Книги
Владимир Паперный

Мос-Анджелес. Избранное

    polyaroadцитируетв прошлом месяце
    В случае Кабакова интуиция подсказывает нам, что «там», безусловно, что-то есть, нечто очень важное, что всем нам необходимо узнать, но художник прилагает титанические усилия, чтобы от нас это скрыть. Он надевает на себя бесконечную серию масок, одна внутри другой — это как русская матрешка или смерть Кощея Бессмертного, которая находится в яйце, которое находится в утке, которая...
    Он не дает возможности насадить себя на булавку теории или школы. Как только нам показалось, что мы посадили его в искусствоведческую сетку, как он почти как его муха, уже перелетел в другое место. Радикальность его жеста состоит в том, что он примерно в одно время с Роланом Бартом и Мишелем Фуко поставил под сомнение саму идею авторства. Парадокс состоит в том, что художник, утверждающий вслед за Самюэлем Беккетом «какая разница кто говорит», произносит эти слова безошибочно узнаваемым голосом.
    polyaroadцитируетв прошлом месяце
    Это литературный проект, выполненный художником. Как сказал Роберт Сторр: «У Кабакова цели повествовательные, но средства изобразительные».
    polyaroadцитируетв прошлом месяце
    Религиозность для Кабакова — это состояние включенности в ноосферу, а свет — это атрибут такой включенности, своего рода индикатор, показывающий, что «прибор включен».
    moeoцитирует6 месяцев назад
    Все люди делятся на тех, кто, в принципе, может понять, и тех, кто не может
    moeoцитирует6 месяцев назад
    Сам Кабаков объяснял, что фанатический труд — это просто бегство от бессмысленности жизни.
    moeoцитирует6 месяцев назад
    Нас учили условному несуществующему английскому языку, тщательно охраняя нас от той реальной жизни, где английский язык функционировал.
    moeoцитирует6 месяцев назад
    «услужливый дурак опаснее врага»
    moeoцитирует6 месяцев назад
    На пороге стояла юная американская старушка в шортах.
    moeoцитирует6 месяцев назад
    фразу «неверующему человеку поверить очень легко».
    Вячеслав Ерофеевцитирует6 месяцев назад
    — Бабушка, а ты помнишь крепостное право?
    — Помню, внученька, — отвечала кроткая карелка.
    — А как его отменяли, помнишь?
    — Помню, внученька. Мы так плакали, так плакали. Что теперь с нами будет, кто о нас позаботится...
    smirnova1606цитирует4 года назад
    В Испании, как известно, воевал Михаил Кольцов и был потом описан Хемингуэем в романе «По ком звонит колокол» под именем Каркова.
    Yakov Trotцитирует4 года назад
    власть, не выполняющая своего предназначения, как сказал бы Державин, «от сильных защищать бессильных»,
    Yakov Trotцитирует4 года назад
    Писателя Юрия Домбровского в свое время спросили, почему он демонстративно вышел из Союза писателей в связи с процессом Синявского и Даниэля, а когда исключали Пастернака, не сделал ничего. Он ответил:
    — Орудие производства писателя — это его совесть. Если моя совесть задета, я писать не могу. Я не знаю, почему моя совесть никак не пострадала, когда исключали Пастернака, но сейчас моя совесть задета, и, чтобы сохранить способность писать, я должен был что-то сделать.
    Yakov Trotцитирует4 года назад
    Все это время Асаркан говорил. «Самый главный талант, — говорил он, — это не способность писать стихи или картины, это талант быть человеком. Мало кому удается»
    Yakov Trotцитирует4 года назад
    По своим последствиям Московский фестиваль молодежи и студентов 1957 года можно сравнить только с высадкой английских пуритан на скалу Плимут в бостонском заливе.
    Александра Самойловацитирует4 года назад
    Когда моя мама была пионеркой, она как-то спросила свою бабушку:
    — Бабушка, а ты помнишь крепостное право?
    — Помню, внученька, — отвечала кроткая карелка.
    — А как его отменяли, помнишь?
    — Помню, внученька. Мы так плакали, так плакали. Что теперь с нами будет, кто о нас позаботится...
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз