Филипп Дзядко

Глазами ящерицы

    Derek Jarцитирует3 месяца назад
    Письма от уехавших друзей, их — часто шифрованные — звонки, обсуждение писем и звонков оставшимися с оставшимися, эта работа по поиску связи и заполнению пустоты становится основой для новой культуры, вырастающей на месте разрушенной отъездами. И так несколько раз, вслед каждому прощанию. А новый язык всякий раз помнит о предыдущих формах разговора: это вопрос выживания.
    Лера Пьянковацитирует4 месяца назад
    У нас была игра — я убегал от нее и кричал: «я уезжаю навсегда», потом бежал назад, и мы обнимались: «я вернулся».
    Игорь Кириенковцитирует4 месяца назад
    Событие — это происшествие, обнаружившее собственный смысл
    Аля Козорезовацитирует11 дней назад
    О том, что изменения времени и есть содержание поэзии как таковой, что ее задача — уловить эти изменения поверх шума.
    Аля Козорезовацитирует11 дней назад
    «Мир меняется, и очень быстро. Сейчас мы живем в другом мире, нежели тот, который был даже четыре-пять лет назад. Вместе с миром меняется человек, и все, что он теперь говорит, он говорит на других основаниях. Вот и поэзия ищет для себя новые основания, чтобы ее высказывание не оказалось вчерашним, не говорящим ничего существенного».
    Аля Козорезовацитирует11 дней назад
    нужно научиться работать со временем и различать его скорость.
    Аля Козорезовацитирует11 дней назад
    это разделение на «них» и «нас» очень важное, за это несмешение всех со всеми, за право на свое «я» и «мы» идет борьба и в этом, и в предыдущем стихотворениях.
    Аля Козорезовацитирует11 дней назад
    Мягкий карандаш и твердое перо — не о поэте, а о власти.
    Аля Козорезовацитирует15 дней назад
    И еще в том, что за предыдущее десятилетие наша поэзия разучилась работать со временем как с быстро меняющейся вещью, и нужно было заново этому учиться. Поэтому я очень редко читаю стихи, написанные до 97-го года: не потому что они мне кажутся неактуальными, а потому что существующий в них принцип работы иной — работать со временем, как с твердой вещью, [точнее] работать со временем как с медленной вещью или работать со временем как с быстрой вещью — это абсолютно разная работа».
    Аля Козорезовацитирует18 дней назад
    В этом разговорном кружении, сталкивании находились слова для выражения того, что нас окружало. Иногда эти слова были случайными, иногда — точными. Сейчас я понимаю, что именно это и было главной работой, которая совершалась в то время. Находить имена и учиться существовать в этом мире. Собственно, речь идет об определенной экзистенциальной технике: что делать с той стеной, которая постоянно на тебя валится и грозит тебя полностью завалить. Как бы научиться так ее подпирать, чтобы не биться об нее головой, — не делать это своим единственным занятием, потому что жалко тратить на такое свою голову, свою жизнь».
    Аля Козорезовацитирует18 дней назад
    речи сегодняшнего дня и речи настоящего времени.
    Аля Козорезовацитирует18 дней назад
    «Может быть, стихам нужен разговор еще и потому, что сами стихи — разговор, только идущий на особом языке — языке настоящего времени. Настоящее — это время событий. От времени сегодняшнего оно отличается примерно так же, как событие отличается от происшествия. Событие — это происшествие, обнаружившее собственный смысл».
    Аля Козорезовацитирует18 дней назад
    Шум, шурум-бурум противостоят осмысленному разговору, а именно в нем — залог существования.
    Аля Козорезовацитирует18 дней назад
    Шурум-бурум, распад диалога и невозможность общего дела встречаются и в другом стихотворении М. А. — 1982 года:
    Аля Козорезовацитирует18 дней назад
    Разговор исчезает — это важная тема. Вместо него теперь «шурум-бурум да шахсей-вахсей» — гул ленты фейсбука и псевдоновостей, пустые речи и бессмыслица, и даже страшнее: уже знакомое «нестройное ура», которое идет на нас стеной.
    Аля Козорезовацитирует18 дней назад
    Так в книгу входит воздух сегодняшнего дня.
    Аля Козорезовацитирует18 дней назад
    У себя в фейсбуке М. А. публиковал цитату из Голды Меир. Мне кажется, ее можно читать как комментарий к истории червивого голоса и хранителя места: «Наши враги хотят видеть нас мертвыми. Мы хотим жить. Я не вижу здесь больших возможностей для компромисса».
    Аля Козорезовацитирует18 дней назад
    чтоб перед новым образцом,
    почти впотьмах схватившись с бездной,
    не провалиться в мертвый сон,
    а встать на пустоте безместной.
    Аля Козорезовацитирует18 дней назад
    От этой близости двух эпох и стихи 2010-х становятся ближе стихам 1970-х. Им снова, как сорок лет назад, надо заниматься утверждением существования, осуществлять идею спасения. Является ли человек человеком в полном смысле этого слова? Что за народ неполный? 2010-е годы оказываются внутри той же битвы: «Очевидно, это и является главным уроком 70-х, жизнь сквозь отчаяние, жизнь в понимании того, что отчаяние — это не последнее, что что-то существует и за ним и что к отчаянию можно отнестись как к рабочему состоянию».
    Аля Козорезовацитирует18 дней назад
    «И то и другое — это начало абсолютно нового, новой эпохи. И как следствие, и то и другое — это эпоха подозрений. Ведь семидесятые были эпохой самых основательных подозрений. Под подозрением находилось и твое собственное существование. Но основное подозрение было, является ли советский человек человеком в полном смысле этого слова и что в конце концов оказалось сильнее — человек или власть. Казалось бы, в 80–90-е ответили определенным образом на это, то есть человек оказался сильнее. Но сейчас мне кажется, снова возникает эта эпоха подозрения».
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз