Оноре де Бальзак

Шагреневая кожа

    arsenichevaannaцитирует6 лет назад
    Женщины, в силу какого-то особого склада своего ума, обычно видят в человеке талантливом только его недостатки, а в дураке – только его достоинства; к достоинствам дурака они питают большую симпатию, ибо те льстят их собственным недостаткам, тогда как счастье, которое им может дать человек одаренный, стоящий выше их, не возмещает им его несовершенств.
    Ekaterina Tyurkinaцитирует7 лет назад
    Жалость — чувство, которое всего труднее выносить от других людей, особенно если действительно подаешь повод к жалости.
    smirnova220577цитирует6 лет назад
    Увы, на прихоти у нас всегда найдутся деньги, мы скупимся только на затраты полезные и необходимые. Танцовщицам мы бросаем золото без счета – и торгуемся с рабочим, которого ждет голодная семья.
    Евгений Ронжанинцитирует6 лет назад
    Общественному мнению? Да ведь это самая развратная из всех проституток!
    karmensito4kaцитирует7 лет назад
    Власть оставляет нас такими же, каковы мы по своей природе, и возвеличивает лишь великих.
    avtsypchenkoцитирует4 года назад
    Коротко говоря, я сосредоточил свою жизнь не в сердце, которое может быть разбито, не в ощущениях, которые притупляются, но в мозгу, который не изнашивается и переживает все.
    avtsypchenkoцитирует4 года назад
    Здесь, на земле, ничто не осуществляется полностью, кроме несчастья.
    Алиса Савельевацитирует6 лет назад
    Все мужчины более или менее искусно произносят эти классические фразы, – возразила она, по-прежнему со смехом. – Но по-видимому, очень трудно умереть у наших ног, ибо я всюду встречаю этих здравствующих покойников…
    Tetiana R.цитирует4 года назад
    Кто из нас к тридцати годам не убивал себя два-три раза?
    Elena Utkinaцитирует5 лет назад
    мужчине всегда хочется, чтобы его считали покровителем
    Евгений Ронжанинцитирует6 лет назад
    Разве ты не знаешь, что каждый притязает на то, что он страдал больше других?
    Сергейцитирует4 года назад
    Честолюбец, мечтая о высшей власти, пресмыкается в грязи раболепства
    Еленацитирует7 лет назад
    Светское общество изгоняет из своей среды несчастных, как человек крепкого здоровья удаляет из своего тела смертоносное начало.
    Еленацитирует7 лет назад
    Священники, судьи и женщины никогда не выворачивают своих одежд наизнанку.
    Настя Вассинацитирует3 года назад
    Общественному мнению? Да ведь это самая развратная из всех проституток!
    Ирина Пытковацитирует4 года назад
    — Образование — вздор! Господин Гейнфеттермах насчитывает свыше миллиарда отпечатанных томов, а за всю жизнь нельзя прочесть больше ста пятидесяти тысяч. Так вот, объясните мне, что значит слово «образование». Для одних образование состоит в том, чтобы знать, как звали лошадь Александра Македонского или что дога гос­подина Дезаккор звали Беросилло, и не иметь понятия о тех, кто впервые придумал сплавлять лес или же изобрел фарфор. Для других быть образованным — значит выкрасть завещание и прослыть честным, всеми любимым и уважаемым человеком, но отнюдь не в том, чтобы стянуть часы (да еще вторично и при пяти отягчающих вину обстоятельствах), а затем, возбуждая всеобщую ненависть и презрение, отправиться умирать на Гревскую площадь
    Ирина Пытковацитирует4 года назад
    Надо быть очень несчастным, чтобы возбудить жалость, очень слабым, чтобы вызвать симпатию, очень мрачным с виду, чтобы дрогнули сердца в этой зале, где скорбь всегда молчалива, где горе весело и отчаяние благопристойно
    Лена Сикачевацитирует4 года назад
    Вот так, милый мой, я и погубил себя. Стоит молодому человеку встретить женщину, которая его не любит, или женщину, которая его слишком любит, и вся жизнь у него исковеркана.
    Лена Сикачевацитирует4 года назад
    я полагал, что рожден для великих дел, — и прозябал в ничтожестве. Я ощущал потребность в людях — и не имел друзей. Я должен был пробить себе дорогу в свете — и томился в одиночестве, скорее из чувства стыда, нежели страха
    Aleksandra Kozlovaцитирует6 лет назад
    Неспособные к наслаждениям чрезмерным, не утомляются ли они после первой же оргии, как добрые буржуа, которые, прослушав новую оперу Россини, проклинают музыку? Не так ли отрекаются они от этой жизни, как человек воздержанный отказывается от паштетов из гусиной печенки с трюфелями, потому что первый же такой паштет наградил его несварением желудка? Разгул — это, конечно, искусство, такое же, как поэзия, и для него нужны сильные души.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз