Книги
Елена Чхаидзе,Мирья Лекке

Россия — Грузия после империи

В сборник статей «Россия–Грузия после империи» вошли научные, литературные, публицистические материалы и интервью культурологов и литературоведов из разных стран (Великобритания, Германия, Грузия, Польша, Россия, США), а также наблюдателей постсоветских трансформаций русско-грузинских отношений. В исследованиях кажущейся знакомой темы «Россия–Грузия» главной задачей являлось выделить в рамках междисциплинарного и международного диалога новые темы и ракурсы моделирования новой реальности указанного литературно-культурного поля. Именно литература представила собой весьма полезный материал, позволивший заглянуть за кулисы геополитических нарративов, так как политически значимые мыслительные категории яляются неразрывно связанными как с литературными образами России и Грузии, так и с русско-грузинским мифом. Если в советскую эпоху русско-грузинский миф способствовал почти ритуальному изучению истории взаимоотношений двух народов, то начиная со второй половины 1980‐х годов именно этот миф стал своего рода фундаментом для политического, военного, а также, как тогда казалось, и культурного размежевания некогда «братских республик».
402 бумажные страницы

Впечатления

    👍
    👎
    💧
    🐼
    💤
    💩
    💀
    🙈
    🔮
    💡
    🎯
    💞
    🌴
    🚀
    😄

    Как вам книга?

    Вход или регистрация

Цитаты

    Dmitry Beglyarovцитируетв прошлом году
    Абхазию еще вспоминают как место возможного летнего отдыха, то о Южной Осетии не вспоминают вообще. О культурных связях говорить не приходится. Ни Абхазия, ни Южная Осетия никак не представлены в российском культурном пространстве. Впрочем, в отношении Абхазии следует сделать одно важное исключение: творчество скончавшегося в этом году Фазиля Искандера — хотя пик популярности его относится к 1960–1980‐м годам, но он имеет репутацию одного из лучших русских писателей конца ХХ века (в XXI он почти не писал).
    Dmitry Beglyarovцитируетв прошлом году
    «Земля особая вообще, особая для русского. Перечитав то, что увидел и описал тогда, в 70‐е, поразился: настолько отдельной и самостоятельной воспринималась Грузия, что я, не обинуясь, называл страной составную часть тоталитарного государства, казавшегося монолитом, о распаде которого в те годы не грезил никто. Какое это было изумление, какой урок» [294]. Так же своеобразно и целостно воспринималась советская Грузия Рышардом Капущинским, который замечал, что в воображении поляка СССР представлялся тоскливым и однообразным монолитом. Автор «Империи» не скрывал своего удивления, когда оказалось, что нерусским кавказским республикам удалось сохранить свои давние традиции, национальную гордость и местный, восточный колорит
    Dmitry Beglyarovцитируетв прошлом году
    в глазах представителей национальных республик, не идентифицирующих себя как русских, сама советская власть нередко выступает в роли сугубо внешнего фактора и определяется именно как «русская» власть, в то время как распад СССР преподносится в рамках публичной национальной самопрезентации как национальное освобождение, описываемое в традициях антиколониальной борьбы

На полках

fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз