Цитаты из книги «Причуды среднего возраста», Франсуа Нурисье

Olesia Diachenko
Olesia Diachenkoцитирует2 года назад
«…А также и тот человек с закрытыми глазами, с которым вы сталкиваетесь на улице и который ни с кем не желает разговаривать. А также и та странная нищенка, которая вечерами сидит на скамейке возле здания обсерватории и перебирает какое-то немыслимое тряпье. И самый обычный догматик, который иссушает и отравляет свою жизнь. А также и тот, кто страдает от своей застенчивости, равно как и тот, с кем невыносимо общаться из-за его хамства. Одним словом, это те, для кого ничто никогда не станет чем-либо. Страсть к абсолюту… Клинические формы этого заболевания бесчисленны и слишком многообразны, чтобы перечислять их все. Мы хотели бы ограничиться описанием лишь одного случая».
Лейла хайретдинова
Лейла хайретдиновацитирует2 года назад
Всем нам хотя бы раз в жизни, хотя бы на один миг бывает стыдно за своих матерей, и раскаяние в этом приходит к нам лишь после их смерти, когда ничего уже нельзя исправить.
Maria Glazacheva
Maria Glazachevaцитирует2 года назад
Можно подумать, что им самим никогда не бывает ни жарко ни страшно, что они шагают по жизни в непробиваемой броне отменного здоровья, все такие неувядаемые, просто голливудские герои.
Maria Glazacheva
Maria Glazachevaцитирует2 года назад
Писатель, которого никто на этом свете не понимает, кроме его собственной супруги, приговорен.
Maria Glazacheva
Maria Glazachevaцитирует2 года назад
Порой моя любовь к тебе возрастает прямо пропорционально моей ненависти к самому себе: интересный способ измерять силу любви.
Maria Glazacheva
Maria Glazachevaцитирует2 года назад
Но разве это могло уменьшить мою любовь к тебе? Вот мою любовь к себе — да, но это обычное дело.
Maria Glazacheva
Maria Glazachevaцитирует2 года назад
«После сорока лет жизнь уже не меняют», — любил он повторять Элен. До сорока тоже, так что жалеть не о чем.
Maria Glazacheva
Maria Glazachevaцитирует2 года назад
Ты очистила слова любви от налета обыденности. Ты сделала так, что все самые обычные слова любви перестали казаться затасканными.
Maria Glazacheva
Maria Glazachevaцитирует2 года назад
Вот они, эти слова. Глагол «целовать», несущий в себе все оттенки грубости и нежности, именно глагол, а не существительное «поцелуй», ассоциирующееся с семьей и домом. Глагол «обладать», звенящий и трепещущий, подразумевающий сладострастные объятия, ласкающие тело, всплеск эмоций, ночной шепот, своего рода геройство, обещания, благодарность.
Анна Аникеева
Анна Аникеевацитирует2 года назад
Ты галопом понесешься к своей большой любви, что выпала тебе в сорок восемь лет. Это все радужный обман: сладость ее тела, ее дерзость, твоя смелость и твои сновидения — а нутро-то с гнильцой, Казанова.
Анна Аникеева
Анна Аникеевацитирует2 года назад
Ты банален, как похлебка. Похлебка из человеческой слабости и бунтарства, приправленная ложью.
Анна Аникеева
Анна Аникеевацитирует2 года назад
Говорят, что из двух любящих один всегда любит меньше, чем другой. Но что значит меньше, что значит больше? И то и другое в равной мере загадка.
Анна Аникеева
Анна Аникеевацитирует2 года назад
Невозможно оценить масштабы страданий других людей, их глубину.
Анна Аникеева
Анна Аникеевацитирует2 года назад
И пусть движения моих рук по ее телу, медленные, повторяющиеся вновь и вновь, отдалят нас от одиночества, и пусть она знает о моих притязаниях, о том, что ей никуда от меня не деться, пусть она поймет, что тут не может быть никакой ошибки, что старая как мир история повторяется, что мы просто мужчина и женщина, что я добиваюсь ее, хочу ее, и пусть все у нас будет без витиеватостей и недоговоренностей — мы просто он и она, и пусть грудь ее вздымается так, как она вздымается тогда, когда женщина уверена: она слышит музыку любви, самую банальную, да, банальную и разжигающую страсть, и каждому лишь остается исполнить свою партию, предопределенную природой, требуемую его плотью.
Анна Аникеева
Анна Аникеевацитирует2 года назад
Что за странная сила — желание, одного оно заставляет действовать, другого деморализует.
Анна Аникеева
Анна Аникеевацитирует2 года назад
И это вечное удивление во взглядах… Можно подумать, что им самим никогда не бывает ни жарко ни страшно, что они шагают по жизни в непробиваемой броне отменного здоровья, все такие неувядаемые, просто голливудские герои. Он же — скрюченный, обессиленный, забившийся в свою раковину, затаившийся во тьме.
Анна Аникеева
Анна Аникеевацитирует2 года назад
У каждого из нас свой пунктик, свои раны, свое несчастливое детство, свой тайный и тщательно оберегаемый ото всех стыд
Анна Аникеева
Анна Аникеевацитирует2 года назад
Женщины без грима, словно без защиты. А мужчины желают видеть вас во всеоружии. Идет долгая, жестокая и скрытная борьба за то, чтобы сохранить маски. Что же происходит с высокими чувствами и прекрасными порывами, задавленными этим самым стыдом, что по каплям выдавливается из нас? Жалкие актеришки в гриме, наскоро подправленном перед выходом на сцену. Все мы такие. Подделанные, подчищенные. И душа, надо думать, в таком же беспорядке, что и физиономия.
Анна Аникеева
Анна Аникеевацитирует2 года назад
Пропусти он сейчас рюмочку-другую, Бенуа пришел бы в полный восторг от своей проделки. Он — генеральный директор издательства, ему сорок девять лет. И он ведет себя как мальчишка. «Я взрослый человек или нет? Неужто я так и не стал по-настоящему, безоговорочно взрослым?» Хорошо бы понять, хорошо бы разобраться, как именно следует все это воспринимать. Что это: дурацкая шутка, ребячество, патетическое бегство от общества, какой-то патологический негативизм?..
Анна Аникеева
Анна Аникеевацитирует2 года назад
Она проходит, наша жизнь, но горечь от перенесенных обид никуда не девается.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз