Светлана Алексиевич

У войны не женское лицо

Одна из самых известных в мире книг о войне, положившая начало знаменитому художественно-документальному циклу «Голоса Утопии». «За многоголосное творчество — памятник страданию и мужеству в наше время» Светлана Алексиевич получила в 2015 году Нобелевскую премию по литературе.
Перед вами последняя авторская редакция: писательница, в соответствии со своим творческим методом, доработала книгу, убрав цензурную правку, вставив новые эпизоды, дополнив записанные женские исповеди страницами собственного дневника, который она вела в течение семи лет работы над книгой. «У войны не женское лицо» — опыт уникального проникновения в духовный мир женщины, выживающей в нечеловеческих условиях войны.
Книга переведена более чем на двадцать языков, включена в школьные и вузовские программы во многих странах, получила несколько престижных премий: премия Рышарда Капущинского (2011) за лучшее произведение в жанре репортажа, премия Angelus (2010) и другие.
335 бумажных страниц
Правообладатель
WebKniga.ru

Другие версии книги

Впечатления

    Anastasia Kuznetsovaделится впечатлением5 лет назад
    💀Страшно
    🔮Мудро
    💧До слез

    "Написать бы такую книгу о войне, чтобы от войны тошнило, и сама мысль о ней была бы противна. Безумна. Самих генералов бы тошнило..."
    Обычно я не могу и, честно говоря, не хочу читать о войне, даже не заставляю себя. Но эта книга - потрясающая. Потому что в ней речь идет о людях и говорят именно люди, сами за себя. Все передано так пронзительно, так пугающе близко. Эту книгу больно читать, внутри сразу поселяется жуткая боль, я буквально заставляла себя делать перерывы. "Настя, у тебя лицо человека, который читает Алексиевич" -) Слезы на глаза почти не выступали, но как будто все плакало внутри, грудь стягивало болью, комок в горле.

    "У "женской" войны свои краски, свои запахи, свое освещение и свое пространство чувств. Свои слова. Там нет героев и невероятных подвигов, там есть просто люди, которые заняты нечеловеческим человеческим делом. И страдают там не только они (люди!), но и земля, и птицы, и деревья. Все, кто живут вместе с нами на земле. Страдают они без слов, что еще страшнее..."

    Меня поразило отношение к ветеранам войны после войны. Наверное, поэтому многие и возмущаются книге, вроде как она "срывает покровы". Но то, что попасть в плен и выжить приравнивалось к предательству и за это по окончании войны могли отправить в лагерь. То, что ветераны войны, часто инвалиды, увешанные медалями, тридцать лет были никому не нужны (потому что половина страны - такие ветераны, а эту страну еще восстанавливать после всех разрушений). То, что женщин, вернувшихся с фронта и переживших настоящий ад, считали павшими. Все это меня просто шокировало. Чуть ли не больше самих событий. "Историю войны подменили историей победы".

    Мне кажется, именно поэтому мне не хотелось раньше читать о войне. Шаблонные, заученные мнения. А в этой книге собраны самые разные взгляды. Часто кардинально разные. Только так, многоголосно, и можно освещать историю, мне кажется. Потому что в этой разнице и рождается истина, в воспоминаниях тысяч людей с разным опытом и убеждениями, настроением, характером, воспоминаниями. "Невозможно приблизиться к реальности вплотную, лоб в лоб. Между реальностью и нами — наши чувства." Такие эпические полотна, как война, можно написать, лишь собрав все по крупицам... Тогда через малое, через человека, личность, становится видна история. Гуманизм как он есть.

    "Мне интересно не само событие, а событие чувств. Скажем так - душа события. Для меня чувства - реальность. А история? Она - на улице... В толпе... Я верю, что в каждом из нас - кусочек истории. У одного - полстранички, у другого - две-три. Мы вместе пишем книгу времени. Каждый кричит свою правду. И надо все это расслышать, и раствориться во всем этом, и стать этим всем. И в то же время быть собой. Не исчезнуть."

    Именно в этом талант Алексиевич. Думаю, именно за это она и получила Нобелевскую премию. Если точнее, то: "за её многоголосное творчество — памятник страданию и мужеству в наше время". И я очень благодарна ей за ее книги.

    Дарья Торгашоваделится впечатлением4 года назад
    💧До слез

    Всем патриотам это нужно прочитать! Всем кто- ""спасибо деду за победу" и "слабо повторть". Так честно и страшно о войне. После этого хочется только мира!

    Мария Закрученкоделится впечатлением4 года назад

    Когда у автора получается из крика сделать литературу, это мастерство, которое уже не нуждается в комментариях.

Цитаты

    Nadezhda Dolyaцитируетв прошлом году
    — А любовь была на войне? — спрашиваю я.

    — Среди фронтовых девчонок я встречал много красивых, но мы не видели в них женщин.
    Люцитирует2 года назад
    Я его любила. Я шла с ним в бой, я хотела быть рядом. Я его любила, а у него была любимая жена, двое детей. Он показывал мне их фотографии. И я знала, что после войны, если останется жив, он вернется к ним. В Калугу. Ну и что? У нас были такие счастливые минуты! Мы пережили такое счастье! Вот вернулись… Страшный бой… А мы живые. У него ни с кем такое не повторится! Не получится! Я знала… Я знала, что счастливым он без меня не будет. Не сможет быть счастливым ни с кем так, как мы были с ним счастливы на войне. Не сможет… Никогда!
    В конце войны я забеременела. Я так хотела… Но нашу дочку я вырастила сама, он мне не помог. Палец о палец не ударил. Ни одного подарка или письма... или открыточки. Кончилась война, и кончилась любовь. Как песня… Он уехал к законной жене, к детям. Оставил мне на память свою фотокарточку. А я не хотела, чтобы война кончалась… Страшно это сказать… Открыть свое сердце… Я — сумасшедшая. Я любила! Я знала, что вместе с войной кончится и любовь. Его любовь… Но все равно я ему благодарна за те чувства, которые он мне дал, и я с ним узнала. Вот я его любила всю жизнь, я пронесла свои чувства через годы. Мне уже незачем врать. Я уже старая. Да, через всю жизнь! И я не жалею.
    Дочь меня упрекала: “Мама, за что ты его любишь?”. А я люблю… Недавно узнала — он умер. Я много плакала. И мы даже из-за этого поссорились с моей дочерью: “Что ты плачешь? Он для тебя давно умер”. А я его и сейчас люблю. Вспоминаю войну как лучшее время моей жизни, я там была счастливая…
    Только, прошу вас, без фамилии. Ради моей дочери…»
    Софья К-вич, санинструктор
    Leyla Imameli-Islamovaцитирует2 года назад
    Кончилась война, у меня было три желания: первое — наконец я не буду ползать на животе, а стану ездить на троллейбусе, второе — купить и съесть целый белый батон, третье — выспаться в белой постели и чтобы простыни хрустели. Белые простыни…»

На полках

fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз