Мы, Евгений Замятин
Бесплатно
Евгений Замятин

Мы

Читать
Вероника
Вероникацитирует4 года назад
Человек — как роман: до самой последней страницы не знаешь, чем кончится. Иначе не стоило бы и читать…
Юлия Коробкина
Юлия Коробкинацитирует5 лет назад
Единственное средство избавить человека от преступлений — это избавить его от свободы
Полина Великова
Полина Великовацитирует4 года назад
Тут я на собственном опыте увидел, что смех — самое страшное оружие: смехом можно убить все — даже убийство.
Olexandr Shalakhin
Olexandr Shalakhinцитирует5 лет назад
Человек — как роман: до самой последней страницы не знаешь, чем кончится. Иначе не стоило бы и читать…
Евгения Спичка
Евгения Спичкацитирует5 лет назад
Я кинулся к нему, как к родному, прямо на лезвия — что-то о бессоннице, снах, тени, желтом мире. Ножницы-губы сверкали, улыбались.
— Плохо ваше дело! По-видимому, у вас образовалась душа.
Душа? Это странное, древнее, давно забытое слово. Мы говорили иногда «душа в душу», «равнодушно», «душегуб», но душа —
— Это… очень опасно, — пролепетал я.
— Неизлечимо, — отрезали ножницы.

душа

Nina Altu
Nina Altuцитирует4 года назад
как бы сказать… у ней неправильно рассчитана скорость языка, секундная скорость языка должна быть всегда немного меньше секундной скорости мысли, а уже никак не наоборот.
Алексей Брилль
Алексей Брилльцитирует5 лет назад
— О ненавижу туман. Я боюсь тумана. — Значит — любишь. Боишься — потому, что это сильнее тебя, ненавидишь — потому что боишься, любишь — потому что не можешь покорить это себе. Ведь только и можно любить непокорное.
Оля Аминова
Оля Аминовацитирует5 лет назад
Я чувствую себя. Но ведь чувствуют себя, сознают свою индивидуальность — только засоренный глаз, нарывающий палец, больной зуб: здоровый глаз, палец, зуб — их будто и нет.
Александра Анашкина
Александра Анашкинацитирует2 года назад
Знание, абсолютно уверенное в том, что оно безошибочно, — это вера.
Ива
Ивацитирует4 года назад
вы больны. Имя этой болезни:
фантазия.
Ива
Ивацитирует4 года назад
вы обросли цифрами, по вас цифры ползают, как вши.
Дарья Полшведкина
Дарья Полшведкинацитирует4 года назад
Человек — как роман: до самой последней страницы не знаешь, чем кончится. Иначе не стоило бы и читать…
Настя Иванова
Настя Ивановацитирует4 года назад
«Любовь и голод владеют миром».
Andrey Burlankov
Andrey Burlankovцитирует4 года назад
И не думаете ли вы, что сперматозоид — страшнейший из микробов?
Никита Оверчук
Никита Оверчукцитирует5 лет назад
Любовь и голод владеют миром
Jenia Smolenceva
Jenia Smolencevaцитирует5 лет назад
Я спрашиваю: о чем люди — с самых пеленок — молились, мечтали, мучились? О том, чтобы кто-нибудь раз навсегда сказал им, что такое счастье — и потом приковал их к этому счастью на цепь. Что же другое мы теперь делаем, как не это? Древняя мечта о рае… Вспомните: в раю уже не знают желаний, не знают жалости, не знают любви, там — блаженные с оперированной фантазией (только потому и блаженные) — ангелы, рабы Божьи…
Даша Барковская
Даша Барковскаяцитирует5 лет назад
только и можно любить непокорное.
ptash606
ptash606цитирует4 года назад
Тут я на собственном опыте увидел, что смех — самое страшное оружие: смехом можно убить все — даже убийство.
Artemy
Artemyцитирует5 лет назад
Отсюда если через «Л» обозначим любовь, а через «С» смерть, то Л—f(С), то есть любовь и смерть…
Александр Баркар
Александр Баркарцитирует5 лет назад
Дети — единственно смелые философы. И смелые философы — непременно дети.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз