Отверженные, Виктор Гюго
Виктор Гюго

Отверженные

1 870 бумажных страниц
  • 👍33
  • 🔮26
  • 🚀24
Знаменитый роман-эпопея Виктора Гюго о жизни людей, отвергнутых обществом. Среди «отверженных» – Жан Вальжан, осужденный на двадцать лет каторги за то, что украл хлеб для своей голодающей семьи, маленькая Козетта, превратившаяся в очаровательную девушку, жизнерадостный уличный сорванец Гаврош. Противостояние криминального мира Парижа и полиции, споры политических партий и бои на баррикадах, монастырские законы и церковная система – блистательная картина французского общества начала XIX века полностью в одном томе.
Загрузите файл EPUB или FB2 на Букмейт — и начинайте читать книгу бесплатно. Как загрузить книгу?
Найти в Google
Впечатление
На полку

Другие версии книги

Отверженные, Виктор Гюго
  • 👍Советую33
  • 🔮Мудро26
  • 🚀Не оторваться24
Вход или регистрация
Julia Grigoryan
Julia Grigoryanделится впечатлением4 года назад
🔮Мудро

Гюго местами удивительно современен, но читая его, чувствуешь все свои пробелы в истории вообще, в истории Франции и Революции, в истории литературы. Прочитав однажды, можно через несколько лет вернуться к "Отверженным" и обстоятельно, с пыльными словарями и всесильным Интернетом, изучить каждое событие и имя, к которым автор так непринужденно даёт отсылку. С первого раза это тяжело сделать - сюжет увлекает, и пространные рассуждения-описания хоть и с пробуксовкой, но проглатываются без вдавания в подробности.

Книга многое оправдывает, но никого не осуждает. Читать стоит, если есть силы и время подумать о вечном.

Артём Смагин
Артём Смагинделится впечатлением4 года назад
💧До слез

Лучшая книга в моей жизни, растерзало душу на части.

Маша Ненашева
Маша Ненашеваделится впечатлением2 года назад
💡Познавательно
🚀Не оторваться
🐼Мило

*спойлеры*
Несколько не связанных друг с другом замечаний:
1. Я не перестаю умиляться любви Гюго к городу. В Париже не была, да и от того Парижа уже, должно быть, не так много осталось после реконструкции в середине позапрошлого века, но со страниц "Отверженных" город сходит как живой. И прекрасно чувствуется, что это тот же самый город, который фигурировал в "Соборе...", несмотря на столетия, разделяющие события, и десятилетия, разделяющие книги.

2. Есть несколько изумительно трогательных сцен, причем не только банально трогательных. Гибель Грантэра не забуду, наверное, никогда.

3. Книга, преисполненная веры в человека. Понятно, что она довольно далека от реализма, некоторые герои, можно сказать, схематичны, но как приятно иногда прочитать про того, кто не "скатился", кто выдержал всё и остался настоящим человеком. Не озлобился на весь мир после мучений, не убил даже на поле боя, всегда делал все что мог, чтобы преуменьшить зло и несправедливость под солнцем. Он дожил до конца своих дней "чистым", хотя это было сложно. Надо смотреть на это и верить, что люди так тоже могут. (Страшно представить, что бы мог с героем такой судьбы сделать, к примеру, Достоевский, но его пути - не единственные!)

4. Дед Мариуса клевый :3 Да и вообще несколько очень клевых персонажей, которые способны запасть в душу надолго. В том числе и безвременно погибших, слезы пару раз были близко (см. п. 2).

Karina Ross
Karina Rossцитирует5 лет назад
Мышление - работа ума, мечтательность - его сладострастие. Заменить мысль мечтой - значит принять яд за пищу.
Liana Lia
Liana Liaцитирует3 года назад
Быть святым – исключение; быть справедливым – правило. Заблуждайтесь, падайте, грешите, но будьте справедливы.
Глеб Папков
Глеб Папковцитирует4 года назад
«Господин мэр и вы, господа горожане, – сказал епископ, – мне понятно ваше негодование. Вы находите, что со стороны такого скромного священника, как я, слишком большая дерзость ездить на животном, на котором восседал сам Иисус Христос. Уверяю вас, я сделал это по необходимости, а вовсе не из тщеславия».
Классика, Natalia Beloshytskaya
Natalia Beloshytskaya
Классика
  • 328
  • 997
Книги для Алисы, Nastasja
1001 Books You Must Read Before You Die, Olga Ivanova
100 Лучших книг по версии Дистопии, Виталий Пивоваров
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз