атмосферу и ставят этот роман в ряд наиболее оригинальных и увлекательных произведений девятнадцатого века. Впрочем, эти же слова применимы ко всем произведениям шведской писательницы Сельмы Лагерлёф. Трилогия о семье Лёвеншёльдов — великолепная сага, охватывающая историю пяти поколений, полная таинственных связей, роковых предзнаменований, невероятных приключений, и все это на фоне реальных исторических событий.
1 212 бумажных страниц
Издательство
Азбука-Аттикус
Уже прочитали? Что скажете?
👍👎

Впечатления

    kittymaraделится впечатлением8 месяцев назад
    👍Советую
    💡Познавательно
    🎯Полезно

    Такой вот мягкий, продуманный, скандинавский предфеминизм

    Заметила, что именно в книгах скандинавских и английских писательниц того времени очень сильно ощущается предвестие духа феминизма. Но если у британок выражение идеи достаточно агрессивное, по моим личным ощущениям, то у скандинавок как-то получалось более продуманно, не раздражающе. Там, где всякие там джейн эйр выходили замуж, только заимев свои деньги и мысленно благодаря автора за инвалидность будущего супруга, здесь придурошный мужик обижает женщину, и она как бы склоняется перед его финтами, но не ломается, казалось бы, покоряется неизбежному, но по результату все равно торжествует победу. Причем, как-то это все происходит не обидно для самодура. Хотя кое-кого стоило бы макнуть в его же нечистоты по самую маковку, ибо заслужил.

    Прочитала все три части. И они неравноценные. Самая атмосферная - первая, в которой призрак бравого шведского Енерала неистово кошмарит округу, ибо из его могилы посмели похитить перстень, жалованный самим Амператором карлом, что ли. И никому через сие низкое злодейство нет покоя. Эти шведы прошлых времен, не то что сейчас. Это были огого какие зловредные рубаки. Так что через козни покойника пострадало немеряно народу, включая его потомков. Ибо перстень должОн быть возвращен и никаких гвоздей во крышку гроба. В общем, возвернули таки, то есть почти хэппи энд, правда не для всех.

    А дальше началось несколько затянутое повествование о всяких побочных ветвях сего славного рода. Особливо об одном из отпрысков, который имея прекрасную мамашу-фею-музу-и-так-далее и все необходимое для успешного жизненного старта, ударился в религию. И это на самом деле - не катастрофа. Катастрофа выразилась в том, что ежели заставить дурака богу молиться... Причем, расшибал он там не только свой лоб, многим неслабо досталось. И мамаше, и невесте, и еще одной невесте, и даже преданной фанатке-аки-маньячке.
    И все они так или иначе нянчились с этим недоделанным ревнителем веры и опосля всяких его откровенно глупых или подловатых заскоков бесконечно отвечали добром. Даже маньячка, преследуя низменные цели, боготворила предмет обожания. И не сказать, что он был плохой человек. Нормальный религиозный, донельзя экзальтированный, фанатик, которому надоть было ни под каким соусом не связываться с женщинами, а самому нести свой крест, выражающий в виде полной категоричности и черно-белого взгляда на мир. Что в конце концов и произошло, и пошло всем только на пользу.

    Короче, я тут было думала, что мужская слабость в той или иной степени перед женщинами - это некая фишка современной скандинавской литературы. А тут вижу, что нет. Надо будет почитать классиков-мужчин, чего они там писали об отношениях полов. Потому что сейчас их писатели вне половой принадлежности ваяют опусы о сильных женщинах и слабых мужчинах.
    Собственно, у той же лагерлеф в ее трилогии наблюдаются не только самодуры и тираны, но полусамодуры и полутираны, и хорошие мужики, но как-то их всех так или иначе строят фру самых разных мастей. Такой вот мягкий, продуманный, скандинавский предфеминизм.

    Лариса Николаеваделится впечатлением5 лет назад
    🐼Мило

    Интересно.Очень легко читается

    bookshafделится впечатлением7 месяцев назад
    👍Советую
    🔮Мудро
    💧До слез

Цитаты

    Анастасия Колупаевацитирует20 дней назад
    ведь он по рождению иноземец, а об иноземцах известно, что кражу они не считают за грех
    Анастасия Колупаевацитирует20 дней назад
    Он способен был не только сверкать, трещать, дымить и чадить. В его власти было пробудить в человеческой душе желание резвиться.

    Ибо что такое человеческая душа, как не резвящееся пламя? Да, да, она и есть огонь! Она вспыхивает в самом человеке, охватывает его и кружится над ним, точь-в-точь как огонь вспыхивает в серых поленьях, охватывает их и кружится над ними. Когда те, кто собирался зимними вечерами вокруг полыхающего огня, молча сидели часок-другой, глядя в очаг, огонь заговаривал с каждым из них на своем собственном языке.
    Анастасия Колупаевацитирует20 дней назад
    Нельзя не признать, что леса у нас в Вермланде были в ту пору обширны, а пашни малы, дворы велики, зато дома тесны, дороги узки, зато холмы круты, двери низки, зато пороги высоки, церкви неприглядны, зато службы долги, дни жизни коротки, зато горести бессчетны. Но из-за этого вермландцы вовсе не вешали голову и никогда не плакались.

    Бывало, мороз бил посевы, бывало, хищные звери губили стада, а кровавый понос — детей: вермландцы все равно почти всегда сохраняли бодрость духа. А иначе что бы с ними сталось?

    Но, быть может, причиной тому было утешение, обитавшее в каждой усадьбе. Утешение, которое служило как богатым, так и бедным, утешение, которое никогда не изменяло людям и никогда не знало устали.

    Но не думайте, право, что утешение это было нечто возвышенное или нечто торжественное, вроде Слова Божьего, чистой совести или счастья любви! И уж вовсе не думайте, что было оно нечто низменное или опасное, вроде бражничанья или игры в кости! А было оно нечто совсем невинное и будничное: то было не что иное, как пламя, неустанно пылавшее в очаге зимними вечерами.

    Господи боже, какую красоту и уют наводил огонь в самой жалкой лачуге! А как шутил он там со всеми домочадцами вечера напролет! Он трещал и искрился, и тогда казалось, будто он потешается над ними. Он плевался и шипел, и казалось, будто он передразнивает кого-то брюзгливого и злого. Подчас он никак не мог сладить с каким-нибудь суковатым поленом. Тогда в горнице становилось дымно и угарно, словно огонь хотел втолковать людям, что его кормят слишком скудно. Подчас он ухитрялся обернуться раскаленной грудой угля, как раз когда в доме кипела работа, так что оставалось только сложить руки на коленях да громко смеяться, покуда он не вспыхнет вновь. Но пуще всего огонь проказничал, когда хозяйка приходила с треногим чугунком и требовала, чтобы он поварничал. Изредка огонь бывал послушен и услужлив и дело свое справлял быстро и умело. Но нередко он часами легко и игриво плясал вокруг котла с кашей, не давая ей закипеть.

    Зато как весело, бывало, блестели глаза хозяина, когда, насквозь вымокший и замерзший, он возвращался в ненастье домой, а огонь встречал его теплом и уютом! Зато как чудесно бывало думать об огне, который бодрствует, излучая яркий свет в темную зимнюю ночь, словно путеводная звезда бедного странника и словно грозное предостережение рыси и волку!

    Но огонь в очаге умел не только согревать, светить и поварничать

На полках

fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз