Черный ветер, белый снег. Новый рассвет национальной идеи, Чарльз Кловер
Чарльз Кловер

Черный ветер, белый снег. Новый рассвет национальной идеи

Читать
573 бумажные страницы
Чарльз Кловер много лет работал шефом московского бюро Financial Times. В своей книге он прослеживает корни нового национализма, основанного на идеях евразийства. Евразийская теория впервые была сформулирована в трудах белых эмигрантов в 1920-е, затем ее развил Лев Гумилев, а далее, пройдя через опыт «мистического андеграунда», евразийский вариант имперского национализма («континент Россия») обрел новое воплощение в геополитике Александра Дугина. Чарльз Кловер анализирует причины и последствия стремительного подъема нового национализма, обращенного скорее в идеализированное прошлое, чем в реальное будущее. Сдержанная и рассудительная позиция Кловера позволяет ему выслушать и достоверно передать точку зрения собеседников: как честный журналист, он избегает оценок и навязывания собственного суждения, «сюжет» прослеживается благодаря сопоставлению фактов и высказываний. В той призрачной полуреальности, в которой пребывает политика России, где фейк приравнен к истине, то и дело происходят события, которые порой всем нам кажутся концом света. Но если это все-таки еще не конец, то незаменимым путеводителем на обратном пути из Зазеркалья может стать книга Кловера.
Впечатление
На полку
Уже читал

Тысячи книг — одна подписка

Вы покупаете не книгу, а доступ к самой большой библиотеке на русском языке.

Всегда есть что почитать

Друзья, редакторы и эксперты помогут найти новые интересные книги.

Читайте где хотите

Читайте в пути, за городом, за границей. Телефон всегда с собой — значит, книги тоже.

ВпечатленияВсе

Anastasia Kasimova
Anastasia Kasimovaделится впечатлением4 месяца назад
💡познавательно

Интересное исследование, впечатляющее масштабом проделанной работы

Helen Osokina
Helen Osokinaделится впечатлением28 дней назад
🔮мудро
💡познавательно
🎯полезно
💞романтично

ЦитатыВсе

Украинский кризис в гораздо большей степени обусловлен феноменом XXI века, симулякрами и медийными пузырями, которые выдувает российская власть
Глеб Павловский ядовито высмеивал влияние Дугина на «силовиков», людей из госбезопасности, которые пришли к власти вместе с Путиным: «Он производит сильное впечатление на тех, кто никогда не брал в руки книг»
Его понимание термина «пассионарность», в основе которого лежит латинское слово passio («страсть, страдание»), несколько упрощенно. «Способность к движению вперед, перемена» отчасти передает мысль Гумилева, но точнее было бы говорить о «способности к страданию». Это слово явственно отсылает к Новому Завету, Гумилев набрел на него за четырнадцать лет мучений в сибирских лагерях. В 1939 году, валя лес на Беломорканале и ежедневно видя гибель сотоварищей от холода и изнурения, он создал теорию пассионарности, теорию иррационального в истории человечества. Способность отдельного человека приносить себя в жертву большему благу и таким образом менять ход истории он впоследствии назовет определяющей чертой великих наций.

Похожие книгиВсе

Эта страна, Фигль-Мигль
Фигль-Мигль
Эта страна
Весна Средневековья, Александр Тимофеевский
Александр Тимофеевский
Весна Средневековья

На полкахВсе

Что почитать прямо сейчас?, Горький
Пришла и говорю, Анна Наринская
Анна Наринская
Пришла и говорю
  • 34
  • 903
От песен ямщиков до белых ходоков  , «Литературно»
Нон-фикшн, Elena Sycheva
Elena Sycheva
Нон-фикшн
  • 344
  • 94
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз