Цитаты из книги «Эрик Сати», Мэри Э. Дэвис

msekaterinaorlova33588
msekaterinaorlova33588цитирует2 месяца назад
Салис, пренебрегая законом, запрещавшим музыку в кабаре, — именно это и должно было отличать кабаре от кафе и кафешантанов, где музыка считалась обязательным номером программы, — поставил в Le Chat Noir фортепиано и теперь по вечерам наряду со стихами исполнялись и песенки.
msekaterinaorlova33588
msekaterinaorlova33588цитирует2 месяца назад
Передняя комната была открыта для всех, тогда как задняя, известная как «институт» (шутливый намек на Французскую академию) была одной из первых версий VIP-помещений и предназначалась для завсегдатаев; также она использовалась для работы над собственной иллюстрированной газетой Le Chat Noir
msekaterinaorlova33588
msekaterinaorlova33588цитирует2 месяца назад
Сати целыми днями медитирует в полумраке собора Нотр-Дам и изучает историю Средних веков в Национальной библиотеке, проводя часы, «страстно копаясь в увесистых томах Виолле-ле-Дюка» [28]. Новое благочестие захватило его, он «напускал на себя великую скромность» и «бесконечно говорил о «своей религии», строгим предписаниям которой неукоснительно следовал» [29]. Друзья, заметившие этот поворот к аскетизму, прозвали его Господин Бедняк, а сам Сати культивировал новую эстетику в своих сочинениях, стремясь переложить средневековый архитектурный стиль на музыкальный язык.
msekaterinaorlova33588
msekaterinaorlova33588цитирует2 месяца назад
Служить надо было три года, однако уже через четыре месяца, по свидетельству Тамплие, «он устал от новой жизни» и предпринял «решительные шаги», чтобы отделаться от обязательств. «Как-то зимним вечером он улегся под лестницу без рубашки. В результате — серьезный бронхит, затем период выздоровления и еще реабилитация; в общем, на три месяца его оставили в покое» [33]. Болезнь Сати гарантировала ему увольнение из армии, что и случилось в ноябре 1887 года.
msekaterinaorlova33588
msekaterinaorlova33588цитирует2 месяца назад
Сати был поклонником творчества Шабрие, и эта опера произвела на Сати сильное впечатление: он был так «потрясен отвагой композитора», что передал через консьержа дома, где жил Шабрие, богато украшенную копию одного из своих собственных сочинений, «с великолепным посвящением, написанным, само собой разумеется, красными чернилами» как знак своего уважения [38]. Увы, Шабрие так никогда и не ответил на этот экстравагантный жест.
msekaterinaorlova33588
msekaterinaorlova33588цитирует2 месяца назад
создавая неразрывную связь между личностью и призванием
msekaterinaorlova33588
msekaterinaorlova33588цитирует2 месяца назад
Сати прекрасно ощущал связь между публичным образом и профессиональным признанием и в течение всей своей карьеры композитора «подгонял» свой внешний вид под художественные цели и задачи. Например, работая в молодости в различных кабаре Монмартра, Сати выглядел как настоящий представитель богемы, затем он стал носить только вельветовые костюмы, причем одного фасона (у него их было семь одинаковых); как сочинитель псевдодуховной музыки в 1890-е годы он основал свою собственную церковь и расхаживал по улицам в сутане; когда Сати уже стал уважаемой фигурой авангарда, он предпочитал строгий костюм-тройку — скорее буржуазный, нежели революционный.
Maria Romashina
Maria Romashinaцитирует5 месяцев назад
Ремесло часто стоит выше самого предмета. Не забывайте, что мелодия — это идея, канва; в такой же степени, как и форма и суть произведения. Гармония — украшение, демонстрация предмета, его отражение.
Maria Romashina
Maria Romashinaцитирует5 месяцев назад
Описывая Сати как визионера-новатора, Ван Вехтен (совершенно правильно) утверждает, что тот первым стал использовать целотонную гамму в своих сочинениях, «еще до того как Дебюсси подумал об этом»
Maria Romashina
Maria Romashinaцитирует5 месяцев назад
от «визуального лиризма» поэтических идеограмм Аполлинера до включения фрагментов газет в кубистические коллажи — желание создать комплексное произведение искусства, которое выйдет за собственные пределы, было главной заботой.
Maria Romashina
Maria Romashinaцитирует5 месяцев назад
» стала ходовым выражением для описания значительных и разнообразных усилий по объединению времени, материалов, формы и цвета в художественных произведениях где-то с 1910 года. Термин впервые был использован в теории цвета Мишеля-Эжена Шевреля в 1839 году и затем был подхвачен Анри Бергсоном как краеугольный камень концепции «длительности» или «постоянства настоящего в прошлом»
Maria Romashina
Maria Romashinaцитирует5 месяцев назад
На территории выставки была полностью воссоздана яванская деревня с гамеланом (традиционным индонезийским оркестром) и танцорами — именно она пленила Дебюсси
Maria Romashina
Maria Romashinaцитирует5 месяцев назад
«Почему бы не воспользоваться репрезентативными методами Клода Моне, Сезанна, Тулуз-Лотрека и так далее? Почему бы не переложить их на музыку? Нет ничего проще Это была бы исходная точка для экспериментов» [55].
Maria Romashina
Maria Romashinaцитирует5 месяцев назад
Друзья, заметившие этот поворот к аскетизму, прозвали его Господин Бедняк, а сам Сати культивировал новую эстетику в своих сочинениях, стремясь переложить средневековый архитектурный стиль на музыкальный язык. Первое сочинение в этом ключе — цикл Ogives («Своды»). Здесь архитектурный термин стал названием музыкальной пьесы: если верить Конраду — младшему брату Эрика — оно пришло композитору в голову во время «часов экстаза» в Нотр-Дам, когда мысли Сати «следовали за изгибами сводов и устремлялись наверх к создателю» [30].
b4519306598
b4519306598цитирует9 месяцев назад
в 1948 году его первая биография на английском языке, написанная Ролло Майерсом, пробудила интерес к композитору в США и Великобритании [3].
b4519306598
b4519306598цитирует9 месяцев назад
Тамплие, появилась в серии книг «Мастера старинной и современной музыки»,
Nikolay Loyko
Nikolay Loykoцитируетв прошлом году
Сати призывал публику «прогуливаться, есть и пить», и даже кричал: «Разговаривайте, ради Бога! Двигайтесь! не слушайте!», но все было зря: «публика молчала и слушала музыку
Nikolay Loyko
Nikolay Loykoцитируетв прошлом году
отмечен в указаниях для исполнителей каждой «Гимнопедии»: «медленно и с болью», «медленно и грустно», «медленно и значительно»
Lucy  Durasova
Lucy Durasovaцитируетв прошлом году
Артистом становятся неосознанно.
Идея может существовать без Искусства.
Не доверяйте Искусству: часто это всего лишь пустая виртуозность

Сам Сати о жизни

Алина Гильфанова
Алина Гильфановацитируетв прошлом году
Артистом становятся неосознанно.
Идея может существовать без Искусства.
Не доверяйте Искусству: часто это всего лишь пустая виртуозность [217].
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз