Ольга Гусейнова

Школа Делавеля. Чужая судьба

Сообщить о появлении
Загрузите файл EPUB или FB2 на Букмейт — и начинайте читать книгу бесплатно. Как загрузить книгу?
Я — феида, я рождена воином, а значит, в моей судьбе нет места любви и тихому счастью, лишь бесконечный бой с силами тьмы.
Но что делать, если сердце хочет тепла и руки просят не тяжести клинка, а нежных объятий?
Поменять судьбу. Поменять мир. Но остаться самой собой. А в награду — встретить мечту. Причем там, где меньше всего ожидала, — в Военной школе Делавеля.
Эта книга сейчас недоступна
405 бумажных страниц
Правообладатель
Издательство «Эксмо»

Впечатления

    Алёделится впечатлением5 лет назад
    💤Скучно

    Сначала скучно, потом втянулась. Но со второй половины книги события как-то иссякли, главный враг в лице колдунов забылся ( к чему они вообще тогда были?) И повествование превратилось в перебранку главных героев на любовную тему. Пришлось через три страницы читать...
    Не захватывает ни как роман, ни как фэнтези
    5из 10

    Федотова Анастасияделится впечатлением4 года назад
    💞Романтично
    🌴В отпуск
    🐼Мило

    Миленькая сказка про феечек

    Алёнка Волковаделится впечатлением4 года назад
    👍Советую
    💞Романтично
    🌴В отпуск
    🚀Не оторваться
    😄Весело
    🐼Мило

    Отличная книга с доброй историей любви!

Цитаты

    Ольга Мозговаяцитирует4 года назад
    Невель невежливо фыркнула и надменно-обиженно уставилась на пожилого снабженца. Наивная, нашла чем пронять служаку-орка. А я по привычке ровно ответила:
    – Новенькие.
    Гном подошел к деревянной стойке-перегородке, отделяющей посетителей от места, где сидят они с орком. Положил на нее толстенный том и, достав перо, уставился на нас:
    – По очереди! Как зовут, из какого клана, рода и так далее, возраст, пол, раса и специфика магии. Я записываю, так что не частите.
    Невель напряглась и посмотрела на меня. Затем выдвинулась вперед и начала отвечать:
    – Невель Рыжуха. Оборотень. Клан лисиц. Тридцать два года. Женщина. Магия: целитель.
    Орк, кряхтя и продолжая бухтеть, встал и ушел в соседнюю комнату. Совсем скоро он вернулся с целой кипой вещей, а именно: постельным бельем, двумя комплектами формы, обувью, плотными гольфами, странной котомкой на двух лямках, которая оказалась рюкзаком с походным набором для практических занятий.
    Невель велели расписаться за полученное добро и отойти в сторону. За стопкой вещей в ее руках виднелась лишь рыжая макушка.
    Гном уведомил:
    – У вас комната на двоих. Номер двести тридцать три. Левые блоки.
    Ого, как хорошо, всего-то двое, а не два десятка! И жить будем вместе, несмотря на разные направления обучения. Впрочем, нам еще предстоит узнать, как это будет происходить, если мы отныне двойка.
    Рыжуха кивать не стала, видимо, опасалась уронить добро. А я определилась с ответами, которые сейчас буду вынуждена дать. Скрывать, что я феида, – бессмысленно. Драконы уже знают, значит, информация и сюда просочится. И главное, я правду сказала Невель – без крыльев мне никак. Ни магию накопить, ни полетать, а без последнего соскучилась. Да и невозможно скрыть часть себя, которая может проявиться рефлекторно. Обман приведет к гораздо более плачевным последствиям, чем даже не честное признание, а констатация факта.
    Я подошла к стойке и, строго посмотрев на гнома, начала:
    – Лютерция Пчелка. Феида. Род Пчелок. Сорок лет. Женщина. Магия Света и земли.
    Гном механически все записывал, но я заметила, как дрогнула его рука на слове феида.
    – Фейка, что ли? – переспросил орк.
    – Феида! – решительно настаивала я.
    – Ну я и говорю – фейка! – упрямо гнул свое орк, потом хитро продолжил: – У меня тут внучка замуж собралась…
    – Нет! – ужаснулась я.
    – Что – нет? – удивился старикан.
    – Все – нет! Наосвящалась уже… – буркнула я, неосознанно потрогав скулу.
    Не болит, но пудовый кулак дочери кузнеца запомнился достаточно, чтобы отвратить от походов на свадьбы. Исключение только для своей сделаю!
    Предприимчивый дедок-интендант понимающе хмыкнул, а гном немного нервно хохотнул. Молодой еще, на свадьбах не бывал, видимо, но, скорее всего, его моя раса так впечатлила. Все же про фей давно уже ничего не слышали, не то что видели.
    Орк усмехнулся вновь, отчего по землисто-зеленому лицу разбежалась глубокая сеточка морщинок. В его потеплевших глазах я заметила одобрение. Он молчком повернулся и ушел за моей экипировкой.
    От снабженцев мы с Невель вышли в приподнятом настроении. Свой блок и комнату нашли довольно быстро. Больше никто из курсантов вслед не свистел и не заигрывал, хоть наша парочка и пользовалась вниманием, но пока торопливым, мимоходным. Курсантам некогда на нас глазеть, а обслуживающему люду неинтересно, кого сюда еще принесло. Уж они-то точно много новеньких перевидали.
    На двери с номером двести тридцать три был прикреплен пергамент, гласивший:
    «Приложи руку к двери, она и откроется!
    Назови свое имя, и будешь здесь хозяином!
    Сразу назови всяк сюда без спросу входящих!
    Домовой Ром».
    Переглянувшись с подругой, по очереди приложили ладошки к двери и произнесли свои имена.
    Войдя внутрь комнатушки, где царили аскетизм и образцовый порядок, лисичка запрыгала и захлопала в ладоши от восторга, а я с чуть снисходительной улыбкой бывалого курсанта усмехнулась.
    – Чтобы мне здесь не пачкали! Я каждый день прихожу и сам все за вас, бездельниц, делать буду! – громко рыкнули за нашими спинами.
    Мы подпрыгнули от неожиданности и обернулись. И чего греха таить, от страха у меня раскрылись крылья. Оказалось – к нам подкрался маленький домовенок, ростом нам по колено, в черной военной форме и ботиночках. Забавный, как и весь его народец: сморщенное личико с черненькими глазками-бусинками, курносым носиком и небольшой бороденкой, значит, молод еще этот мужичок с ноготок.
    Мы с Невель привычно выдохнули:
    – Так мы…
    – …еще и не э-э-э…
    – Знаю я ваши бабские замашки! Шмотки раскидаете, лифчики чуть ли не на потолке висят… Как мужики приходят, суетитесь, хватаете все… Итог: лампы разбитые, стекла в щели попадают, я потом убирай и кровью своей умывайся. А про краски ваши… морды рисовать, вообще молчу. Да проще форму после полосы препятствий отстирать, чем наволочку в отпечатках красоты вашей писаной. И шкафы после вас чинить приходится. Так забить барахлом, что двери отваливаются, только бабы умеют. А вы, безрукие, ленточками их привязываете, срамота-а-а…
    Мы хмурились все сильнее, пока этот недоросль разорялся. Невель кулаки в боки уперла и, надвигаясь на ворчуна, заявила:
    – Морды не красим! Барахла не имеем! Мужиков тоже! Так что брысь отсюда. Молод еще – указывать приличным девушкам, как себя вести! Бороду отрасти сначала! – в конце своей речи оборотень уже рычала на бедолагу.
    И хотя с каждым ее словом мужичок становился все благостнее, но когда Невель закрывала перед его носом дверь, решил оставить последнее слово за собой:
    – И пыльцой со своих крыльев не трусите, здесь вам не улица! А то ишь, фейка, размахалась… крылами.
    Мы переглянулись и неожиданно расхохотались. Похожий прием был оказан нам подобным домовушкой в одном из деревенских трактиров, которым заправляли орки. Помимо скуповатых хозяев, там жила хамоватая, всюду сующая нос, ворчливая семейка домовых.
    Я заняла правую кровать, а Невель – левую. Постель, явно рассчитанная на крупных мужчин, радовала глаз белизной белья, пухлой подушкой и шириной. Раскрытые окна пропускали теплый весенний ветерок, шевеливший белые плотные шторки, и мне захотелось, чтобы на подоконнике стоял кувшинчик с цветами. Надо подумать об этом!
    Еще в комнате был закуток за ширмой, где стояли на стуле тазик и кувшин с водой для умывания; а еще новшество этого мира – унитаз с канализацией, из которой все равно фонило, так что крышечку-то мы прикрывать не забудем; и высокая бадья с лесенкой на небольшом постаменте, установленная так, чтобы воду через краник можно было из этой деревянной емкости в унитаз сливать. Удобно! Воду из общей бочки в конце коридора таскать нудно, конечно, но хоть обратно не вычерпывать.
    До вечернего построения новобранцев, где должны объявить об окончании…цатого набора, как нам рассказал гном-интендант, у нас еще было немного времени, за которое нужно успеть помыться и переодеться в форму. А мне еще и спинку одежды приспособить под крылья.
    Натаскали воды, и пока я делала надрезы и аккуратно обшивала края, Невель помылась. Следом и сама смыла дорожную пыль и тщательно промыла шевелюру, которая уже доросла до лопаток. Здесь шлемов, как я поняла из слов Невель, не носят, хотя она тоже может ошибаться. Поэтому волосы лисичка попросила меня не стричь, мотивируя тем, что мужчинам Раша нравится, когда женщины носят длинные волосы. А уж такие ярко-золотые, как у меня, тем более станут дополнительным преимуществом для привлечения мужского внимания. Именно этот довод стал решающим.
    Облачившись в новенькую, хрустящую форму – второй комплект и остальную одежду развесили в шкафу, – мы придирчиво осмотрели себя. Эх-хе-хе! На Атураше нас бы засмеяли все курсантки без исключения. Эти черные курточки со шнуровкой и стоячим воротничком лишь на эльфах да на демонах смотрятся, внушая уважение и придавая солидности, а на нас с Невель подчеркнули сильно выпирающие бюсты, тонкие талии и округлые бедра. А брюки… о-о-о… эти штаны, заправленные в высокие ботинки, просто приглашали всех желающих оценить наши упругие выдающиеся ягодицы.
    И пока лисичка крутилась, со всех сторон осматривая себя в зеркале, я тяжело вздыхала, недовольная своим видом. В кожаном корсете, шортах и юбке было привычнее. И выглядела я приличнее, чем в этом… Жаль, но в чужую академию со своим уставом не лезут. Одно утешение – крылья в усовершенствованной форме легко вырываются на свободу. Наши восторги и разочарования прервал первый сигнал гонга, оповестивший, что нужно спешить на построение. Мы рванули на так называемую площадь Клятв.
    Народу на месте построения собралось уже прилично. Люди – маги и просто хорошие воины – стояли обособленной группой. Гномы мрачно взирали на остальных, видимо, из-за своего маленького роста, доставлявшего дискомфорт на фоне общей довольно высокой компании. С десяток орков обступили пару, которая дралась на мечах, но те, скорее, разминались. Самыми многочисленными оказались демоны. Сложив крылья, они флегматично рассматривали остальных и возили кисточками хвостов по песку туда-сюда, поднимая пыль.
    Мы поравнялись с рогато-крылато-хвостатыми, и я увидела четырех демониц, похожих на Манулу. Смуглые, черноокие, крупные и, судя по наглым взглядам, задиристые. Отметив среди курсантов демониц, впервые за последние дни ощутила себя в привычной компании. С мужчинами-воинами я уже смирилась, но присутствие бойцов-женщин порадовало. Комфортно как-то стало… Ровно до того момента, как одна из них сделала шаг назад и качнулась от нашего легкого столкновения. Повернувшись и быстро оценив меня, она спросила с пренебрежением:
    – Эльфа, совсем страх потеряла? Или научить манерам?
    – Ты кого эльфой назвала? – в ответ рыкнула я.
    Демоница смачно плюнула мне под ноги. Я бы тоже так хотела, да только у меня и в Академии никогда не получалось, что тоже было предметом веселья феид. Но репутация дороже всего, сейчас спустишь подобную наглость, потом на голову сядут. Старательно плюнула, рассчитывая попасть ей под ноги. Увы, я не ела с утра, слюна предательски повисла на губе. Пришлось позорно отплевываться…
    Ржали как кони все демоны, даже орки разминаться перестали… Подружка демоницы, шлепнув ту по плечу, делано хохотнула:
    – Ринис, ты что примерную девочку задеваешь. Видишь, эльфеныш еще даже плеваться не научился.
    – Да я… – вызверилась я, но Невель толкнула меня плечом, предупреждая о чем-то.
    И тут за спиной раздался ленивый, спокойный женский голос:
    – Проблемы, эла? Эта чернота пытается тебя достать?
    Знаю-знаю, что эльфы так к незамужним женщинам своей расы обращаются. А к замужним – эль. Меня приняли за эльфу?! А вот демонов многие за глаза зовут черными за смуглость, черноглазость и огромные темные крылья.
    Как обычно готовая набить морду за то, что эльфой обозвали, обернулась и увидела у себя за спиной целую толпу ушастых. У меня рот непроизвольно приоткрылся – сильные, красивые, стройные мужчины-эльфы стоят небольшой стеночкой. А впереди них три менее внушительного вида очаровательные девицы: моего роста, голубоглазые, с бледной кожей и серебристыми, заплетенными в длинные косы волосами, которые на фоне черной военной формы еще больше выделяются, отливая серебром.
    – Илия, это не эльфа! – шепнула обратившейся ко мне красавице ее спутница.
    – Даже если и полукровка! Не стоит задирать девушек нашего народа! – заявила воинственно настроенная Илия. – Отойди, эла, в сторонку, сейчас мы сами разберемся.
    – С чего бы это я с дороги эльфы уходить должна? – оторопела я.
    Хамка Ринис обидно заржала, а ушастые недоуменно уставились на меня. Невель рядом икнула и выдохнула едва слышно:
    – Уй, е-е-е… я сваливаю.
    – А что за проблемы? – прищурилась Илия. – Или ты на самом деле не эльфа?
    Подружка Ринис из-за широкой спины демоницы выплюнула:
    – Смотрите-ка! Ушастые совсем ум растеряли. Как кролики плодятся, уже не могут определить, где свои, а где чужие.
    – Ты, рот захлопни! А то сама прикрою! – рявкнула я.
    Демоница злобно усмехнулась, плюнув в меня. Я ловко увернулась, и плевок попал прямо в грудь Илии.
    В этот момент прозвучал гонг, но на него никто не отреагировал – началась свалка. Эльфы против демонов. А между ними я.
    Ринис решила заняться лично мной, и мы, обнажив мечи, закружили вокруг друг друга. Несмотря на то что демоница была выше и крупнее меня, я привыкла драться с такими соперницами. А вот ей с юркой и вертлявой феидой приходилось туго. От наших мечей только искры летели. Мы старались не убить друг дружку, но и спуску не давали.
    – Отставить! – раздался зычный и в то же время странно глухой, словно потусторонний голос.
    Потасовка прекратилась мгновенно, словно всех ледяной водой окатили. Курсанты в разных позах застыли, глядя на высокого широкоплечего мужчину с длинными белыми волосами до пояса. Я по наитию, наверное, – уж слишком жуткая сильная аура окружала его – определила, что это дракон. Белый дракон!
    Драчуны вставали с земли и даже помогали встать тем, на ком некоторые только что сидели, тыкая лицом в песок. Или руку заламывали для пущего устрашения. Зато сейчас все самоутверждавшиеся вдруг стали такими дружелюбными, такими сочувствующими. Быстренько отряхнулись и замерли, невинными мышками глядя на белого дракона, который сверлил всех изучающим взглядом. Подошел капран Ясневель, затем к группе преподавателей присоединился огромный мрачный демон с деформированным крылом – летает наверняка плохо. Затем я увидела гнома из службы снабжения.
    Глухой голос Белого отчетливо и грозно прозвучал в образовавшейся гробовой тишине:
    – Кто зачинщик?
    Плотная толпа молча расступилась, в один миг снова разбившись по своим группам, и открыла доступ преподавательским укоризненным взглядам на одинокую меня. Опустив мечи, я исподлобья смотрела на них. Да уж, сплоховала! В первый же день!
    Я ощутила плечо Невель рядом – подруга вернулась и приготовилась принять наказание вместе со мной. А приятно, демоны побери!
    Дракон быстро осмотрел нашу двойку, бросил короткий непонятный взгляд на Ясневеля, снова вернул внимание мне и ровно произнес, не выделяя тональностью слов:
    – Я ректор Школы Делавеля – тер Лейв. Курсант, я хочу услышать причину нарушения дисциплины!
    Быстро облизнув губы, нервничая, но стараясь не показывать этого, отрапортовала:
    – Курсант Лютерция Пчелка! Не могу знать, тер Лейв. Как мне показалось, мы просто знакомились. Проверяли умения друг друга. В будущем всегда пригодится знать, кто на что способен. Так сказать…
    Дракон перевел вопрошающий взгляд на Невель, и она, не раздумывая, звонко от страха выкрикнула:
    – Курсант Невель Рыжуха! Не могу знать, тер Лейв. Мы просто… здоровались.
    Следующий безмолвный взгляд и – понеслось…
    – Курсант Илия из рода Медуница, подтверждаю, это просто соревнования. Прошу прощения за рассеянность. Не услышали гонг.
    – Курсант Ринис из клана Ярости, подтверждаю, мы знакомились.
    – Курсант…
    И так раз десять прозвучало, пока дракон, едва заметно усмехнувшись, прервал перечисление имен:
    – Построиться!
    Пара сотен курсантов суетливо начала построение. Увы, наша двойка снова, уже привычно мне, оказалась в самом конце, последней. Затерли, гады!
    – Сегодня мы закончили очередной набор! – негромко, но весомо и торжественно объявил тер Лейв. – Всех вас пропустили ворота школы, значит, вы достойны пройти здесь обучение и стать лучшими спецами в военном деле. Мы сделаем из вас первоклассных разведчиков, для которых не будет тайн, недоступных мест или неприступных бастионов. Мы сделаем из вас опытных командиров. За вами будут идти целые отряды и армии, поэтому вы обязаны научиться всему, что спасет сотни жизней, за которые вы будете отвечать. Мы сделаем из вас живой щит, сквозь который не сможет пройти Тьма! Помните об этом, когда захочется сказать: не умею, не хочу, не буду, устал! Помните о том, что вы – последняя преграда на пути колдунов к вашим землям, народам, родным и любимым!
    – На защиту Света! – дружно гаркнули курсанты.
    Только мы с Невель вздрогнули от неожиданности. Но запомнили клич курсантов Военной школы Делавеля.
    А ректор продолжил, показав на знакомого эльфа:
    – Представляю вам вашего куратора и преподавателя по физической подготовке капрана Ясневеля. Он ведет занятия у всех потоков, целительского в том числе. Это обязательный курс! У целителей и воинов различная подготовка, но некоторые спецкурсы вы будете проходить вместе. – Затем, указав рукой на демона, представил: – Это ваш преподаватель боевых искусств и стратегии ведения боя – капран Лавр. Курс подготовки подрывной и разведывательной деятельности у вас будет вести капран Лисан. С ним вы познакомитесь позже. Он же ведет для целителей ОМЧС – организацию медицины в чрезвычайных ситуациях. Для непонятливых – как выжить в тылу врага и сохранить жизнь раненым или гражданскому населению: маскировка, эвакуация, организация лазарета в полевых условиях…
    Пока слушала Лейва, меня не покидало ощущение, что за мной непрерывно следят. Посмотрела на гнома-интенданта, но тот делал пометки на пергаменте. Дракон в этот момент глядел в другую сторону. Демона Лавра заинтересовал кто-то в толпе курсантов. А вот, добравшись до эльфа Ясневеля, словно обожглась о холод в его голубых глазах. Он рассматривал конкретно меня, слегка прищурившись и словно соображая, что же за насекомое ему под ноги попалось: раздавить или пусть живет. Затем его ледяной взгляд неохотно оторвался от моей персоны и неторопливо прошелся по остальным, останавливаясь на каждом. Заметила, что его внимание вызывает дискомфорт не только у меня. Поэтому позволила себе немного расслабиться – показалось, что вроде не одна я интересовала куратора.
    Из раздумий меня вырвал приказ ректора:
    – А теперь каждый из вас выйдет по очереди ко мне и принесет клятву Коалиции и нашей школе защищать Свет до последнего вздоха! И не важно, будете ли вы служить в рядах объединенных сил или охранять ваш род, клан, семью. Свет – превыше всего!
    – На защиту Света! – снова гаркнули курсанты и мы с Невель тоже.
    Когда, наконец, давать клятву вышла Невель, я уже наизусть могла повторить слова, причем на незнакомом мне языке. Как шепнула Рыжуха – на драконьем. Красный круг светила коснулся горизонта; голод терзал не хуже разозленных ос из разоренного улья; хотелось пить и присесть. А я все слушала монотонные клятвы курсантов, которые повторяли слова за белым драконом. Ректора, похоже, это действо не утомило. Он был собран и спокоен.
    Алёнка Волковацитирует4 года назад
    Да проще форму после полосы препятствий отстирать, чем наволочку в отпечатках красоты вашей писаной
    lavkittцитирует5 лет назад
    Пусть меня и недобаба захотел, но с чего-то начинать надо.

На полках

fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз