Архипелаг ГУЛаг. 1918-1956: Опыт художественного исследования. Том 3, Александр Солженицын
Книги
Александр Солженицын

Архипелаг ГУЛаг. 1918-1956: Опыт художественного исследования. Том 3

Читать
Maria Peters
Maria Petersцитирует7 месяцев назад
ни одного разу вся эта книга, вместе все Части её не лежали на одном столе!
Maria Peters
Maria Petersцитирует7 месяцев назад
Варламу Шаламову предлагал я всю книгу вместе писать – отклонил и он.
Maria Peters
Maria Petersцитирует7 месяцев назад
Не потому я прекратил работу, что счёл книгу оконченной, а потому, что не осталось больше на неё жизни.
Maria Peters
Maria Petersцитирует7 месяцев назад
Дело-то забывчиво, тело-то заплывчиво.
Maria Peters
Maria Petersцитирует7 месяцев назад
Ход истории всегда поражает нас неожиданностью, и самых прозорливых тоже
Maria Peters
Maria Petersцитирует7 месяцев назад
Есть ли ещё в истории пример, чтобы столько всем известного злодейства было неподсудно, ненаказуемо?
И чего же доброго ждать? Что может вырасти из этого зловония?
Maria Peters
Maria Petersцитирует7 месяцев назад
В годовщины своего ареста я устраиваю себе «день зэка»: отрезаю утром 650 граммов хлеба, кладу два кусочка сахара, наливаю незаваренного кипятка. А на обед прошу сварить мне баланды и черпачок жидкой кашицы. И как быстро я вхожу в старую форму: уже к концу дня собираю в рот крошки, вылизываю миску. Возощущения встают во мне живо!
Maria Peters
Maria Petersцитирует8 месяцев назад
по общему закону нашей информации: о ничтожном – трезвонить, о важном – вкрадчиво.
Maria Peters
Maria Petersцитирует8 месяцев назад
Который раз в жизни я замечал, что жертвовать можно многим, но не стержневым. Этой пьесой, выношенной ещё в каторжных строях Особлага, я не пожертвовал – и победил. Неделю все работали ночами – и привыкли, что стол мой пуст. И председатель, встречая меня в коридоре, отводил глаза.
Maria Peters
Maria Petersцитирует8 месяцев назад
Как одной фразой описать всю русскую историю? Страна задушенных возможностей.
Maria Peters
Maria Petersцитирует8 месяцев назад
«Мы отказывались притвориться, что можно вырастить финики на сухих палках».
Maria Peters
Maria Petersцитирует8 месяцев назад
Я бы сказал, что изо всех спецпереселенцев единственные чечены проявили себя зэками по духу. После того как их однажды предательски сдёрнули с места, они уже больше ни во что не верили. Они построили себе сакли – низкие, тёмные, жалкие, такие, что хоть пинком ноги их, кажется, разваливай. И такое же было всё их ссыльное хозяйство – на один этот день, этот месяц, этот год, безо всякого скопа, запаса, дальнего умысла. Они ели, пили, молодые ещё и одевались. Проходили годы – и так же ничего у них не было, как и в начале. Никакие чечены нигде не пытались угодить или понравиться начальству – но всегда горды перед ним и даже открыто враждебны.
Maria Peters
Maria Petersцитирует8 месяцев назад
Но была одна нация, которая совсем не поддалась психологии покорности, – не одиночки, не бунтари, а вся нация целиком. Это – чечены.
Maria Peters
Maria Petersцитирует8 месяцев назад
Среди всех отменно трудолюбивы были немцы. Всех безповоротнее они отрубили свою прошлую жизнь (да и что за родина у них была на Волге или на Маныче?) Как когда-то в щедроносные екатерининские наделы, так теперь вросли они в безплодные суровые сталинские, отдались новой ссыльной земле как своей окончательной. Они стали устраиваться не до первой амнистии, не до первой царской милости, а – навсегда. Сосланные в 41-м году наголе, но рачительные и неутомимые, они не упали духом, а принялись и здесь так же методично, разумно трудиться. Где на земле такая пустыня, которую немцы не могли бы превратить в цветущий край? Не зря говорили в прежней России: немец что верба, куда ни ткни, тут и принялся. На шахтах ли, в МТС, в совхозах не могли начальники нахвалиться немцами – лучших работников у них не было. К 50-м годам у немцев были – среди остальных ссыльных, а часто и местных – самые прочные, просторные и чистые дома; самые крупные свиньи; самые молочные коровы
Maria Peters
Maria Petersцитирует8 месяцев назад
Где на земле такая пустыня, которую немцы не могли бы превратить в цветущий край?
Maria Peters
Maria Petersцитирует8 месяцев назад
Не зря говорили в прежней России: немец что верба, куда ни ткни, тут и принялся.
Maria Peters
Maria Petersцитирует8 месяцев назад
Ненависть сушит слёзы.
Maria Peters
Maria Petersцитирует8 месяцев назад
Лишь в июле 1941 года пришла пора испытать метод в развороте: надо было автономную и, конечно, изменническую республику Немцев Поволжья (с её столицами Энгельс и Марксштадт) выскребнуть и вышвырнуть в несколько суток куда-нибудь подальше на восток. Здесь первый раз был применён в чистоте динамичный метод ссылки целых народов, и насколько же легче, и насколько же плодотворней оказалось пользоваться единым ключом – пунктом о национальности – вместо всех этих следственных дел и именных постановлений на каждого. И кого прихватывали из немцев в других частях России (а подбирали их всех), то не надо было местному НКВД высшего образования, чтоб разобраться: враг или не враг? Раз фамилия немецкая – значит, хватай.
Maria Peters
Maria Petersцитирует8 месяцев назад
Всякий раз, когда вы проходите в Москве мимо памятника Долгорукому, вспоминайте: его открыли в дни кенгирского мятежа – и так он получился как бы памятник Кенгиру.
Maria Peters
Maria Petersцитирует8 месяцев назад
Мятеж не может кончиться удачей.
Когда он победит – его зовут иначе…
(Бёрнс)
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз