Каждый, кто приходит в твою жизнь, появляется именно в тот момент, когда ты наиболее нуждаешься в уроке, который несет с собой твой гость.
Не теряй настоящий момент, ведь именно в нем — твоя жизнь.
всю жизнь может изменить одна-единственная мысль, прочитанная в одной-единственной книге.
в жизни важно уметь заставить прошлое служить настоящему
Гармония. Покой. Доброта. Счастье. Радость. Мудрость. Жизненная сила. Истина. Веселье. Сострадание. Полнота. Прощение. Равновесие. Мужество…
Чтобы действительно продвинуться вперед, следовало бы, отпуская обиду, понять, что происшедшее несет с собой соответствующий дар. В испытанной тобою боли была новая возможность — прими урок и двигайся дальше.
Я думаю о моей матери каждый день, — ответил Кэл. — Она была тонко чувствующей, храброй и сильной женщиной. Она верила в меня, как никто другой, она побуждала меня к тому, чтобы я всегда ставил перед собой высокие цели и мечтал о великом. Она ничего не хотела в обмен на свою любовь. Только такая любовь и есть настоящая, Джек. Мне приходят на память слова Виктора Гюго: «Величайшее счастье в жизни — знать, что тебя любят». А то, что эта женщина меня любила, я чувствовал очень хорошо
Для меня вершина одной горы — это подножие следующей, ведь исследование самого себя как человека — это нескончаемый процесс.
Наши ошибки — это прекрасные учителя. Они дают нам самую благодатную почву для личностного развития и роста. Но очень нежелательно в течение жизни повторять одни и те же ошибки. Повторенная ошибка говорит об отсутствии осознания и упрямом нежелании учиться у своей собственной жизни. Ведь смысл всего этого грандиозного плана в том, чтобы учиться у прошлого.
. Занимаясь ею регулярно, ты сможешь открыть для себя новые пути своего мышления и смягчить свое сердце. Ты также сможешь постигать любовь, которая внутри тебя. Твоя цель — стать в этом мире более любящим, так?

— Так, — кивнул я.

— Отлично. Поэтому, поднявшись утром — хотел бы посоветовать тебе попробовать это на протяжении нескольких следующих дней, — выбери на берегу спокойное тихое место и сядь в удобной позе. Затем закрой глаза и глубоко дыши. Дышать правильно — значит жить правильно. Глубокое и медленное дыхание успокоит тебя. Оно будет выводить тебя из твоей головы к твоему телу и далее — к сердцу.

— И бесконечные разговоры, которые я веду сам с собой, наконец прекратятся?

— Именно так. А теперь слушай меня внимательно, Джек. По мере того как ты все больше расслабляешься, ты становишься все более открыт для внушения. В этом состоянии ты как бы становишься архитектором, создающим идеальный чертеж. И как только этот чертеж на холсте твоего воображения готов, в соответствии с твоим личным замыслом это проявится и во внешнем мире.

— Как замечательно изложено, Мо. Значит, если я стану ежедневно медитировать и создавать в своем воображении самого себя, но более любящего и заботливого, я буду переносить эти черты в свою реальность?

— Иначе просто и быть не может. Это один из важнейших законов природы. Медитируй о том, как бы ты хотел относиться в своей жизни к людям, Джек. Фактически, тебе нужно увидеть, как ты будешь больше сопереживать в тех сложных ситуациях, которыми так богата наша жизнь. Можно еще выполнять медитацию «открытого сердца», представляя себе свое сердце в виде цветка, который раскрывается миру и дарит свою любовь Вселенной.

— Прекрасно.

— Если станешь ежедневно так медитировать, то сможешь относиться к своему окружению и к своим близким с сопереживанием и любовью, вместо того чтобы осуждать их и усматривать в них одни недостатки. Ты увидишь их невинность и полюбишь их такими, какие они есть. Еще один очень действенный способ открыть свое сердце — это быть отзывчивым и полезным людям. Этот прием может показаться совершенно обычным и полностью продиктованным рамками здравого смысла, но именно здравый смысл в наши дни и становится редкостью, — заметил Мо, поправляя солнцезащитные очки.

— Точно. Я слышал, как один лектор сказал, что те вещи, которые проще всего сделать, — это также те вещи, которые проще всего не делать.

— Достаточно справедливо. Осваивая привычку бескорыстно помогать другим, ты постепенно будешь двигаться к успеху в своей внутренней работе с сердцем. Ведь лучший способ облегчить свои собственные страдания — это облегчить страдания других. Чем больше ты будешь искренне помогать другим, тем больше твое сердце будет биться в новом для тебя ритме. Чем больше ты станешь отдавать себя другим в искреннем стремлении поднять их до новых высот жизни, тем больше будет вознаграждать тебя мир, поднимая до твоих собственных новых высот. В этом ничего нет сложного для понимания — просто нужно внутреннее стремление и осознание того, как все это взаимосвязано. При этом важно подчеркнуть, что отдавать в надежде на вознаграждение — это не значит по-настоящему отдавать. Экзюпери говорил: «Настоящая любовь начинается там, где ничего не ожидают взамен». Подумай вот над чем, Джек: что ты почувствуешь, когда откроешь свое сердце другому человеку и искренне поможешь ему?

— Я буду чувствовать себя великолепно, — ответил я, вспоминая те редкие случаи в прошлом, когда меня больше заботило благополучие другого, чем свои собственные интересы.

— Правильно. Каждый раз, совершая какое-то благо для другого человека, ты не только улучшаешь его жизнь, ты усиливаешь и свое достоинство. Чем больше ты служишь другим, тем лучше чувствуешь себя на глубинном уровне, тем лучше начинаешь думать о себе как о человеке. На глубинном уровне происходят серьезные перемены, нечто в тебе начинает расти. И знаешь, что это?

— Нет.

— Твое уважение к себе, та любовь, которую ты испытываешь к себе. — Мо отпил воды из бутылки и предложил ее мне. — Будешь?

— Нет, спасибо. Пока не хочу.

— Все мое — это твое, Джек.

И я знал, что он говорит всерьез.

— Ты, наверное, думаешь, что я никогда не покидаю этот пляж? — спросил Мо, меняя тему разговора.

— Место действительно потрясающее — я бы не удивился, если бы узнал, что ты отсюда никогда не уходишь.

— Ладно, расскажу тебе вот что. Каждое утро по пятницам моя подруга Саманта подъезжает сюда на стареньком пикапе, и мы с ней едем в город. До обеда мы работаем и готовим пищу в местном приюте для бездомных. Это одно из важнейших моих занятий — оно придает моей жизни смысл и позволяет чувствовать себя полезным членом общества. Счастье приходит, когда посвящаешь свою жизнь служению другим, — об этом я и раньше читал в книгах, но осознал как истину, только начав жить по этому принципу. Я лично полагаю, что помощь и доброта по отношению к другим есть всего лишь та арендная плата, которую мы вносим за проживание на нашей планете. Помни, что рука дающего и собирает. Отдавая, мы начинаем получать.

— Вернувшись домой, я стану больше внимания обращать на то, чтобы помогать другим, — сообщил я своему наставнику. — Я постараюсь быть более внимательным к своим друзьям и чаще оказываться в нужном месте, когда они нуждаются в помощи. Еще можно выделить определенное время в течение недели для того, чтобы заниматься благотворительной деятельностью. Я постараюсь поддерживать своих близких в исполнении их надежд и в их стремлении к постижению высших истин жизни, а не думать в первую очередь, зачем мне все эти хлопоты. Да что там, я мог бы выполнять простейшие акты доброты и любви просто по отношению к незнакомым мне людям на улице. Вот было бы интересно, если бы утром, когда я добираюсь на работу, я бы взял и заплатил за проезд через платный мост за машину, которая следует за мной. И вполне можно взять чашку кофе для кого-то в том кафе, где я часто бываю. Было бы здорово больше отдавать окружающим меня людям — можно пропустить вперед другую машину, когда движение на дороге напряженное, да и просто можно быть более приветливым с людьми в течение дня. Теперь я вижу ценность всего этого, Мо.

— Это все — замечательные идеи, особенно — в отношении того, чтобы поддерживать мечты и стремления других и совершать добрые поступки по отношению к незнакомым людям. Я всегда полагал, что великую жизнь можно измерять не годами, а добрыми делами. Но скажу еще и вот что: лучший способ научиться безгранично любить других людей — это научиться безгранично любить себя. Джек, поверь, твоя жизнь станет совсем иной, когда ты овладеешь искусством любви к себе.

— Я и вправду хочу любить себя немного больше, — сказал я. — Так ты говоришь, что нельзя дать настоящую любовь другому, если не научишься по-настоящему любить себя?

— Да, — кивнул Мо.— Любовь к себе — это тот стимул, который движет переменами в твоей личности и помогает стать более любящим по отношению к другим.

— Последнее время я много думал о любви к себе, Мо. Мне казалось, что я люблю себя, но сейчас все больше сознаю, что есть много такого, что я в себе отрицаю. Думаю, во мне слишком много раздражения от всего того, что произошло со мной в жизни. И я только сейчас начинаю это понимать, видеть, как это влияет на любую ситуацию моего общения с другими людьми, на то, как я живу сам с собой.

— Да, и все это нужно пережить. В нас накоплены громадные объемы непрочувствованного нами раздражения, которое мы проецируем на весь окружающий мир, которое окрашивает в свои цвета все наши поступки и чувства. Это даже привлекает в нашу жизнь других людей, изливающих свое раздражение, поскольку они похожи на нас. Поэтому тебе нужно освободиться от раздражения, которое ожесточает твое сердце; затем нужно будет пройти через печаль, которая за этим последует. После этого тебе придется пробраться сквозь страх и сожаление — это следующие слои, облекающие наше сердце. И только тогда ты найдешь то всепрощение, без которого нельзя продвигаться по жизни дальше. Ты ведь уже знаешь, что прощение — это то, что необходимо для себя самого, а не для других, не так ли?

— Правда?

— Да. Все твои прошлые обиды, которые остаются непрощенными, висят за твоей спиной, тянут назад, не давая продвигаться вперед по дороге твоей жизни. Когда же ты проделаешь эту внутреннюю работу — проберешься сквозь эти обиды, прочувствовав свое раздражение, затем переживешь печаль и, наконец, подойдешь к всепрощению, — ты сбросишь со своих плеч этих жалких мартышек раз и навсегда. Освободившись от громадного груза, ты впустишь в свою жизнь свет, а затем сможешь двигаться вперед и нести миру свет, которым ты являешься. Помни, нельзя сделать следующий шаг, не оторвав ногу от земли, а оставаться в плену своих прошлых обид — это все равно что бояться оторвать ногу от земли. Проникай все глубже и глубже, Джек, освобождайся от своего прошлого. Вскоре ты сможешь сделать следующий шаг, а затем и еще один. А потом наступит день, когда ты доберешься до цели, вернешься домой.

— А путешествие по дороге жизни и есть возвращение домой, — сказал я. — Меня учил этому отец Майк.

— И опять отец Майк прав. Мне еще очень нравятся слова Марка Твена: «Прощение — это аромат, который оставляет фиалка на сапоге, раздавившем ее», — процитировал Мо с улыбкой.

— Какие слова! — воскликнул я с восторгом.

— Понимаешь, Джек, простить — это не значит оправдать нанесенные тебе в прошлом обиды; это значит понять: тот, кто нанес тебе обиду, испытывал какую-то форму страха. Когда я выполняю свою внутреннюю работу в отношении приятия всего того, что причинило мне боль в моей жизни, я часто обращаюсь к Молитве Покоя, в которой говорится: «Господи, дай мне душевный покой, чтобы я мог принять то, чего не могу изменить, мужество — чтобы я мог изменять то, что могу, и мудрость — чтобы всегда отличать одно от другого».

— Это действительно очень высокий уровень жизни, Мо, — иметь способность видеть обидевшего тебя просто как того, кто боится!

— Однако я чувствую, что в этом истина. В любой жизненной ситуации мы находимся либо в состоянии любви...

— ...либо в состоянии страха, — перебил я.

— Правильно. Откуда ты знаешь? Снова отец Майк?

— Снова отец Майк, — улыбнулся я.

— Да, он знает, о чем говорит. Если по отношению к другому человеку, безразлично к кому — своей матери или незнакомцу, — мы поступаем исходя не из любви, тогда мы действуем из нашего страха. Обидевший тебя поступает так, потому что где-то на глубинном уровне чувствует страх.

— Может быть, какой-то пример помог бы мне, Мо. Это довольно сложное утверждение, и я пока не могу с ним как следует освоиться, — признался я, присоединяясь к Мо, который, улегшись на песок, загорал на солнышке.

— Представь, что один из твоих сотрудников украл у тебя приличную сумму денег.

— Такое трудно простить.

— Но он поступил так из-за страха, почему бы тебе не простить его?

— Как это — из-за страха? Он украл мои деньги!

— Человек действует или из чувства любви, или из чувства страха, так? — допытывался Мо.— Страх не обязательно означает страх за личную безопасность. Это всего лишь один из видов страха. Есть еще множество его форм, которые управляют нами на глубинном уровне. Мы можем бояться, что нас обойдут. Мы боимся казаться глупыми. Мы можем бояться одиночества. Мы боимся, что нас оставят без помощи. Мы можем бояться, что нас предадут.

— Ну и каким же видом страха мог руководствоваться воришка из твоего примера? — спросил я, заинтригованный философией, которую мне предлагали.

— Возможно, это был страх нехватки, — может быть, он не осознавал, насколько изобилен наш мир и как свободно его богатства притекают в нашу жизнь, когда мы избавляемся от страха, что чего-то недостаточно. Может быть, в нем глубоко укоренилось убеждение, что он не сможет жить в достатке, если будет тяжело работать и быть честным человеком, — вот он и украл твои деньги. А может быть, он боялся, что его сочтут недостаточно компетентным и уволят. Но ему нужны деньги, чтобы кормить семью, вот он и украл твои деньги. Его поступок совершенно предосудителен, его поведению нельзя потворствовать, но он действовал из страха. Он — на глубинном психологическом уровне — испуган. Станешь ли ты наказывать испуганного ребенка?

— Нет. Думаю, нет.

— Так, а что ты сделаешь? — спросил Мо.

— Я дам ребенку свою любовь, поддержу его, утешу, постараюсь помочь.

— Точно. Вот как ты должен поступить по отношению к человеку, укравшему твои деньги. Простить его, помочь ему, показать ему свою любовь.

— Я должен показывать ему свою любовь?

— Да, в идеале — должен. И если бы тебе это удалось, ты бы действовал на таком уровне просветленности, что вся жизнь твоя превратилась бы в радость. Если бы ты достиг такого состояния, то в жизни твоей стали бы появляться удивительнейшие сокровища. В случае с твоим воришкой следовало бы по меньшей мере его простить, если ты, конечно, хочешь продвигаться вперед по дороге жизни. Было бы очень важно принять нанесенную тебе обиду как данность, а затем отпустить ее из своей системы восприятия. Чтобы действительно продвинуться вперед, следовало бы, отпуская обиду, понять, что происшедшее несет с собой соответствующий дар. В испытанной тобою боли была новая возможность — прими урок и двигайся дальше.

— Жизнь — это школа взросления, правда?

— Именно так, — отвечал мне Мо.

— Тогда мне придется заняться этим, как ты говоришь, «отпусканием», потому что я, кажется, снова и снова переживаю в себе те обиды, которые были нанесены мне в прошлом, — это уже превращается в какую-то мою навязчивую страсть. Это изматывает меня и высасывает мои силы. Иногда мне хочется просто уснуть и забыть обо всем, что меня беспокоит, — признался я честно.

— Мне кажется, что ты пока не понимаешь как следует, какое счастье тебе ниспослано, Джек. Попробуй вспомнить обо всем хорошем, что было в твоей жизни. Это напоминает мне старую поговорку: «Я плакал, оттого что был бос, пока не увидел безногого».

Эти слова проникли глубоко в мое сердце. Я чувствовал, как во мне поднимаются эмоции.

— Наша жизнь может измениться, как только мы лучше осознаем все то положительное, что было в нашей жизни, — продолжал Мо,— когда мы станем шире видеть свою перспективу и больше ценить истину. Далеко не все из нас знают истину о собственной жизни — мы остаемся пленниками нами же выдуманных историй. Как мы только что говорили, мы остаемся в плену у того, что происходило с нами год назад, два года, десять лет назад. Джек, я тоже в свое время целые дни убивал на то, что досадовал на зло, причиненное мне другими за много лет до этого. Проявленное ко мне неуважение я раздувал до невероятных размеров, размышлял об отмщении и о том, как заставить расплатиться за нанесенную мне обиду. И это был убогий образ жизни, скажу тебе откровенно.

— Я и на самом деле очень похож на того человека, каким был ты. Я делаю то же самое. Но я отпущу все это.

— Конфуций однажды сказал: «Прежде чем начинать мстить, вырой две могилы», — рассмеялся Мо.

— Отлично сказано, Мо. Боже, как же мы к себе серьезно относимся! Мы настолько поглощены собой, что считаем себя центром Вселенной. Мы полагаем, что наши беды и заботы — величайшие и единственные во всем мироздании. Но на самом деле мы не так уж значительны, как об этом думаем, правда? Говорят, что известный физик Стивен Хокинг как-то заметил, что мы живем на одной из небольших планет в системе самой обыкновенной звезды, расположенной на окраине одной из сотни тысяч миллионов галактик. Если задумаешься над этим, то и на самом деле увидишь, что наши проблемы и несчастья не так уж значительны.

— Да, действительно, — согласился Мо.— Нам нужно научиться ценить дары нашей жизни. А научившись ценить то, что есть в ней хорошего, мы увидим, как это хорошее начнет расти и увеличиваться.

— Каким образом?

— Давай обратимся к терминам экономики. Если потребительская стоимость чего-то, скажем — твоего дома, начинает расти, то что с ним происходит?

— Ну, если потребительская стоимость растет, значит, увеличивается его цена. Он теперь стоит больше.

— Ну вот. То же самое касается вещей, которые ты начинаешь больше ценить в своей жизни: если ты будешь больше дорожить восходом солнца, он начинает больше значить для тебя. Если ты начинаешь больше дорожить своими друзьями, значит, ценность их дружбы для тебя повышается. Если начинаешь больше дорожить своим здоровьем, оно приобретает большую ценность в твоей жизни.

— Да-а... Это очень разумный способ взглянуть на вещи, — заметил я, оживившись.

— Думаю, существенный смысл всего этого вот в чем: когда ты начинаешь жить в состоянии постоянной и непреходящей благодарности, жизнь становится для тебя более значительной и ценной. Изменяется твое восприятие мира — ты больше наслаждаешься маленькими радостями жизни и всеми удивительными дарами, которые несет нам каждый наш день. Тебе следует развить в себе навык благодарности. Это еще один способ открыть свое сердце и полюбить жизнь. Ежедневно чувствовать благодарность — это все равно что ежедневно чувствовать любовь.

— И как же научиться чувствовать благодарность?

— Я, например, ежедневно, перед каждой своей трапезой безмолвно и искренне приношу благодарность за пищу, которой намерен насладиться: благодарю крестьян, которые вырастили продукты, рыбака, поймавшего рыбу, торговцев на рынке, которые все это сделали доступным для нас. Еще я приношу свою благодарность за то, что мне посчастливилось иметь пищу на моем столе, — в мире, где миллионы людей не имеют возможности нормально питаться. Это простой и нехитрый прием, однако он произведет в тебе глубокие перемены. Доверься мне в этом.

— Звучит убедительно. Думаю еще, что, начиная больше дорожить своей пищей, ты больше ценишь ее и уже не воспринимаешь как нечто должное в своей жизни, правда?

— Правда. А при исполнении этого ритуала мое сердце открывается, и мир я воспринимаю уже более щедрым и прекрасным. Как я уже сказал, это поможет тебе в более широкой перспективе увидеть, насколько ты счастлив и удачлив.

— Это хорошо подмечено, — ответил я. — Мы даже не осознаем, сколько мы имеем. Мы не отдаем себе отчета в своем благополучии и счастье.

— Точно. Мне нравится составлять списки благ. Это помогает сосредоточиться на том хорошем, что есть в жизни.

— Что это за «списки благ»?

— Я просто записываю все, что мне в жизни нравится, каким бы незначительным оно ни казалось. Я записал, что живу на этом побережье, что у меня отменное здоровье. Я записал, что очень люблю танцевать, отметил тот факт, что каждый день ложусь спать под звездным небом. Ну, и как я уже сказал, не забываю о том, что мне ниспослано благословение каждый день иметь пищу на своем столе. И продолжать я могу очень долго. А смысл всего этого вот в чем: каждый из нас имеет очень многое, за что следует быть благодарным, однако мы предпочитаем сосредоточиваться на том, чего нам не хватает. Но тут интересно еще и то, что, чем больше ты концентрируешься на хорошем в своей жизни, тем сильнее ты привлекаешь это хорошее к себе.

— А есть еще другие приемы, помогающие выработать такой вот благодарный подход? — поинтересовался я.

— Я настоятельно рекомендовал бы тебе практиковать ежедневную молитву. Это не имеет никакого отношения к религиозности. Молитва, о которой я говорю, скорее имеет отношение к самому чувству благодарности. Составь короткую, эмоционально наполненную молитву, которая бы выражала твою сердечную благодарность за все, что у тебя есть. Произноси ее, как только поднимешься утром и непосредственно перед отходом ко сну. Результаты будут замечательные.

Некоторое время Мо внимательно смотрел на меня.

— Джек, те способы, которые я тебе предлагаю, могут показаться несколько необычными. Но главное в том, что они работают. Да, вот еще два способа укрепить в себе навыки благодарности. Первый — посылать письма любви.

— Но у меня нет любимой девушки.

— Это не обязательно. Эти письма — несколько иного свойства. Они — не о романтической любви, они — о любви к людям. Приведу пример. Скажем, ты поужинал в ресторане, и тебе очень там понравилось. Я бы тебе посоветовал на следующее утро послать «письмо любви» шеф-повару. Если ты сообщишь в письме, что тебе очень понравились его блюда и похвалишь его таланты, шеф-повару это будет очень приятно.

— И я почувствую себя лучше.

— Правильно. Это повысит твое чувство собственного достоинства, ты ощутишь себя немного счастливее. Скажем, мастер станции сервисного обслуживания автомобилей отлично поработал с твоей машиной, — направь «письмо любви» его начальнику со словами благодарности за качественное обслуживание. И вообще, ищи тех людей, которым бы ты мог направить такое вот «письмо любви». Советую тебе, когда ты вернешься домой, купить сразу сто или двести открыток. Я всегда присматриваю для себя такие, где есть какие-нибудь полезные цитаты или подходящие надписи. Когда мне попадаются такие, я сразу покупаю их помногу. И как только кто-то делает мне услугу, я сразу направляю ему мое письмо любви.

— Но ведь ты почти не покидаешь этот берег, Мо.

— Ну, в течение последних нескольких недель я остаюсь здесь с тобой, ведь моя задача — помочь тебе, как я и обещал Кэлу. Но обычно я раз в несколько дней выезжаю в город. А там ищу возможность выразить мою благодарность.

— Ты говорил, есть еще и другой способ.

— Правильно. Еще один способ выказывать свою благодарность — это вручать всем, кого ты встречаешь, подарки.

— Это может получиться дороговато, — озабоченно заметил я.

— Я не имею в виду формальные подарки, — пояснил Мо.— Это может быть просто улыбка, которую я подарю первому встречному. Можно тепло обнять кого-то, высказать комплимент — а в нашем мире мы совсем позабыли о важности искренней похвалы. Можно вручить кому-то один-единственный цветок, срезанный в твоем саду, или же собственноручно изготовленное печенье. Даже просто слушая своего собеседника внимательно и с открытым сердцем, ты сможешь тронуть его душу.

Мо придвинулся ко мне ближе. Он стал пристально смотреть мне в глаза, лицо его было озарено улыбкой. Он не говорил ни слова — просто смотрел, сосредоточившись, мне в глаза.

Через несколько мгновений произошло нечто невероятное. Я почувствовал, как будто что-то открывается у меня в груди. Еще я ощутил то неповторимое чувство покоя и уверенности, которое испытывал в детстве, когда мать нежно обнимала меня, укладывая в постель.

— Что ты со мной делаешь? — спросил я Мо.— Я испытываю такое удивительное чувство!

— Я делаю то, что всегда пытаюсь делать, когда нахожусь рядом с другим человеческим существом, Джек. Я посылаю тебе любовь. Мое сердце открыто, и я вижу все твои добрые человеческие качества. Мое сердце говорит с твоим сердцем, и ты чувствуешь это. Когда мы говорим так друг с другом, происходит нечто намного большее, чем доступно нашему сознанию.

— Это великолепно — чувствовать любовь, которую ты посылаешь мне, — ответил я.

— Я знаю, — заметил Мо.— Это мой величайший дар тебе.

Затем Мо крепко меня обнял. Я увидел, что в глазах его блестели слезы.

— Ты хороший человек, Джек, — сказал он. — Я буду молиться, чтобы все, что ты познал и взрастил в себе, ты смог использовать на добрые дела. Наш мир так остро нуждается в людях, которые бы умели больше понимать, заботиться и любить. Ты можешь быть лидером для многих, если станешь образцом этих качеств — я это знаю. Верь: чем больше ты будешь любить других людей, тем больше любви к себе будешь чувствовать. Верь: чем больше будешь открывать свое сердце, тем скорее придет к тебе твоя настоящая, лучшая жизнь.

Мо зашагал к океану. Затем вошел в воду и поплыл. Я слышал, как он пел и смеялся, уплывая все дальше. Пока я наблюдал, как наслаждается даром мгновения мой мудрый учитель, что-то глубоко внутри меня начало меняться... И я почему-то заплакал.
Когда происходит что-то негативное, мы считаем, что виноват кто-то другой. А причина этого в том, что все наши ограниченные представления, ложные верования, недостойные нас эмоции и чувства удобно запрятаны в темных глубинах внутри нас. Мы и не подозреваем, что они оттуда управляют нашей жизнью и разрушают наши мечты
Виктора Гюго: «Величайшее счастье в жизни — знать, что тебя любят».
Хорошо помню, как моя мать говорила, что всю жизнь может изменить одна-единственная мысль, прочитанная в одной-единственной книге. Дело в том, считала она, что мы просто не знаем, в какой книге содержится та мысль, которая приведет к прозрению. Моим долгом, внушала она, было искать эту книгу. Но самое главное — отыскав книгу с той самой един
ничто — ни очень хорошее, ни очень плохое — не длится слишком долго.
Пусть каждый подметет вокруг своего дома — и весь мир будет чист.
Мать Тереза
Человек, не способный предъявить миру истинного себя, превращается в невидимку, в какую-то фикцию себя самого.
Мы как бы сбрасываем старую кожу каждый раз, когда постигаем новый урок, сдаем новый предмет и идем дальше, в направлении новых, лучших путей нашей жизни.
мать говорила, что всю жизнь может изменить одна-единственная мысль, прочитанная в одной-единственной книге. Дело в том, считала она, что мы просто не знаем, в какой книге содержится та мысль, которая приведет к прозрению
. Поэтому полезно разбить макронамерения на микропорции.
Там, в солнечном сиянии, мои высочайшие устремления. Я не могу достичь их, однако, подняв взгляд, вижу их красоту, верю в них и стараюсь следовать им».
bookmate icon
Тысячи книг — одна подписка
Вы покупаете не книгу, а доступ к самой большой библиотеке на русском языке.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз