Жан Амери

По ту сторону преступления и наказания. Попытки одоленного одолеть

«По ту сторону преступления и наказания» — книга, написанная австрийским философом и писателем, бывшим узником Освенцима, Бухенвальда и Берген-Бельзена Жаном Амери в середине 1960-х годов, десятилетии, когда дискуссия о цене Второй мировой войны, вине немцев и моральных последствиях концлагерей оказалась в центре европейской интеллектуальной жизни. Абстрактному морализаторству современников Амери противопоставил свой личный, радикальный опыт, обобщенный в цикле эссе о существовании интеллектуала в концлагере, физических пытках, праве на месть, невозможности прощения и крушении национальной самоидентификации, вызванном преследованием евреев в годы нацизма.
186 бумажных страниц

Впечатления

    Дмитрий Безугловделится впечатлением3 года назад
    💀Страшно
    🔮Мудро
    🎯Полезно

    Каждое утро ты видишь лагерный номер у себя на предплечье, и каждое утро ты вновь и вновь утрачиваешь доверие к миру. Твоя семья почитала себя солью австрийской земли, а ты можешь лишь причисляться себя к не-немцам, лишенный Родины и самого представления о ней. В лагере твои печали не утоляют размышления о Гегеле, потому что социальное взаимодействие изгоняет из помыслов любую попытку абстракции. И пытка, случившаяся 22 года назад, возвращается -- в ум и тело -- при всякой попытке её вспомнить.
    Ты можешь захлебнуться молчанием и медленно отравлять свой каждый день; наблюдать, как твоих палачей прощают со всей великодушностью, присущей обществу, желающему промотать момент позора и вернуться в мировую игру.
    Или можешь, тщательно выбирая слова, найти силы рассказать о своих неудобных, труднопредставимых переживаниях; отказаться от оглушительных слов и патетических обобщений; провернуть феноменологическое исследование и провернуть палец в незаживающей ране. Ты — Жан Амери, и тв бесконечно мужественен. Этот текст нахожу значимей текстов Франкла и Леви (с последним, кстати, Амери делил барак), поскольку здесь нет ни попыток универсализировать опыт, ни огульных хаяний. Есть только частная боль, о которой он пишет зажмурившись, в моменты обострения -- растрескивая текст сардоническими комментариями.

    Преследовал печатное издание, но оно улетучилось и из Порядка слов, и из Смены, и из Пиотровского. Сборник не рекомендую проглатывать залпом; Амери слишком долго молчал и слишком много сил потратил на то, чтобы отказать себе в сентиментальности и всепрощении. Не стирайте этого запойным чтением, но и не проходите мимо (пусть даже сам Амери порой к этому призывает).

    Станислав Шапошниковделится впечатлением2 года назад
    👍Советую

    Нинаделится впечатлением2 года назад
    👍Советую
    💀Страшно
    🔮Мудро

Цитаты

    Natalia Zaitsevaцитирует2 месяца назад
    Как раз там, где следовало решительно избегать «я», оно оказывалось единственно пригодной точкой отсчета.
    Anna Kцитирует5 месяцев назад
    в 1933–1945 годах в немецком народе, достигшем высокого уровня образованности, индустриального развития, беспримерного культурного богатства, – в «народе поэтов и мыслителей»! – произошло то, о чем я говорю
    Виктория Сизовацитирует9 месяцев назад
    Что меня занимает и о чем я вправе говорить – это жертвы рейха. Я не стремлюсь поставить им памятник, потому что быть только жертвой – еще не честь.

На полках

fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз