Даниэль Арасс

Взгляд улитки. Описания неочевидного

Один из ярчайших французских историков искусства второй половины XX века Даниэль Арасс (1944–2003) в своей небольшой книге, впервые опубликованной в 2000 году, подвергает пристальному анализу несколько классических произведений живописи XVI–XVII веков, в том числе такие хрестоматийные, как «Венера Урбинская» Тициана и «Менины» Веласкеса. Построенная в форме писем ученице, написанная непринужденно и увлекательно, книга показывает, какое большое значение могут иметь в искусстве самые незначительные, на первый взгляд, детали и каким плодотворным оказывается применительно к ним иконологический подход с элементами семиотики.
161 бумажная страница
Правообладатель
ООО "Ад Маргинем Пресс"

Впечатления

    Natali Zamulaделится впечатлением3 месяца назад
    👍Советую

    Bookzделится впечатлением6 месяцев назад
    👍Советую
    💡Познавательно
    🚀Не оторваться

    Adel I.делится впечатлением7 месяцев назад
    👍Советую

Цитаты

    Софияцитирует2 года назад
    сцене Благовещения колонна традиционно воплощает собой присутствие Бога.
    hlebusshekцитирует8 дней назад
    Для рисования нужна кисть, а для нее — пучок волос. Пусть любые, но обязательно волосы, то есть рисовали всегда с помощью волос. И не говорите, что это игра слов: ведь что означает французское pinceau [52]? А? Откуда возникло это слово? Из латыни, и переводится как маленький пенис. Да, мои дорогие, маленький пенис, penicillus по латыни. Спросите у Цицерона. Стоит только об этом задуматься, как перед вами открывается невероятный простор для размышлений. Вы представляете размер кистей Веласкеса
    hlebusshekцитирует8 дней назад
    Таким образом, Мария не могла стать образцом для подражания, поскольку это была тайна. Что касается Евы, тут и говорить не о чем! Она во всем виновата, она поддалась, и она же, негодяйка, всем это известно, соблазнила несчастного Адама. Само проклятие, эта Ева. Впрочем, те же англичане про это помнят: по их мнению, регулы как раз и есть проклятие Евы, the curse of Eve, как они говорят, или еще проще — the curse — просто проклятие. И соответственно все женщины такие же, как их праматерь, — соблазнительницы, обольстительницы, лгуньи, болтуньи и тому подобное. Что же было женщинам делать? Невозможно превратиться из Евы в Марию. Ничего не попишешь, Ева и Мария — две противоположности. И вот доказательство: архангел Гавриил, приветствуя Марию, говорит ей AVE. Думаете, это случайность? AVE — это EVA наоборот. Гавриил знал, чтó говорил. Все прояснилось с первого слова: Мария свергает Еву и разрушает проклятие. Но что же было делать дочерям Евы? Ничего. Ничего, до тех пор пока для них не придумали Магдалину

На полках

fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз