Цитаты из книги «Эрик Сати», Мэри Э. Дэвис

NT
NTцитирует19 дней назад
Но, пожалуй, самое важное, что сделал Кейдж — с помощью своих эссе, концертов и собственных сочинений он привлек к Сати внимание послевоенного американского авангарда и пропагандировал эстетику Сати как мощную альтернативу более герметичным видам модернизма — как противоядие математически выверенному подходу Шёнберга, Булеза и Штокхаузена.
Описывая вечер как полную катастрофу — плохая еда, скучные разговоры и, что хуже всего, недостаток вина
Этот «буржуазный марш» часто совершался в районе двух часов ночи через дикие и варварские кварталы Гласьер и Санте, где часто рыскали праздношатающиеся «апаши». Именно поэтому наш музыкант носил в кармане молоток
Так, например, первая «Гносиенна», помимо традиционного указания темпа «медленно», содержит ремарки «очень робко», «вопросительно», «кончиком ваших мыслей» и «ставьте условия внутри себя».
и приобрел семь одинаковых вельветовых костюмов коричневого цвета и семь подходящих шляп, что и стало его униформой на ближайшие десять лет.
Пьеса получила название «Раздражения», она очень короткая — всего тринадцать строчек, но Сати указал, что играть ее нужно восемьсот сорок раз подряд. Раздражение вызывает не только количество повторений и неимоверная продолжительность, в пьесе присутствуют «встроенные» раздражители: энгармоническая запись, атональные гармонии и асимметричная структура фраз, что мешает удерживать музыку в памяти. Похоже, что таким образом Сати выразил всю фрустрацию от неудавшегося и изматывающего романа с Валадон, который оказался, судя по всему, первым и последним
Вилли в рецензии пренебрежительно назвал «Прелюдии к “Сыну звезд”» «музыкой для торговцев сантехникой»; разъяренный Сати ответил в одном из первых картуляриев, обозвав Готье-Виллара «одной гнусью в трех ипостасях» и «подлым наемником пера».
Но расслышать в музыке Сати математические изыскания могли только самые высокообразованные слушатели из всех присутствовавших на музыкальном вечер
прелюдиях Сати продолжал развивать свои идеи по созданию музыкальных форм, основанных на повторении и статическом равновесии, и многие исследователи писали о золотом сечении и математических формулах, которые Сати предположительно использовал при сочинении.
В результате музыка имеет связную текстуру без намека на тональность или развитие и предвосхищает эстетику, которую Сати позже опишет как «запруду от скуки», «таинственную и глубокую»
Пеладан обещал «разрушить само понятие “легкости исполнения”, истребить технический дилетантизм, подчинить ремесло Искусству, то есть вернуться к традиции, которая рассматривает Идеал как единственную цель архитектурного, изобразительного или пластического усилия»
Простота, ясность, экономия средств: именно эти качества Пюви де Шаванна, по мнению Русиньоля, позаимствовал Сати.
Сати направляет все свои усилия на реализацию в музыке того, что Пюви де Шаванн достиг в живописи, а именно на упрощение художественного языка для максимальной выразительности, это, если сказать вкратце, без элегантных оборотов, свойственных испанским ораторам.
La Lanterne Japonaise («Японский фонарь»), издаваемой кабаре Divan Japonais («Японский диван»)
Наконец любители веселой музыки смогут побаловать себя любезными их сердцу звуками:
Неутомимый Эрик-Сати [sic], человек-сфинкс, композитор с деревянной башкой, возвещает появление нового музыкального произведения, о котором впредь будет говорить самым высоким штилем. Это сюита из мелодий, задуманная в мистико-литургическом жанре, которому поклоняется автор, и с намеком названная «Своды». Мы желаем Эрику-Сати успеха, подобному тому, который завоевала его «Третья Гимнопедия» — в настоящий момент ее можно найти под каждым роялем
советовал Дебюсси искать стимул в изобразительном искусстве: «Почему бы не воспользоваться репрезентативными методами Клода Моне, Сезанна, Тулуз-Лотрека и так далее? Почему бы не переложить их на музыку?
Как-то раз он собрал все свои вещи, скатал их в шар, сел на него, протащился на нем по полу, потоптался на нем и вылил на него все, что было в доме, превратив вещи в настоящие лохмотья; потом продырявил шляпу, порвал туфли, разорвал галстук на ленточки и вместо своих прекрасных льняных сорочек купил ужасные фланелевые
Сати (Альфред Эрик Лесли-Сати, сокр. Эрик). Французский композитор, родился в городе Онфлёр (1866–1925), автор «Трех Гимнопедий» для фортепиано (1888), балета «Парад» (1917) и оратории «Сократ» (1918). Его нарочито упрощенный стиль часто пронизан юмором.
Мы были неразлучны, проводили дни и частично ночи вместе, обменивались идеями, обдумывали амбициозные проекты, грезили о невероятных успехах, напивались, мечтая о несбыточном, и смеялись над нашей бедностью. Можно сказать, что мы проживали последние сцены из «Богемы» Мюрже, перенесенные из Латинского квартала на Монмартр. Ели мы не каждый день, но зато никогда не пропускали аперитив; я помню, у нас была одна парадная пара брюк и одна парадная пара туфель, которые мы надевали по очереди и которые практически каждый день приходилось чинить Это была счастливая жизнь
Мой дорогой Альбер, новости, которые я хочу сообщить, вряд ли тебя обрадуют. Я женюсь и догадайся на ком! Никогда не догадаешься — на мисс Дженни Лесли Энтон!!! Мы виделись всего три раза в доме у мисс Вулворт; мы пишем друг другу каждый день, и какие это письма! Все произошло по переписке и за две недели!
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз