Книги
Дмитрий Александрович Пригов

МОCКВА. вирши на каждый день

Anastasia Sharikovaцитирует2 года назад
Хорошо иметь много денег

Кругом море, песок, яхты

Или горы, снег

Все в белом и цветном, красочном

Ты говоришь:

Да, прекрасно!

Но я — в Беляево
ivanovodetstvoцитирует8 месяцев назад
Лепили мы с Орловым идеологический объект в Калуге, и был там рабочий Юра. Юра говорит Орлову: «Ты художник?» — «Да». — «А художник в вечном долгу перед народом». И Орлов снял с себя часы и отдал Юре.
icharnaiaiцитирует2 месяца назад
Вот я давлю тараканов и иногда задумываюсь: а хорошо ли это?

Ведь должны же они где-то жить. Они маленькие, места много

не занимают. Они вместе взятые-то меньше меня одного.

Но нет. Нельзя. Этак можно докатиться до мысли, что все дозволено. А дозволено не все. И они должны это знать.

И они знают.
icharnaiaiцитирует2 месяца назад
Мышь мертвая посереди дороги. Целенькая, аккуратненькая —

с горя, видно, померла.

Что мышь — люди мрут, даже при такой активной

заботе государства.

Но смерть, видимо, заботливее.
icharnaiaiцитирует2 месяца назад
Я знал собаку Мурри, и знал собаку Накси, знал собаку Рулли,

собаку Куто.

Но знал и просто собак Фрэнка, Рэкса, Кинга.

И тоже — достойные животные.
icharnaiaiцитирует2 месяца назад
*
Вот оно, так сказать, небо. И ведь не скажешь ему: Нале-во!

Оно и так налево и направо.

Так что же ему сказать от имени человечества?

Нечего ему сказать.
ivanovodetstvoцитирует8 месяцев назад
Язык, стиль – это для меня не просто язык, они для меня герои. Такие платоновские логосы. Вроде как живые существа» (расшифровка магнитофонной записи интервью).
ivanovodetstvoцитирует8 месяцев назад
РОМАН ИЗ СТИХОВ: «ЖИВИТЕ В МОСКВЕ» И ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ПРОЕКТ Д. А. ПРИГОВА
Диалог Бригитте Обермайр и Георга Витте

Где же нет Москвы – там просто пустота.
(«Москва и москвичи», 1982)
«СТИХИ В ЧИСТОЙ ПРОЗЕ». О ТРАНСФОРМАЦИИ ПОЭЗИИ В ПРОЗУ
Бригитте Обермайр
У читателя, знакомого с поэзией Пригова, роман «Живите в Москве» оставляет ощущение встречи с уже известным. В определенной степени, этот роман представляет собой трансформацию лирики Пригова в прозу. Это впечатление возникает, главным образом, благодаря мотивам и предметному миру «Живите в Москве», который ассоциируется прежде всего, конечно, со стихами о «милицанере» (1978), а вслед за ними непременно и с циклом «Москва и москвичи» (1982).
Как и для других книг неполного собрания сочинений Д.А.Пригова, для тома «Москва» нужно было отобрать стихи, перекликающиеся с центральным для тома прозаическим произведением – романом «Живите в Москве». Однако, стихотворения для «Москвы» отбирались с учетом предположения о том, что «Живите в Москве» – это роман из стихов. Однако такое утверждение вовсе не означает, что Пригов использовал в этом романе приёмы монтажа или аккумуляции. Об автоинтертекстуальности речь тоже не идет. Несмотря на все интертекстуальные отсылки – от Платонова через Евг.Попова к Сорокину – это все же не интертекстуальность в привычном понимании термина. Речь здесь идет о художественном принципе, программе, проекте, который не исчерпывается исключительно приданием нового облика старому материалу, перенесением мотивов и тем из одного жанра в другой, из одной медиальной формы в другую.
Опираясь на тезис «роман из стихов», мы попытаемся рассмотреть литературно-художественный проект Пригова в целом. Принцип, положенный в основу этого проекта, наиболее полно воплотился в романе «Живите в Москве». Я уверена, что цель проекта Пригова, проекта ДАП, заключалась в том, чтобы заставить художественный принцип функционировать одинаково активно на всех уровнях творчества – в лирике, прозе, инсталляциях, графике, перформансах, теоретических текстах. И в отношении творческой повседневности Пригов также руководствовался представлением о том, что всегдаи везде должна быть возможность работать. Природу этой повсеместности процесса можно понять, если разобраться, в какой мере роман «Живите в Москве» порожден стихами, каким специфическим образом лирика становится прозой и как проза может возникнуть из лирики.
Еще в начале 1990-х годов Пригов говорил о том, что до сих пор не нашел в своем творчестве «пространства» или «места» для романа. Пригов говорил об этом в интервью, которое я брала у него в Вене 29 октября 1992 года. Он описывал принцип своего поэтического творчества как «переживание» дискурсов, стоящих за образами и героями его поэтических текстов.
ivanovodetstvoцитирует8 месяцев назад
Он описывал принцип своего поэтического творчества как «переживание» дискурсов, стоящих за образами и героями его поэтических тек
ivanovodetstvoцитирует8 месяцев назад
подбирает осколки руинированной классики в качестве подсобного строительного материала для нового культурного здания эпохи
ivanovodetstvoцитирует8 месяцев назад
многожанровая «тотальная инсталляция» позднесоветской цивилизации
ivanovodetstvoцитирует8 месяцев назад
в новый тип художественной артикуляции
ivanovodetstvoцитирует8 месяцев назад
сплавив разнородные уровни советской языковой реальности
ivanovodetstvoцитирует8 месяцев назад
(уличный говор, язык окраин, канцеляризмы, партийный новояз, язык архаики, идеологические клише, блатную феню, язык литературной классики и т.д.)
ivanovodetstvoцитирует8 месяцев назад
«Божественная комедия» была написана не на средневековой латыни, выполнявшей функцию эсперанто для образованного средневекового сословия, а на народном наречии (вульгате), что ознаменовало собой рождение итальянского литературного языка.
ivanovodetstvoцитирует8 месяцев назад
Улавливание, конденсация и трансформация различных языковых стихий в индивидуальном художественном пространстве в итоге приводит к образованию нового культурного нарратива, отсылающего не к окаменевшей «высокой» литературной традиции, но к живым разговорным — «варварским» — языковым практикам.
ivanovodetstvoцитирует8 месяцев назад
народы, говорящие на двунадесяти языках
ivanovodetstvoцитирует8 месяцев назад
Он утверждал, что в отличие от классической и модернист
ivanovodetstvoцитирует8 месяцев назад
Этот мир, как и положено средневековому существованию, пронизан коммунальной духом, плотностью телесного и эмоционального соприкосновения
ivanovodetstvoцитирует8 месяцев назад
В этом мире лишь только тонкая мембрана рутинных практик отделяет человека от бездны, кишащей хтоническими чудовищами.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз