Марина Давыдова

Культура Zero. Очерки русской жизни и европейской сцены

Предыдущая книга известного критика и историка театра Марины Давыдовой «Конец театральной эпохи» вышла в середине нулевых. Нынешняя — «Культура Zero» — охватывает время с середины нулевых до наших дней. Это продолжение разговора, начатого в первой книге, но разговор теперь идет не только о театре. В «Культуре Zero» можно найти и публицистику, и бытописательские очерки, и литературные эссе, и актерские портреты, и рецензии на спектакли самых важных режиссеров европейского театра от Кристофера Марталера до Яна Фабра, и разговор о главных героях отечественной сценыи разговор о главных героях отечественной сцены — К. Богомолове, Д. Волкострелове, К. Серебренникове, Б. Юхананове… Несмотря на жанровый разброс тексты смонтированы так, что в них проступают общие векторы и общие темы времени. Автор словно бы настаивает: нынешнее пространство уже не разграничено жесткими перегородками — вот тут театр, а тут современное искусство, вот тут эстетика, а тут политика, вот тут искусство, а тут жизнь. По сути, читателям предложен новый тип театроведения, где театр, — лишь отправная точка для размышлений на самые разные темы, магический кристалл, позволяющий лучше разглядеть калейдоскоп эпохи.
337 бумажных страниц

Впечатления

    mashazaделится впечатлением3 года назад
    💡Познавательно
    🚀Не оторваться

    Марина Давыдова, на мой взгляд, по-настоящему великая! Все ее тексты это прекрасная проза, эссеистика и философия в одном флаконе. Я читала взахлеб, не отрываясь. Теперь мечтаю увидеть спектакли Кетти Митчел, Ромео Кстеллуччи и Кристофа Марталера!

Цитаты

    Алиса Якубацитирует2 года назад
    дущая тема. И она совсем не про власть и даже не про церковь.
    Самый поверхностный слой этого многослойного пирога — сатирическое повествование о русской жизни (ну да, да, о русской — не о норвежской же, в самом деле). Город Скотопригоньевск становится у Богомолова источником нехитрых шуток, и эта нехитрость уж слишком нарочита, чтобы принимать ее всерьез. В Скотопригоньевске все скотское — скотские менты, Скотский банк, Скотское ТВ. В Скотопригоньевске никогда не светит солнце, но Федор Павлович Карамазов владеет тут сетью соляриев. В «Идиоте» Франка Касторфа каждый из персонажей рано или поздно сам превращался в идиота и бился в падучей. У Богомолова каждый из жителей Скотопригоньевска рано или поздно обнаруживает в себе что-то скотское.
    Второй слой — деконструкция текста Ф. М. Достоевского. Он порой кажется переписанным и дописанным писателем В. Г. Сорокиным, хотя на самом деле все экстраполяции принадлежат тут перу самого режиссера, смело пускающегося в игры с жанрами и стилями и словно бы испытывающего своих артистов на прочность бесконечной сменой театральных регистров. Артисты, надо отдать им должное, испытание выдерживают с честью. Они тут все хороши, но некоторые — Виктор Вержбицкий (Зосима и Смердяков), Роза Хайруллина (Алеша Карамазов) и особенно Игорь Миркурбанов (Федор Карамазов) — хороши так, что впору говорить о новой актерской школе Константина Богомолова.
    Алиса Якубацитирует2 года назад
    на коне (на слоне/ на осле) всегда тот, кто ставит свой спектакль, а не играет роль в чужом.
    Алиса Якубацитирует2 года назад
    Как шекспировская трагедия пронизана образами тления и гниения (могильщики, череп Йорика, Полоний на обеде у червей, «О, если б этот плотный сгусток мяса!»), спектакль Богомолова весь вертится вокруг бренной и тленной человеческой плоти.

На полках

fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз