Когда я умирала, Уильям Фолкнер
Книги
Уильям Фолкнер

Когда я умирала

Читать
163 бумажные страницы
  • 🔮5
  • 👍5
  • 🚀5
Роман, оказавший серьезное влияние на всю американскую литературу.
Классика XX века.
Глубокий Юг, каким видел, знал, любил и ненавидел его Фолкнер. Земля, где за тщательно побеленными фасадами старинных фермерских усадеб скрываются семейные тайны, кипят разрушительные страсти, ломаются судьбы и совершаются преступления…
«Когда я умирала» – роман-одиссея о десяти днях жизни фермеров Бандренов, которые собрались на похороны матери семейства Адди. Уникальность произведения заключается в том, что в нем нет ни слова авторской речи. Весь сюжет представляет собой цепь монологов четырнадцати персонажей, среди которых и незабываемый монолог самой Адди…
Впечатление
На полку
  • 🔮Мудро5
  • 👍Советую5
  • 🚀Не оторваться5
Вход или регистрация
Екатерина Майстрова
Екатерина Майстроваделится впечатлением2 года назад
💀Страшно
🔮Мудро
🎯Полезно

Книга - шок. Хочется написать отзыв, но не знаю как. Первую половину было невероятно скучно читать, повествование запутанное, слог сложный, очень хотелось закрыть.
Но книга стоит того, чтобы дочитать до конца. История о человеческих отношениях, а точнее их отсутствии. Семья как формальность, родственные связи как тягостные узы, эгоизм и равнодушие как реальность...
Если вы любите «Вишневый сад» Чехова, то книга для вас. Только для тех, кто способен в страшном увидеть смешное.

Лариса Дроздецкая
Лариса Дроздецкаяделится впечатлением2 года назад
💀Страшно

Умирает Адди, мать фермерского семейства. У нее муж и пятеро детей. Старший вот уже несколько дней под ее окнами делает ей "чертов ящик". Она взяла слово с мужа похоронить ее в Джефферсоне. И вот вся семья едет с гробом в город. На пути огромное количество препятствий, все против них. И только отец семейства твердит, что это воля усопшей.
Вязкая, тяжелая книга. В ней нет авторских слов, все повествование идет от лица либо членов семьи, либо соседей, точнее это их внутренние монологи, мысли, ощущения и диалоги с другими действующими лицами. Всего 14 человек. Погружаясь в них все глубже, мы начинаем понимать мотивы и практически у всех они так-себе.
Наиболее мерзок из всех мне отец семейства. Из-за него 8 дней таскают гроб с разложившимся телом, казалось бы только от того, что он дал слово. Он отправляет сыновей на переплаву и они не могут попрощаться с матерью, потому что 3 доллара не валяются на дороге. Его мысли о вставных зубах, то что он сделал с конем Джула... в общем гореть ему в аду.
Дьюи Делл интересует только как и где сделать аборт. И смерть матери задевает ее как-то по касательной.
Вардаман с его "моя мать - рыба", "мать Джула - лошадь", мысли Кеша про гроб и то, что он неустойчивый, лицемерие и ханжество Коры...
Не совсем я поняла Дарла, или он единственный нормальный среди сумасшедших, но очень хорошо маскируется или правда с головой у него что-то не то.
Весь этот круговорот затягивает в какую-то безрадостную трясину и все что я хотела к концу, чтобы несчастную женщину уже похоронили.
Финал книги оказался для меня неожиданностью, но он достаточно закономерен.
Я не могу сказать, что я в восторге от книги, но что-то в ней есть, что заставляет думать и переживать эту книг во время чтения и после.

Alex Filippov
Alex Filippovделится впечатлениемв прошлом году
👍Советую

сложное и трудоемкое чтение, но мурашки бегут от каждого абзаца.

Irina Staroseltseva
Irina Staroseltsevaцитирует2 года назад
Если ты нужен людям – подожди, когда позовут,
Igor Putkovskiy
Igor Putkovskiyцитирует22 дня назад
Господь видит сердце. Если так Он захотел, что у одних людей одно понятие о честности, а у других другое, то не мне Его волю оспаривать.
Margarita Minasyan
Margarita Minasyanцитируетв прошлом месяце
Я иногда задумываюсь, кто имеет право решать, нормальный человек или ненормальный. Иногда мне кажется, что нет между нами совсем нормального и совсем ненормального, и кто он есть – мы договариваемся и решаем. Выходит, не то важно, что человек делает, а то, как большинство людей посмотрит на его дела.
Читаем книги с конца, Spoilr
[почти] Сто книг Дэвида Боуи, Леночка
Эксклюзивная классика, Катя Сергийчук
Катя Сергийчук
Эксклюзивная классика
  • 157
  • 75
Прощай, бумага , Константин Потапов
Константин Потапов
Прощай, бумага
  • 21
  • 39
мой отложенный список, Лара Чучупал
Лара Чучупал
мой отложенный список
  • 95
  • 30
bookmate icon
Тысячи книг — одна подписка
Вы покупаете не книгу, а доступ к самой большой библиотеке на русском языке.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз