Бесплатно
Влас Михайлович Дорошевич

Семья и школа

    Ирина Осипенкоцитирует3 года назад
    Молодость страшно близка к преступлению.
    Каждый подросток проходит едва-едва мимо возможности стать преступником.
    Но одних удерживает слабость, других — посторонние обстоятельства.
    И это не значит, что те, которым только посторонние обстоятельства помешали совершить преступление, потом остаются зверями.
    Нет. Они делаются впоследствии очень добрыми, очень хорошими, — иногда просто «на редкость» людьми.
    Ирина Осипенкоцитирует3 года назад
    Каждый человек, идя жизненной тропой, проходит около преступления, близко-близко, едва не касаясь его.
    Ирина Осипенкоцитирует3 года назад
    «Героическая» сторона привлекает их.
    Ирина Осипенкоцитирует3 года назад
    «Героическое» привлекает ребёнка, подростка, юношу.
    Ирина Осипенкоцитирует3 года назад
    Ребёнок, это — зверь со врождённым инстинктом разрушения, насилия, жестокости.
    Он ломает игрушки, мучит животных, бьёт слабейших детей.
    Что бы вы ему ни дали, у него всё пробуждает один инстинкт — разрушения:
    — Сломать!
    Ирина Осипенкоцитирует3 года назад
    Ах, никогда ещё не были так противны эти книги, которые вечно напоминают, что он мальчишка…
    — Так я же докажу, я докажу, что я не мальчишка!
    И он «доказывает». На сцену является нашатырный спирт — превосходное лекарство от болезни сердца.
    Но его «отходили», он выздоровел. Он перестал бывать в оперетке, где все хохочут над его глупою «трагедией», но ему скучно дома.
    Ирина Осипенкоцитирует3 года назад
    то самое время, как в Петербурге обдумывают какой-нибудь новый закон, «от финских хладных скал до пламенной Колхиды» в каждом городке десятки голов работают над вопросом:
    — Как бы этим законом злоупотребить?
    Закон — как деньги.
    Нельзя выдумать такого нового образца денег, чтобы через несколько дней не появилось подделок.
    Ирина Осипенкоцитирует4 года назад
    Смотры — праздник для генералов, у которых «дивизии в порядке». Смотры — праздник для разряженных адъютантов, для блестящих офицеров, которым смотр — случай попарадировать па кровном, энглизированном коне. А спросите у простого рядового, что такое смотр? Он скажет вам, что уж легче поход, чем смотры.
    Ирина Осипенкоцитирует4 года назад
    А книга, это — порошок мысли, это — мысль в пилюле. Нужно живое общение с людьми, которые работают над тем же делом, так же страстно стремятся к знанию. Тяжело по вечерам, при жёлтом свете лампочки, одному по мёртвой книге самообразованием заниматься.
    Ирина Осипенкоцитирует4 года назад
    Самообразование! Хорошо, что я юрист. А представьте себе, что я был бы медиком. Тут самообразованием не займёшься. Ну, да это в сторону. Самообразование! Случалось вам в юности весёлой шумной гурьбой взбегать на высокую крутую гору. Ног под собой не чувствуешь, устали нет, крутизны не замечаешь, — летишь! Ежели толпой. А если одному-то карабкаться и взбираться? А? Нет живого человеческого слова, в душу льющегося, — одна мёртвая, белая книга
    Ирина Осипенкоцитирует4 года назад
    Директор(погружаясь в задумчивость). По два и одна пятая человека на место!.. Слушайте-ка! Стойте! Нет ли между ними евреев?
    Секретарь. Ни одного!
    Директор. Жаль! Евреи чрезвычайно хороши, когда надо кого-нибудь вычеркнуть. Я помню, у нас какой случай был. Одно место и 50 кандидатов. Бились, бились, 48 кое-как вычеркнули. Остаётся двое. Ни одному нельзя отдать предпочтенья. Не на колени же их друг к другу сажать по переменкам. Вдруг открытие: один из них еврей! Вы знаете, я чуть-чуть «ура» в честь этого еврея не крикнул. Всегда я об этом еврее с благодарностью вспоминаю. Спасибо ему, вывел нас из затруднительного положения: вычеркнули! Однако, сколько же там остаётся?
    Секретарь. Сто десять!
    Директор. Всё-таки сто десять! Нет ли между ними хоть некрасивых?
    Ирина Осипенкоцитирует4 года назад
    Высшее специальное учебное заведение. Совет. На столе листы с результатами конкурсных испытаний.
    Директор. Ну-с, приступим. Сколько желающих?
    Секретарь. 500.
    Директор. Ой-ой-ой! А мест?
    Секретарь. 50.
    Директор. Ай-ай-ай! Речь может идти, конечно, только о тех, кто получил круглое пять.
    Секретарь. Круглое пять на конкурсных испытаниях получило 400 человек.
    Директор. Всё-таки 400! Удивительная нынче молодёжь стала. Прямо старики какие-то! Ей Богу! Кругом «Аквариум», «Крестовский», «Неметти», а они сидят и учатся. По-моему, это они нарочно. Назло нам. «Ага! говорят. Назло будем учиться!» И учатся. Знают, что у нас свободных мест нет. Так вот, чтоб поставить нас в затруднительное положение!
    2-й профессор. Что ж делать-то, однако?
    Директор. Прежде всего вычеркнем тех, у кого есть пять с минусом. Хоть одно пять с минусом. Сколько таких?
    Секретарь. Пятьдесят человек!
    Директор. Всё-таки хоть на пятьдесят меньше! Вот бы взять да ещё хоть сотенки две минусов понаставить. Ишь, ишь в клеточках сколько места осталось!
    2-й профессор. Но ведь это же невозможно!
    Директор. Да я и сам знаю, что невозможно! (Хватаясь за голову.) Что ж делать? Что делать? Господа, нужно немножко психологии. Отсчитайте только тех, у кого пять с точкой. У кого около пятёрки стоит точка. Точка, это — важная вещь. Я нахожу, что что-нибудь очень хорошо, — я говорю: «Это хорошо», и добавляю: «Да, это очень хорошо!» Точка, это показывает, что экзаменующийся произвёл сильное впечатление. Пять поставил и точку, — подтвердил! Пять и точка. «Верно». Выбирайте точки, которые пожирней!
    Секретарь. С точками осталось 250. Вот тут, у этой пятёрки, какая-то странная точка. Не то преподаватель поставил, не то муха…
    Директор. Считайте, что муха! Считайте, что муха! Всё-таки 249!
    3-й профессор(уныло). А мест-то пятьдесят!
    Ирина Осипенкоцитирует4 года назад
    В школе пели и любили.
    А родители смотрели и качали головами:
    — Какие из них члены «Русского собрания» вырастут!
    И радовались.
    Ирина Осипенкоцитирует4 года назад
    — Урок отчизноведения по системе Сигмы!
    Ирина Осипенкоцитирует4 года назад
    эту минуту вошёл директор.
    На директоре был для разнообразия розовый пиджак, жилет с чёрными и белыми клетками, одна панталона зелёного цвета, другая оранжевая. На голове жокейская шапочка.
    Директор с любовью посмотрел на пляшущего учителя:
    — Дух внушаете?
    — Так точно, ваше превосходительство. Дух! по системе Proctor’а!
    Директор вынул шёлковый платок и, помахивая им, прошёлся русскую.
    Урок математики был кончен.
    Ирина Осипенкоцитирует4 года назад
    Учитель спрыгнул с кафедры, надвинул набекрень шляпу с павлиньими перьями, гикнул, свистнул и завёл тонким голосом:
    «Солдатушки…
    — Бравы ребятушки! —

    гаркнул весь класс.
    «Игде же ва-а-аши жё-ё-ёны?!»

    спрашивал учитель.
    — Наши жёны — ружья заряжены! —

    отвечал весь класс. —
    Вот где на-а-аши жё-ё-ёны!…
    Ирина Осипенкоцитирует4 года назад
    Тифлисские педагоги строги, но справедливы.
    Некоторое послабление оказано только… кто бы мог этого ожидать?.. Иоанну Грозному.
    Следовало бы исключить, но пожалели:
    — Он такой способный!
    Ирина Осипенкоцитирует4 года назад
    Вместе со Святославом исключены из гимназии и три брата-варяга, — Рюрик, Синеус и Трувор.
    Ирина Осипенкоцитирует4 года назад
    В Тифлисе случилось крупное историческое событие.
    Из тифлисской гимназии исключён за дурное поведение… не много, не мало — князь Святослав.
    Вот тебе и «иду на вас»!
    Доходился.
    Тифлисские педагоги собрались для совещания, как «повоспитателней» преподавать историю в младших классах гимназии.
    И педагогический совет постановил:
    — Простота образа жизни Святослава могла бы найти место в воспитательном курсе истории; но его постоянная погоня за придунайскими владениями и оставление русской земли на произвол судьбы подают повод к исключению из программы и этого князя.
    Итого:
    Успехи — 5.
    Прилежание — 4-.
    Внимание — 3.
    PS. Неоднократно был замечаем в оставлении без внимания русской земли.
    Поведение — 2.
    А посему педагогический совет и постановил исключить князя за дурное поведение из гимназии.
    Святослав! Опять вы гоняетесь по коридору за придунайскими владениями? Станьте в угол!
    Святослав(поднимая руку), Позвольте выйти!
    — Извольте стоять! Опять начнёте гоняться!
    Святослав исключён, как «дурной пример». Вдруг на самом деле все гимназисты тифлисских гимназий Святославами сделаются!
    Ирина Осипенкоцитирует4 года назад
    Публицист. Читали? В «Русском Вестнике» читали? Гибель классического образования! Гибель богов: Курциуса, Ходобая, Кремера, да и нас с вами! (Всплёскивая руками.)O, tempora! O, mores!Senatus vidit, consules sciunt, et extemporalia dilabuntur.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз