Ханс Хенни Янн

«Угрино и Инграбания» и другие ранние тексты

Сообщить о появлении
Загрузите файл EPUB или FB2 на Букмейт — и начинайте читать книгу бесплатно. Как загрузить книгу?
Дима Берёзацитирует5 лет назад
Эти - нежные, несказанные, с молочно-белыми руками, - от которых исходил аромат, как от цветка, которые в утренние и вечерние молитвы вплетали имя снящейся им девочки и вновь и вновь благословляли ее своей золотой кровью; и другие, большие, которые со всем своим пылом дико и безоглядно вламывались в лоно взрослой уже девушки, которых ничем не обуздаешь, хоть закуй их в цепи, ибо влечения в них элементарны, как морские волны, - такие не приходили.
Саняцитируетв прошлом году
Да и как бы она [мама. - Т.Б.] могла догадаться, какой это кошмар, когда ты лежишь в гробу, а он вдруг проваливается, вторгаясь в останки твоего деда, который сам уже превратился в трухлявый скелет. Нет средств, чтобы описать ужас, который охватил меня тогда и охватывает снова и снова, стоит мне услышать, как в свежую могилу, на гроб, падают комья земли.
Саняцитируетв прошлом году
Она же сказала: «Чего ты хочешь? Ты звал служанку. Это я. Зачем ты поносишь поле, дающее нам зерно, зачем ты поносишь праздники, которые мы справляем? Мы благодарим Бога за то, что Он даровал нам зерно, что позволил ему созреть, что сделал наш скот тучным, что наделил силой жеребцов, что дал крестьянину сына и тем благословил его дом. Мы с молодыми парнями этой ночью будем бродить, обнаженные, по полям. И на каждом поле со сладострастием зачинать ребенка, ибо когда трава увидит, как мы зачинаем, она тоже зачнет, и когда бык увидит, как мы зачинаем, он тоже зачнет, а вот если звезда упадет с неба, то дьявол зачнет зло. Нас тогда всех убьют, и кровь наша брызнет на пашню. Ну а если звезда не упадет с неба, то наутро мы забьем хряка».
Саняцитируетв прошлом году
хотел оставаться на почве реальности, чтобы не счесть все свои замыслы напрасными. И обратился к другим вещам. Стал изучать вены, устройство конечностей, мошонки; и однажды написал о ней: «Здесь варится мужское семя». Он лгал себе... Но другого выхода не было, если он не хотел обречь себя на бездеятельность... И, может, он все же случайно натыкался на какие-то важные закономерности и новые знания. Снова и снова рисовал он сердца и кровеносные сосуды... На листах бумаги они становились криками, провозвестием; однако сам Леонардо не понимал этого, и никто другой - тоже.
Леонардо часто возвращался к одному и тому же. Ощупывал собственное тело, забираясь руками вовнутрь. Он был мужчиной. И наблюдал за сокращениями анального отверстия, за истечением семени. Он вырезал у одной мертвой женщины половые органы, и втиснул в них свой член, и зарисовал это... Но все оказалось ни к чему. Он в тот раз сломался из-за смешанного ощущения удовольствия и неудовлетворенности полученным результатом. Он обвинял себя, плакал... И, совершенно измученный, исполненный отвращения к себе, записал: «Я попусту потратил часы».
Саняцитируетв прошлом году
Пурга заладила снова. Я чувствовал, что замерзаю. Я шел все быстрей и быстрее. Проходя мимо одного дома, услышал вопли истязаемой кошки. Я заглянул во двор и увидел, что мальчик привязал кошку и тупым ножом вспарывает ей брюхо. Я совершил невозможное: подбежал, поцеловал мальчика в губы, а кошку убил камнем. Уходя, я еще увидел, как мальчик заплакал.
Все у меня внутри потемнело от крови, которую мне пришлось увидеть. Я крикнул:
- Она теперь мертвая, мертвая!
Я хотел спросить, где здесь ближайшее кладбище, хотел зарыть кошку. Но потом подумал: а вдруг этот мальчик должен увидеть ее внутренности, чтобы не вспороть живот себе самому? - И я поспешно зашагал дальше.
Саняцитируетв прошлом году
дневниковую запись от 22.01.1916: «Тут я увидел трех играющих котят и рухнул в себя, заплакал, заговорил сам с собой: они совершали такие движения, которые стоило бы подвесить к небу, чтобы каждый их видел и знал, что Бог существует».
Саняцитируетв прошлом году
Он заполз в себя и оставался там долгое время.
Саняцитируетв прошлом году
не способен найти слова, которые были бы безмятежны, как тишина на линии горизонта или как безмолвие звездных орбит; я бы сломался от одного жеста, бесшумного движения рук уродливого мальчика - движения навстречу материнской груди (случавшегося и в такие вечера), которое было отчаянным требованием любви и ищущей выражения чувственностью... Но Мария отстраняла мальчика от себя - а он даже не пытался что-то пробормотать, потому что чувствовал непреодолимость такого отчуждения. И все-таки вечера эти были прекрасны, ибо ребенок не протестовал, вообще не издавал ни звука; он не использовал отчаявшуюся волю, чтобы сформировать язык для выражения своих желаний, которые с самого начала оставались непонятыми.
J Kittsцитирует4 года назад
Вы будете надо мной смеяться, я знаю, потому что нет нужных слов... Слова! Слова все давно прогнили из-за этого страха...
J Kittsцитирует4 года назад
Если такой - абсолютно ничем не заглушаемый - страх овладевает нами раньше, чем любовь, мы становимся порочными и отверженными навеки, навеки... Надо бы класть мальчиков в постели к девочкам, лишь бы те и другие влюблялись друг в друга, пока не будет слишком поздно, а если это и приведет к некоторому непотребству - не все ли равно! — Я вот больше не могу никого полюбить, а мне всего только тридцать... Потому что я испытываю страх, страх
J Kittsцитирует4 года назад
дома, окна, люди... И все они смотрели на меня. Я всей поверхностью тела чувствовал давление их взглядов
J Kittsцитирует4 года назад
во мне вставали картины, превосходящие мои силы
Вовацитирует5 лет назад
Она догадывалась, что только так и никак иначе все на свете возникает, и сохраняется, и изменяется: благодаря чьему-то желанию, настолько безмерному, что его исполнение никогда не обернется скукой. Потому-то ни одно облако и не похоже на другое. Она не поняла, почему после обретения этого знания ей стало так грустно.
Kerfцитирует5 лет назад
Она немножко опьянела от этого неба, которого становилось все больше, от переизбытка новых форм.
Kerfцитирует5 лет назад
Она лежала на траве, и смотрела в небо, и видела, как сгущаются облака. Много белизны, с добавлением серого, и всё сплошь - рост, становление. Появлялись то звери, большие и дикие, то горы совсем незнакомой формы. Она смотрела на них, понимая, что ничего подобного прежде не видела и что в таком виде это уже никогда не повторится.
Kerfцитирует5 лет назад
Когда мы стоим на берегу моря и видим волны - как они катятся и вздымаются, как умеют реветь, как уверенны в своих жестах, - мы смотрим на них, иногда, может быть, пугаемся и утешаем себя: так было всегда...
Дима Берёзацитирует5 лет назад
«Но я, минерное, мечтал вернуться в бессознательное состояние. Порой, когда я знал, что один дома, я накладывал себе ватный тампон, смоченный хлороформом, на рот и нос, втягивал неприятно-сладкий пар, пока поверхностный наркоз не возвращал меня в сумеречное царство, где сон, наслаждение, бесконечные просторы и расширяющееся Ничто пребывали рядом друг с другом, а могильный покой сливался с колокольным буханьем сердца - штилевое счастье, свободное от вины и стремлений».
Дима Берёзацитирует5 лет назад
Ощущение вечно бодрствующего ритма, уверенность в чистом предназначении жеста, выводящего за пределы отдельной человеческой жизни, в тысячу раз важнее, чем все толкования и обоснования такого жеста
Дима Берёзацитирует5 лет назад
«...Не хочу уточнять, кто для меня этот Бог. Каждый должен построить для себя свою религию, каждый должен примириться со своим Богом. Но после смерти не будет уже веры и надежды, а только жизнь. Человеческая жизнь простирается перед тобой, она тебя научит всему. Лишь один совет хочу тебе дать: не ищи божество в далеких мирах, найди его в своем сердце. Молись Ему, но - не исполняя обряды, а поклоняясь природе. Я не хочу сказать, что тебе следует обходить стороной Божий дом. Нет, должна существовать церковь, к которой человек обратится в нужде. Вера в церковь помогает. И все же это не отменяет принципа: “Человек должен построить собственную религию!”
Дима Берёзацитирует5 лет назад
долго не знал, что мне думать о рыбаках. Поэтому и еще потому, что так уж оно получилось, невольно и спонтанно, мы с Фриделем заговорили о них. Мы обнаружили, что они ловят не только рыб, но и чаек - а также тюленей и китов. Они не задумываются о том, что делают, они - работники бойни и ничего больше. Хорошо, что я с этим разобрался. Я впервые отчетливо и сильно это почувствовал, когда мы на Рюгене наблюдали за их работой. В то время радость, взошедшая над нами, над волной нашей жизни, была столь велика, что это чувство не стало осознанным. Но я все же встревожился: оно было чем-то противоположным морю - такое знание; его было трудно вынести, хотя все привыкли к нему, как к повседневному хлебу. Мы шагали хмурые, едва сдерживая слезы. Но вдруг увидели трех играющих котят. Наблюдать за ними было все равно что смотреть на чудо. Как они ставили лапки, как затеяли потасовку и принялись кататься по земле... Каждое движение подтверждало, что они - от Бога. Их хотелось в таком виде и удержать.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз