Светлана Баскова,Анатолий Осмоловский

Девяностые от первого лица. Том первый

Документальный проект «Девяностые, от первого лица» представляет из себя сборник интервью с яркими представителями московской арт-сцены 1990-х годов — художниками, поэтами и издателями. Его задача — дать слепок времени через честные рассказы от первого лица, опубликованные с минимальной редактурой. Речь в них идет не только о конкретных событиях тех лет, но и о времени в целом, об истории страны и ее культуре. В первый том вошли интервью с Анатолием Осмоловским, Олегом Мавроматти, Дмитрием Пименовым, Александром Бренером и Сергеем Кудрявцевым. Готовятся к публикации следующие выпуски, куда войдут интервью со многими другими участниками и свидетелями культурной жизни.
368 бумажных страниц
Издательство
Институт «База»

Впечатления

    e.делится впечатлением4 года назад
    👍Советую
    🚀Не оторваться

    Отличная книга, очень яркая. Одна из лучших автобиографических книг о художниках, что я читал. Живо передает то время и чем жили акционисты из 90ых. Читается легко. После прочтения уже не спутаете: Осмоловский - тот, кто умничает, Пименов - кто сошел с ума, а Бренер - тот, что обмазывается говном. Спасибо и ждем продолжения книги.

    Karina Bychkovaделится впечатлением2 года назад
    💡Познавательно
    🚀Не оторваться
    😄Весело

    Формально книгу можно назвать сборником монологов трех художников, одного поэта и одного издателя, но, на самом деле, она представляет собой достаточно подробную и выпуклую картину арт-сцены в целом и акционизма в частности.

    Как говорит Осмоловский, к 90-м все стало искусством и все уже было, поэтому следовало вырваться за пределы искусства и делать то, что искусством назвать нельзя, — как раз эту задачу и решал акционизм.

    Самодовольный Осмоловский, диковатый Мавроматти, безумный Пименов, отлетевший Бренер и интеллигентный Кудрявцев — отличные персонажи сами по себе, и «90-е» стоит прочитать хотя бы ради того, чтобы узнать три тысячи охуительных историй. Мавроматти инсценирует самоубийство, потому что не может отдать бандитам деньги, одолженные на съемку фильма про одежду «Бенеттон» и живших в ней паразитов, распространявших вирус консьюмеризма. Позже, уже в Москве, он снимает за сутки фильм «Не ищите эту передачу в программе», где Бренер бросается в ноги Марату Гельману, Пименов раздевается догола в одной из галерей, все вместе они посещают штаб-квартиру Аум Синрикё, а заканчивается всё дикой пьянкой в гостях у сотрудницы австрийского посольства (фильм утерян, и это чудовищно). Василий Шугалей разочаровывается в искусстве и решает организовать секту. Осмоловский работает на парламентских и президентских выборах 1995–1996 годов. Пименов «продает» свою девушку какому-то парню с суицидальными наклонностями, который в итоге все же прыгает с крыши. Бренер рисует знак доллара на картине Малевича, сидит пять месяцев в голландской тюрьме, а после к месту и не к месту устраивает перформансы с фекалиями. А жизнь — веселый карнавал.

    borisov73делится впечатлениемв прошлом году

    Не моё

Цитаты

    Karina Bychkovaцитирует2 года назад
    Один парень допился до того, что не мог говорить. Это было исполнение его мечты: он был интеллектуал и как-то додумался до того, что люди должны общаться невербально — и тут его мечта исполнилась, он напился до потери речи.
    Karina Bychkovaцитирует2 года назад
    1990-е были отвратительны, это годы бесчестности, формирования новой системы будто на обломках, а на самом деле — на глистах. Глисты вылезли и стали строить свои глистовые дворцы.
    Karina Bychkovaцитирует2 года назад
    В этом манифесте много красивых цитат, например: «Если я буду кидать в зрительный зал говно, а интеллектуалы, обтираясь, скажут, что это уже было, то я буду кидать его до тех пор, пока они не закричат, что это хулиганство». Основной идеей нашей групповой деятельности было не создание искусства, а его не-создание, выход за пределы того понимания искусства, которое тогда существовало.

На полках

fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз