Книги
Марсель Пруст

Сторона Германтов

    Bebertluiцитирует5 месяцев назад
    потому что они были как птицы, для которых перья — не просто украшение, а продолжение их тел.
    Bebertluiцитирует5 месяцев назад
    одновременно надменного и услужливого.
    Bebertluiцитирует5 месяцев назад
    Вдобавок, хотя предмет точившего меня упрямого желания более не существовал, зато никуда не делся вкус к упорным мечтам, менявшимся от года к году, но неизменно приводившим меня к внезапным порывам, не считавшимся с опасностью; от этого мое разочарование бывало еще мучительней
    Bebertluiцитирует5 месяцев назад
    Дело в том, что в ту эпоху несмотря на индивидуальные черты людей сохранялась заметная разница между богатым щеголем из высшей аристократии и любым богатым щеголем из мира финансов или крупной промышленности. Эти последние утверждали свой светский лоск тем, что говорили с нижестоящими резко и высокомерно, а знатный вельможа — кротко, с улыбкой, с преувеличенным смирением и терпением, притворяясь, что он обыкновенный зритель, словно считал это привилегией своего отменного воспитания
    Bebertluiцитирует5 месяцев назад
    И я не без меланхолии заметил в себе это равнодушие к тому, что раньше было мне нужнее здоровья, нужнее покоя. Не то чтобы остыла во мне жажда рассмотреть поближе драгоценные частич­ки реальности, смутно угаданные моим воображением. Но оно уже не связывало эти частички с декламацией великой актрисы; с тех пор, как я побывал у Эльстира, та внутренняя вера, с ко­торой я относился к ее игре, к трагическому искусству Берма, устре­милась к шпалерам, к современным картинам; я уже не преклонялся с тою же неизменной верой, с тою же постоянной страстью перед великой актрисой, ее манерой произносить слова роли, ее позами, и их «двойники» в моем сердце мало-помалу погибли, как погибали «двойники» покойников в Древнем Египте, которые требовалось непрестанно питать, чтобы из них не утекла жизнь
    21
    . Само ее искусство поблекло и захирело. В его недрах больше не обитала душа
    Bebertluiцитирует5 месяцев назад
    , культ знати так живуч во французском народе, потому что, смешиваясь с духом мятежа и накладываясь на него, он уходит корнями прямо во французскую почву. Вот и Франсуазе вы могли сколько угодно толковать о гении Наполеона или о беспроволочном телеграфе — она и внимания не обращала и не замедляла движений, которыми очищала от золы камин или накрывала на стол, но стоило ей услышать подробности из жизни знати, например что младший сын герцога Германтского именуется по обычаю принцем Олеронским, и она ахала: «Как красиво», застывая в восхищении, словно перед витражом.
    Bebertluiцитирует5 месяцев назад
    словарный запас был как драгоценный камень с изъянами, не пропускавшими свет, — из-за этого и в мыслях у нее оставались темные места.
    Bebertluiцитирует5 месяцев назад
    хотя богатство само по себе, богатство без добродетели вовсе не представлялось ей высшим благом, но и добродетель без богатства также не была ее идеалом. Богатство для нее было необходимым условием добродетели, без него доб­родетель лишалась достоинства, лишалась очарования. Фран­суаза настолько слабо различала добродетель и богатство, что в конце концов наделяла первую чертами второго и наоборот: добродетель была у нее неотделима от комфорта, а в богатстве она чуяла некоторую душеспасительность.
    Bebertluiцитирует5 месяцев назад
    Я и мысли не допускал, что у гостей на ее праздниках могут быть тела, усы, ботинки, что они могут произнести что-нибудь не только банальное, но даже оригинальное на обычный, ра­зум­ный и человеческий лад, а потому водоворот имен, не более материальный, чем пиршество призраков или бал привидений, клу­бившийся вокруг статуэтки из саксонского фарфора, то есть герцогини Германтской, оставался прозрачным, будто окна ее стеклянного особняка
    Bebertluiцитирует6 месяцев назад
    Ведь стóит ощущению, знакомому по минувшим годам (подобно записывающему музы­кальному инструменту, хранящему звук и манеру игры музыкантов, которые на нем играли прежде
    6
    ), извлечь из нашей памяти звук этого имени с тем особым тембром, который улавливало в нем наше ухо в те прежние времена, — и сразу, хоть имя вроде бы все то же, мы уже чувствуем, сколько времени пролег­ло между мечтами, которые в разные эпохи нашей жизни означал для нас этот звук.
    Bebertluiцитирует6 месяцев назад
    У возбу­димых людей вместе с их воображаемой «чувствительностью» обостряется эгоизм: они терпеть не могут, когда другие выставляют напоказ недуги, которые все больше и больше беспокоят их самих
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз