Николай Злобин

Империя свободы. Ценности и фобии американского общества

Сообщить о появлении
Загрузите файл EPUB или FB2 на Букмейт — и начинайте читать книгу бесплатно. Как загрузить книгу?
    Stepan Fedoseevцитирует4 года назад
    Перефразируя знаменитую формулу бывшего министра обороны США Дональда Рамсфельда, можно сказать, что американский политический процесс – это постоянное формирование «гибких коалиций», то есть создание большинства, больших комбинаций из сравнительно меньших частей общества, чьи интересы по какому-то вопросу временно совпадают. При этом по другим вопросам они могут не совпадать совсем, даже быть откровенно противоположными. Совпадение интересов может носить сугубо временный характер и даже быть искусственно организованным, например под очередные выборы или национальную кампанию по изменению того или иного закона. Это придает американской системе демократии гибкость, стабильность и позволяет эффективно и быстро менять политическую тактику, оставаясь в рамках своей партийной или национальной стратегии.
    Stepan Fedoseevцитирует4 года назад
    «Я шел по нашему городскому мосту и увидел человека, который, казалось, собирается спрыгнуть вниз и покончить жизнь самоубийством. Я подбежал к нему и закричал:
    – Остановитесь! Не делайте этого!
    – Почему я должен остановиться? – спросил меня человек, все еще готовясь прыгнуть вниз.
    – Есть так много замечательных сторон жизни, – ответил я ему.
    – Например, какие? – скептически спросил незнакомец, подвигаясь ближе к краю перил.
    – Вы атеист или верующий? – в свою очередь спросил я.
    – Я верующий! – воскликнул он.
    – Я тоже! – закричал я радостно. – Вы христианин, иудей или мусульманин?
    – Я христианин, – ответил он мне.
    – Я тоже! Вы католик или протестант? – спросил я его.
    – Протестант, – сказал он.
    – Я тоже! Вы баптист или прихожанин епископской церкви? – спросил я.
    – Баптист! – воскликнул он.
    – Я тоже! – радостно закричал я, – А вы прихожанин Баптистской Церкви Христа или Баптистской церкви Царства нашего Лорда?
    – Баптистской Церкви Христа, – ответил незнакомец, постепенно втягиваясь в разговор со мной и невольно отступая от края перил.
    – Я тоже! – счастливо воскликнул я. – А вы прихожанин истинной Баптистской Церкви Христа или реформированной Баптистской Церкви Христа?
    – Реформированной Баптистской Церкви Христа! – закричал радостно он, делая шаг назад от пропасти.
    – Я тоже! – закричал я радостно в ответ. – А вы прихожанин реформированной Баптистской Церкви Христа, реформированной в 1893 году, или реформированной Баптистской Церкви Христа, реформированной в 1917 году?
    – Реформированной Баптистской Церкви Христа, реформированной в 1917 году, – ответил он, отходя еще на шаг назад от края моста.
    – Ах ты, гад, сволочь! Еретик проклятый! – гневно воскликнул я. – Тогда умри, подлая скотина! – И изо всех сил столкнул этого подлого мерзавца с моста…»
    Stepan Fedoseevцитирует4 года назад
    Эмоциональная реакция проявляется в виде немедленной попытки изменить ситуацию в свою пользу, а управляется она простым, но глубоко впитываемым каждым американцем с молоком матери убеждением, что надо пытаться столько раз, сколько надо, чтобы добиться цели, но никак не меньше. В менталитете американца отсутствуют понятия «авось» и «не получилось – и не надо». Оставить усилия – значит изменить своей природе.
    Stepan Fedoseevцитирует4 года назад
    Александр Сергеевич Пушкин однажды сказал, что люди обычно разочарованы настоящим и, по опыту имея мало надежд на будущее, всячески приукрашивают свое прошлое. В этом основа традиционного национализма. Прошлое – главный аргумент патриотов всех стран. Америка – единственная, наверное, страна мира, где национализм апеллирует не к прошлому, а к будущему. Патриотизм здесь вытекает из убеждения, что завтра наверняка будет лучше, а послезавтра – еще лучше.
    Stepan Fedoseevцитирует4 года назад
    До сих пор, по моему мнению, это государство остается очень эффективным, отлаженным и весьма работоспособным. Американское демократическое государство – при всех его недостатках, новых и старых проблемах – это американский бренд № 1, и близко не имеющий пока достойного конкурента в мире.
    Stepan Fedoseevцитирует4 года назад
    Патриотическая песня «God Bless America», написанная в 1918 году выдающимся американским композитором Ирвином Берлином, кстати, родившимся в 1888 году в сибирском городе Тюмени (под именем Израиль Исидор Бейлин) и умершим в Нью-Йорке в 1989 году, с довоенных времен стала фантастически популярной и, по сути, настоящей общенациональной молитвой.
    Stepan Fedoseevцитирует4 года назад
    Это страна исторического оптимизма, не тратящая много времени на разбор прошлого. Как правило, американцы не верят в исторический опыт, а уж тем более не делают его руководством к действию. Они придают истории совсем другое значение, чем россияне или, скажем, европейцы. История при этом воспринимается не как закономерный эволюционный процесс, а скорее как комбинация неких действий, скачков, личностей, эпизодов или исторических узлов, по выражению Солженицына. История для американца – это длинный список решенных проблем. А если проблема не решена – история как бы приостанавливается, пока решение не будет найдено.
    Stepan Fedoseevцитирует4 года назад
    «У президента Джорджа Буша спрашивают: «Почему Усама Бин Ладен до сих пор нами не пойман?» Буш отвечает: «Как почему? Потому что он прячется!»
    Stepan Fedoseevцитирует4 года назад
    Роль президента сводится в таких условиях не столько к «управлению страной», сколько к согласованию позиций и поиску максимально возможного компромисса. Белый дом – совсем не Московский Кремль. Президент США не вырабатывает политику, а влияет на нее. Он – брокер, мощный политический дилер, если хотите. Позиция администрации во многих случаях не становится политической линией США, а растворяется в позициях других центров силы. Политическая Америка гораздо больше, разнообразнее и умнее любого Белого дома. Америка не ждет «судьбоносных решений» от президента. Его публичные выступления – не «объявление политики», а попытка влияния на нее. Тут действует другой принцип: чем больше независимых центров силы – тем сильнее страна, тем свободнее граждане, тем успешнее экономика. Например, постоянный конфликт республиканцев с демократами, при всей своей важности, есть лишь сегмент политических дебатов, и страна отнюдь не замирает в тревоге, ожидая, кого назначат новым главой администрации или министром обороны.
    Stepan Fedoseevцитирует4 года назад
    Так или иначе, но американские СМИ – такой же дико конкурентный бизнес, как любой другой в Соединенных Штатах. Судите сами: с одной стороны, он сильно зависит от прибыли и рекламы, продаваемости и популярности, а с другой – ничто не приносит здесь большей продаваемости, чем разоблачения неправильных действий власти, их злоупотреблений, коррупции, глупости и т.д. Может быть, только истории про знаменитостей. «Журналистика расследований» родилась в США и до сих пор является одним из самых важных, популярных и читаемых здесь жанров. Любой американский журналист, любое средство массовой информации мечтают нарваться на «золотую жилу» злоупотребления властей – от сотрудника местного муниципального офиса до президента страны. Или, на худой конец, злоупотребления в корпорациях – от ухода от налогов до фальсификации отчетов и т.д. Это самый прямой путь к Пулитцеровской премии, к росту тиражей и зрителей, к национальной известности.
    Stepan Fedoseevцитирует4 года назад
    как правило, американские политики и политтехнологи не пытаются найти какое-то существующее большинство по тому или иному вопросу. Такое большинство может не существовать вообще или быть крайне неустойчивым. Они идут в основном другим, более надежным и естественным путем: находят и выявляют активное, заметное и яркое меньшинство, заинтересованное в определенном решении какого-то конкретного вопроса, делают на него ставку, стимулируют и поддерживают. Именно вокруг этого меньшинства начинает создаваться большинство за счет присоединения к нему других меньшинств. Полностью или частично.
    Stepan Fedoseevцитирует4 года назад
    Поэтому американцы должны быть довольны: их российские ученики, в общем-то, сработали на пятерку, достаточно цинично, откровенно, даже по-своему нагло. Россия и Запад наконец-то смотрят на мир одинаково – пусть согласие ни по Кавказу, ни по Украине, ни по Сирии не достигнуто, но по крайней мере система измерения у них теперь одна и та же. И в этом плане, мне кажется, ситуация на самом деле гораздо лучше, чем считают сегодня многие эксперты, политики, аналитики. Но одновременно она и сложнее – с той точки зрения, что теперь в отношениях двух стран больше откровенности и меньше лицемерия, – и, с другой стороны, проще, потому что все карты открыты: вот он, мир, давайте с ним разбираться по «гамбургскому политическому счету».
    Stepan Fedoseevцитирует4 года назад
    Американец – если у него есть такая возможность – инвестирует свои деньги в долгосрочные продукты.
    Stepan Fedoseevцитирует4 года назад
    Внешняя же политика – такая же глобальная конкурентная площадка, как любой фермерский рынок. Конечно, никакой доброй воли во внешней политике нет – свои стратегические национальные интересы должны быть превыше всего. Например, там всегда господствовал принцип приемлемости тактического союза с «плохим сукиным сыном», если это может помочь в борьбе с еще более «плохим сукиным сыном».
    Stepan Fedoseevцитирует4 года назад
    Я жил во многих странах мира и могу сказать, что нет более самодостаточного общества, чем американское. Эта самодостаточность порождает в американце просто колоссальную уверенность в себе, своем обществе, своей стране.
    Stepan Fedoseevцитирует4 года назад
    Как заметил Джордж Карлин: «правда состоит в том, что люди с низкой самооценкой на самом деле вполне заслуживают этого».
    Stepan Fedoseevцитирует4 года назад
    На мой взгляд, американская самодостаточность, полная независимость от чужого мнения – вещь очень здоровая, хорошая, сильно помогающая американцам по жизни, а их стране – в ее политике доминирования в мире.
    Stepan Fedoseevцитирует4 года назад
    Вся история человечества уже доказала, что справедливость – вещь весьма и весьма субъективная и полностью зависит от положения того, кто о ней судит.
    Stepan Fedoseevцитирует4 года назад
    «Знаешь, в нашей американской юридической школе, в любом университете, как только студент-юрист на экзамене упоминает в качестве аргумента справедливость, мы ставим ему «два» и отсылаем на пересдачу. Справедливость – вещь сугубо субъективная и не имеет никакого отношения к работе правовой системы. Ее задача – не установление всеобщей справедливости в стране, а максимально эффективная реализация принципа главенства закона и выполнение буквы и духа закона».
    Stepan Fedoseevцитирует4 года назад
    Логика моего собеседника была в том, что абстрактной справедливости не бывает вообще нигде и никогда. Справедливость всегда носит конкретный исторический и социальный характер. То, что справедливо для одного человека или социальной группы, может оказаться вопиющей несправедливостью для кого-то другого. Посмотрите, например, на международное право или традиции кровной мести в разных культурах мира.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз