Цитаты из книги «Муравей в стеклянной банке. Чеченские дневники. 1994–2004», Полина Жеребцова

У меня странное ощущение, что прошлое похоже на стеклянный шарик. Что-то есть внутри. Можно даже разглядеть. Но уже не коснуться.
Были на “Березке”. Там очередь была. Давали коробку с красным крестом. Гуманитарная помощь.
Я принесла домой. И вижу – сыр. Я так сыра хотела!!! Отрезала
Сама я далека от политики, и само увлечение ею считаю патологией сознания. Политика – неизбежное стремление к лидерству и власти, заставляет жить по штампам и создавать нелепые границы.
зло калечит тех, кто его творит, гораздо сильнее, чем тех, над кем его творят.
Людей в России обманывают, они ничего не знают о войнах в Чечне. Не знают, как военные сбрасывали тела своих же солдат в сетках в пропасти, чтобы не платить матерям пенсии по потери кормильца: нет тела – значит “перешел на сторону врага” или “пропал без вести”. Как расстреливали на берегу Сунжи тех, кто с деньгами уже собирался вернуться домой. На рынке солдаты рассказывали, как они боятся получить деньги потому, что из Чечни трудно уехать живыми от своих! Никто не знает здесь, как топили простых людей в извести, чтобы скрыть зверства.
Мать моей мамы – армянка. Отец моей мамы – донской казак. Мать моего отца – польская еврейка. Отец моего отца – чеченец.
Где все, кто должны в этих обстоятельствах поддерживать людей? Государство?! Гуманитарные организации? Помогают нам другие – те, кто не богат.
площади много людей. Люди кричали. Были дедушки
Храню в душе своей любовь
Мой мир разорван, как граната,
И на земле чернеет кровь.

И, осознав свою ненужность,
В родном, истерзанном краю,
Бегу туда, где все мне чуждо,
Где ничего я не люблю.
На потертой от времени первой странице моего Дневника написано: «Подвергай сомнению все. Цицерон»
Врач посмотрела и сказала:
— Я не знаю, что это. Мы все заражены! Мы все умрем!
На празднике День Победы, 9 мая, были теракты. Но мне осточертело их описывать, так что воздержусь.
Я подумала и решила, что, если уж война, надо пойти и купить себе черное белье, чтоб не стирать так часто.
мама из-за постоянного холода в квартире застудила нерв в руке. От боли плачет. Рука у нее не шевелится. Ну хоть лупить меня не сможет какое-то время.
Ищу во всем плюсы
Почему Ельцин и Дудаев не договорятся? Ельцин — это дядька один, а Дудаев — это наш президент. Ельцин живет в Москве и хочет тут воевать.
Почему началась война? Мы ходили с мамой на марш мира осенью.
Я читала Сервантеса «Дон Кихот», два тома. Книги старые. Там внутри гравюры закрыты бумагой тонкой. И я смот­рела эти гравюры и думала, что тоже там путешествую.
Я принесла муравья. Он живет в стеклянной банке: там есть земля. Я читала в книжке, что муравьи строят красивые города, и решила посмотреть как. Пусть в банке построит!
Это большая удача встретить честных и нормальных людей!
— Фонари на улицах давно не горят, — сказала Лизавета. — Все умирает в российской глубинке.
bookmate icon
Тысячи книг — одна подписка
Вы покупаете не книгу, а доступ к самой большой библиотеке на русском языке.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз