Андрей Аствацатуров

Не кормите и не трогайте пеликанов

Сообщить о появлении
Загрузите файл EPUB или FB2 на Букмейт — и начинайте читать книгу бесплатно. Как загрузить книгу?
    Inga Rusinцитирует7 месяцев назад
    Сейчас я рассказываю про знаменитый роман Дафны дю Морье, перебирая как четки эти слипшиеся в нем жанры, которые там тянутся друг за другом неразрывно, как вагоны современных экспрессов.
    Inga Rusinцитирует8 месяцев назад
    Позади – Троицкий мост, переживший бомбистов, кровавые революционные зори и два переименования.
    Inga Rusinцитирует8 месяцев назад
    К ним подошли трое бородатых молодых людей и попросили денег на коммунистическую революцию.
    Inga Rusinцитирует8 месяцев назад
    Всех писателей, говорил Трофимов, – лицо его при этом светилось – надо делить на радиальных и тангенсальных, а обе эти группы в свою очередь делятся на холистов и партикулярников. Вот Хаксли, к примеру, объяснял Трофимов, радиальный партикулярник, Вирджиния Вулф – тангенсальный холист, а Джеймс Джойс – так тот радиальный холист-партикулярник.
    Inga Rusinцитирует8 месяцев назад
    Лаврентий Палыч Берия не оправдал доверия, и товарищ Маленков надавал ему пинков.
    Inga Rusinцитирует8 месяцев назад
    – Здорово, Жирмуноид, – произнес он. – Как живешь-дышишь?
    Inga Rusinцитирует8 месяцев назад
    “Ну всё, приплыли – колобок закатился за лобок”.
    Inga Rusinцитирует8 месяцев назад
    Он еще говорил, что работа есть земная миссия, воплощение грехопадших, и что, работая, мы приближаем царство Божие.
    Inga Rusinцитирует8 месяцев назад
    Катя, вспомнил я, всегда называла таких вот персонажей “рассекреченными специалистами по всем вопросам”.
    Inga Rusinцитирует8 месяцев назад
    Наверное, он ходил туда, в этот публичный дом на Рубинштейна, к этой проститутке в желании обрести хоть какой-то контакт с настоящим, который мог для него возникнуть разве что из лживых, купленных, бесстыжих слов, жаркого шепота, раздвинутых ног, выбритого межножья.
    Inga Rusinцитирует8 месяцев назад
    Я – скромный ведантист и вполне еще в себе.
    Inga Rusinцитирует8 месяцев назад
    Ну и фамилия! Елдо́н! Ты бы хотел прожить жизнь с такой вот фамилией?
    Inga Rusinцитирует8 месяцев назад
    Я вдруг начинаю понимать, что устал от этого города: ироничного, холодного, размокшего и занятого земными делами. Хочется туда, где все возвышенно, духовно, в Венецию, где дворцы и соборы, где настоящее море и где не стыдно умирать.
    Inga Rusinцитирует8 месяцев назад
    Но Элиот прекрасно знал, к кому нужно ходить и с кем нужно общаться, если ты в Лондоне и если ты хочешь превратиться в настоящего британца. Пройдет тридцать лет, и он прилюдно скажет, что каждый должен жить там, где родился и вырос.

    А сам переехал из Бостона в Лондон. Взял и переехал.
    Inga Rusinцитирует8 месяцев назад
    Однако город чувствуется так, словно он и не город вовсе, а какой-нибудь бассейн “Буревестник”.
    Inga Rusinцитирует8 месяцев назад
    Если вы вознамерились исчезнуть, ни в коем случае не прячьтесь в экзотических странах, на южных островах и, упаси бог, в маленьких городках. Там вас сразу отыщут и вернут, куда следует, а скорее всего, прикончат, чтобы не возиться. Не помогут даже грим и пластические операции. Самое лучшее убежище для беглеца, поверьте мне, это Лондон. Тут вас никогда никто не найдет, даже если будет очень стараться. Все самые знаменитые беглецы удирали именно в Лондон: Чаадаев с Герценом сбежали сюда от России, Маркс с Золя – от правосудия, Паунд с Элиотом – от американского протестантизма. Именно здесь, в Лондоне, Ленин, Троцкий и Сталин играли в прятки с агентами царской охранки, и всегда выигрывали.
    Inga Rusinцитирует8 месяцев назад
    Встречающие всегда стоят стадом, но поодиночке, не толкаясь и не мешая друг другу. Их лица полны восторга и благоговения. Они робко окликают тех, кто выходит: “с какого рейса”, “откуда”, – и те в ответ небрежно роняют слова, словно сбрасывают с плеч барскую шубу в руки подбежавшего расторопного лакея: “из Бостона”, “из Парижа”, “из Ниццы”, “из Барселоны”. Они – будто боги. В их походке еще различается неземная легкость, в глазах – облака́ и синева небес.
    Inga Rusinцитирует8 месяцев назад
    Дю Морье, как видно, была права: мертвые куда опаснее живых.
    Inga Rusinцитирует8 месяцев назад
    Какая, впрочем, разница? Эти кирпичные помещения – давно уже не церкви. Их большей частью переделали в детские сады, начальные школы, концертные залы. Оно и понятно: англичане испокон веков не слишком полагались на Бога. Всё больше – на деловых партнеров или на финансовое законодательство. Но еще чаще – на себя.

    Взять хотя бы Джека Шеппарда, который сбегал из всех тюрем, куда его запихивали. Оковы, каменные стены, решетки, замки на дубовых дверях нисколько его не смущали.

    Когда Шеппарда поймали в последний раз, священник зашел в его камеру и провозгласил:

    – Сын мой, я принес тебе слово Божие! Оно тебя спасет!

    – Святой отец, сейчас меня спасет только напильник, – усмехнулся Шеппард. Он был крепко прикован к полу тяжелой цепью. – Вы напильник случайно не захватили?
    Inga Rusinцитирует8 месяцев назад
    – Слушай, – она задирает голову вверх, шлепает меня тыльной стороной ладони по плечу и показывает куда-то наверх. – А почему у них такие церкви?

    – Какие?

    – Ну такие… как шприцы.

    – Готические, что ли?

    – Ну да… наверное… – Катя, подавив зевок, зажмуривается и прикрывает рот ладонью.

    (“Наверное. Учиться надо было, книжки читать, а не вертеть бедрами по ночам. Наверное!”)

    – Не знаю, – говорю. – Может, чтобы небо уколоть в грудь, упрекнуть его в пустоте.

    Катя убирает руку ото рта и укоризненно на меня смотрит.

    – Дурак! Я – серьезно…

    – И я – серьезно. Есть даже такие стихи про готический собор: неба пустую грудь тонкой иглою рань.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз