Эдвард Резерфорд

Лондон

Лондиниум. Лондон. Сердце Британской империи. Город прекрасных архитектурных памятников. Город великих ученых, писателей и художников.
Город, выживший, несмотря на страшную эпидемию чумы и чудовищный пожар, которые практически уничтожили средневековый Лондон.
Это захватывающий рассказ о людях, живших в городе от времен древних кельтских племен до наших дней. Увлекательная история многих поколений семей, чьи судьбы переплелись в этом городе: легионеров Юлия Цезаря, вторгшихся на остров два тысячелетия назад, рыцарей-крестоносцев, отправлявшихся отвоевывать Святую землю, свидетелей бурной семейной жизни Генриха VIII, участников постройки театра «Глобус», где играли пьесы Шекспира, свидетелей индустриальной революции нашего времени.
Это роман для всех тех, кто побывал в Лондоне и полюбил этот город.
Эта книга для всех тех, кому еще предстоит там побывать.
Впервые на русском языке!
1 398 бумажных страниц
Переводчик
Елена Копосова

Впечатления

    Оксана Кондрашоваделится впечатлением4 года назад
    👍Советую

    Ура, я ее все-таки осилила, она конечно не так легко и на одном дыхании читается как другие две из трилогии, но мы легких путей не ищем.

    Alinaделится впечатлением4 года назад
    👍Советую
    🔮Мудро
    💡Познавательно
    🎯Полезно
    💞Романтично
    🌴В отпуск
    🚀Не оторваться

    Потрясающая книга! История нескольких семей на протяжении веков, в то время как одна эпоха сменяет другую. Захватывающее повествование, интересные детали, непредсказуемые развязки, события предстают в воображении, как наяву, вызывая бурю эмоций. Прекрасная книга и замечательный автор.

    Vlada Kurbatskayaделится впечатлением5 лет назад
    💡Познавательно

    Скучнее, чем "Париж"

Цитаты

    Andrey Kirichenkoцитирует3 года назад
    Представьте себе. Лето заканчивается, и падают листья. Они устилают землю. И кажется, что они разлагаются полностью, но не совсем. На следующий год это повторяется. И опять. Истонченные, сплющенные листья и другие растения образуют слои, которые напластываются год за годом. Это естественный, органический процесс.
    Нечто похожее происходит с людьми, особенно в городах. От каждого года, каждого века что-то да остается. Оно, конечно, спрессовывается, исчезает с поверхности, как сам человек, но малая толика сохраняется. Римская плитка, монета, глиняная трубка шекспировских времен — все это покоится издревле. Мы копаем, находим, показываем. Не думайте, что это просто предметы. Монета и трубка кому-то принадлежали. Человеку, который жил, любил и ежедневно, как мы с вами, видел реку и небо.
    И потому, вторгаясь в почву и находя на глубине то немногое, что осталось от мужчины или женщины, я стараюсь не забывать, что соприкасаюсь с колоссальными и бесконечными напластованиями жизней. И порой мне кажется, что мы попадаем в слой спрессованного времени и разворачиваем былую жизнь, пусть даже единственный день с утром, вечером, синим небом и горизонтом. Мы приоткрыли только одно из миллиона миллионов окон, сокрытых в земле».
    Юлия Бекренёвацитирует6 лет назад
    Всей этой местностью – особняком, тюрьмой Клинк и восемнадцатью доходными борделями – владел и управлял епископ.
    Анна Климбищукцитирует10 часов назад
    Сайлас был сборщиком речного мусора

На полках

fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз