Эрих Мария Ремарк

Возвращение

Сообщить о появлении
Загрузите файл EPUB или FB2 на Букмейт — и начинайте читать книгу бесплатно. Как загрузить книгу?
Старая, старая песня: «Когда ты вернешься домой, солдат…» И что тогда? А тогда — страна в развалинах. А тогда — нищета, кризис, отчаяние одних — и исступленное, истерическое веселье других. И — деньги, деньги. Где взять денег? Любовь? Вы издеваетесь! Порядочность? Устаревшее слово! Каждый сам за себя. Каждый выживает в одиночку…
Эта книга сейчас недоступна
285 бумажных страниц
Правообладатель
Издательство АСТ
Переводчик
И А. Горкина

Впечатления

    Юра Примаковделится впечатлением3 года назад
    💧До слез

    Глухая ноющая боль и тоска. Бессмысленность и бренность ежедневного существования. Дружба и смерть в бою. Чем глубже уходишь в 21 век, тем меньше ты это понимаешь. Бегаешь, как белка в колесе, зарабатываешь, потребляешь. Устаешь, хочешь почувстовать жизнь - к твоим услугам Ремарк. Дозированная и концентрированная настоящая жизнь. Сто лет назад это было. Препоследний всплеск жизни и страданий. Сейчас так уже не пишут - и слава богу.

    Макс Шадринделится впечатлением3 года назад
    👍Советую

    Ремарк уже давно стал одним из любимых писателей. Данное произведение повествует о жизни солдат, только вернувшихся с фронта (речь идёт о первой мировой). Очень сильная и очень горькая книга. Ремарк в свойственном ему стиле передает всё, что происходит в головах молодых парней, переживших войну и вернувшихся в мир: ещё вчера они убивали людей, а сегодня оказались в абсолютно другой реальности, они потеряны, они не понимают, как им теперь жить. Мальчики, у которых забрали юность, в замен дав ночи в окопах под пулеметным огнем и наблюдение за повсеместной смертью.

    "мы чувствуем, как то темное, что до этой минуты камнем лежало на нас и не выпускало из своих тисков, постепенно переходит в озлобление. Когда мы пришли сюда, нами еще владел гипноз, и вот наконец мы полной грудью вздохнули, мы возвращаемся к жизни. Смутно ощущаем мы, как что-то теплое, скользкое хочет обвить нас, опутать наши движения, приклеить к чему-то. Это не только директор и не только школа, – и то и другое лишь звенья одной и той же цепи, – это весь здешний нечистоплотный, вязкий мир громких слов и прогнивших понятий, в которые мы верили, когда шли воевать. А теперь мы чувствуем всю фальшь, всю половинчатость, все спесивое ничтожество и беспомощное самодовольство этого мира, чувствуем с такой силой, что гнев наш переходит в презрение."

    И после всего этого им надо вновь втянуться в простую жизнь гражданского. У многих не получается. Здесь рассказана история нескольких судеб, а таких судеб были миллионы.

    "Только теперь мы видим по-настоящему, как все это смешно. Годами нас заставляли стрелять, колоть и убивать, а тут вдруг возникает важный вопрос: из какого класса мы пошли на войну – из шестого или седьмого. Одни из нас умели решать уравнения с двумя неизвестными, другие – всего с одним. А теперь это должно решить нашу судьбу."

    Я очень впечатлён книгой. Рекомендую перед этим прочесть "На западном фронте без перемен". Тем самым узнав всю несправедливость, мерзость и грязь самой войны.

    Sergio Buenoделится впечатлением4 года назад
    👍Советую
    💧До слез

    Печальный роман Ремарка, читал его в армии и многое из того, что написано было очень актуально на тот момент. Одно из лучших, На мой взгляд произведений Ремарка.

Цитаты

    Vladimir Kiryushinцитируетв прошлом году
    Это не всеобщая история, а история войн. Где имена великих мыслителей, физиков, медиков, изыскателей, ученых? Где описание великих боев, в которых мужи эти бились за благо человечества? Где изложение их мыслей, их деяний, ставивших их перед большими опасностями, чем всех полководцев вместе взятых? Где имена тех, кто шел за свои убеждения на пытки, кого жгли на кострах и заточали в подземелья? Я тщетно ищу их. Зато всякий хотя бы самый ничтожный поход описан обстоятельно, подробно.
    Алла Котовскаяцитирует19 дней назад
    Есть что-то трогательное в затылке женщины, что-то детское, и, верно, никогда нельзя на женщину всерьез рассердиться. Толстухи с жирным затылком, конечно, не в счет.
    Артем Гуменюкцитируетв прошлом месяце
    расный как кумач, не глядя ни на кого, я кладу кость на тарелку. Как же это я так забылся? Но я попросту отвык есть иначе: на фронте мы только так и ели, в лучшем случае у нас бывала ложка или вилка, тарелок мы в глаза не видели.

    Мне стыдно, но в то же время меня душит бешеная злоба. Злоба на этого дядю Карла, который преувеличенно громко заводит разговор о военном займе; злоба на этих людей, которые кичатся своими умными разговорами; злоба на весь этот мир, который так невозмутимо продолжает существовать, поглощенный своими маленькими жалкими интересами, словно и не было вовсе этих чудовищных лет, когда мы знали только одно: смерть или жизнь — и ничего больше.

На полках

fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз