Мария Семенова

Поединок со Змеем

Еленацитирует2 года назад
всему конченному, достигшему совершенства только и остаётся рассыпаться, умереть. А нет полного завершения, стало быть, нет и покоя, а значит – долгая жизнь впереди
Еленацитирует2 года назад
Глаза не обманывают, в них смотрит душа.
Анастасияцитирует3 года назад
Эти имена звучали лишь дома, на улице детей называли прозвищами, кличками-оберегами. Незачем стороннему человеку подслушивать истинные имена, вдруг попадётся недобрый, ещё порчей испортит. Вот почему до сего дня Люди редко говорят – я такой-то, чаще иначе: меня зовут…
Анастасияцитирует3 года назад
Сына Кий назвал Светозором, доченьку – Зорей. Следовало бы назвать по деду и бабке, но их имена уже носили дети старшего брата,
Анастасияцитирует3 года назад
Как от прадедов заповедано, до семи лет малышам не стригли волос, и бегали они по дому в одних рубашонках, сестрица – без девичьей поневы, братец – без портов, не знаючи не разберёшь, где дочка, где сын. А рубашонки им шили из старых родительских, чтобы родительская одежда оберегала дитя.
Анастасияцитирует3 года назад
Добрый конь не подвёл кузнеца: миновали опушку, и он свернул с тропки на снежную целину и потёрся мордой о ствол высокой, ладной сосны. Кий снял с головы шапку и поклонился в самую землю:
– Не сердись, деревце! Не по прихоти тебя подрубаю, нужда жестокая повелела. Вот, прими угощение да позволь взять твой ствол для нового дома. Я твоих детей, зелёную поросль, не мял,
Анастасияцитирует3 года назад
не топтал, послужи и ты моим: защити от вьюги и холода, когда народятся…
Анастасияцитирует3 года назад
Сказав, положил в сторонке на снег ломоть свежего хлеба, густо намазанного маслом. Выбежала древесная душа из ствола, уселась полакомиться. А Кий вынул топорик и уронил сосну, уложил честно наземь. Взвалил на сани. Отдал коню другую половину молёного хлеба, потрепал по сильной шее, двинулся дальше.
Анастасияцитирует3 года назад
вокруг Великого Древа! Как в мире крепки четыре стороны, святая Земля и высокое Небо, пусть крепки будут в доме четыре стены с углами, тесовый пол и тёплая крыша! Пропади пропадом всякая смерть, нечисть и нежить! Прибывай, добрый достаток, множься, род, плодись, скотинка-кормилица!
Анастасияцитирует3 года назад
Потом Кий вынул из-за пазухи четыре камушка, взятые с четырёх разных полей, вытащил сбережённый у тела мешочек с рожью, драгоценным зерном. Наметил, где будут углы новой избы, и в каждом насыпал по целой горсти зерна. Разделил ещё не настеленный пол Солнечным Крестом начетверо. Положил посреди каждой четверти по камню – и место для дома превратилось в священный знак засеянного поля, знак-оберег, которым и до сих пор украшают одежды. Обнажил голову Кий, положил шапку под привезенной из леса сосной и долго молился:
– Уряжаю я этот дом вокруг дерева, как Земля наша уряжена
Анастасияцитирует3 года назад
Если бы довелось строиться летом, Кий выпустил бы со двора молодую корову и проследил бы, где ляжет. Но коровы давно уже не выходили из хлева, перебиваясь с прутьев на веники, с соломы на сено. Что же сделать, чтобы не оказаться на перекрёстке заброшенных старых дорог или в месте, где когда-то стояла баня, или на спорном участке – не оберёшься в доме споров и ссор! Или, совсем страшно подумать, там, где до крови поранился человек, где волк и медведь разорвали оленя, где опрокинулся воз, сломались оглобли – ведь ясно,
Анастасияцитирует3 года назад
но догадались разумные женщины сотворить над ним лезвием топора священный Солнечный Крест. И отступила погибель, начали раны заживать накрепко, хотя Солнцу и Грому давненько никто не молился и не приносил жертв.
Анастасияцитирует3 года назад
И порой Люди успевали сообразить, что к чему. Тогда бабы и девки нагими шли на мороз, впрягались в соху и заступали Смерти дорогу: опахивали своё место, очерчивали в снегу борозду – замкнутый круг. Переступить эту черту Моровая Дева не смела и удалялась разгневанная, мстила кому придётся: обрывала пышные хвосты петухам, лишала голоса псов
Анастасияцитирует3 года назад
Перыней. Гуляла она по тёплой Земле, по людским садам-огородам. Встретит пахаря – и пахарь спокоен за урожай. Коснётся молодой яблони, впервые завязавшей плоды, – и та век будет родить яблок без счёта. Вот почему и по сей день зазывают в сады юных женщин, носящих во чреве дитя. Поднесёшь беременной яблочко – отдастся сторицей!
Анастасияцитирует3 года назад
так и до сих пор, подражая Богам, делают разумные Люди, когда женят детей. Говорят, шелковистый мех одеял, крупитчатая каша, курица, стрелы и святой хлеб – это ноой семье на многочадие и достаток…
Анастасияцитирует3 года назад
Ступил правой ногой на порог и тихонько приговорил:
– Ты стань, моя нога, твёрдо и крепко, ты будь, моё слово, твёрдо и метко! Будь острее ножа булатного, липче клею и серы, твёрже земных камней: что задумал, да сбудется!
Анастасияцитирует3 года назад
жили пращуры и что-то доброе делали на зелёной Земле, чтобы продолжиться, как зёрнышко в пашне, стеблями и колосьями, ветвями и могучими стволами нового поколения? Умершим скучно без живых, живым пусто и сиротливо без мёртвых. Не помнящему дедов-прадедов некого кликнуть в тяжкий миг на подмогу, он одинок. Зато к памятливому тотчас слетят, ободрят, утешат, посоветуют, предрекут судьбу. Ушедших прародителей рекут ещё Чурами или Щурами, и вот почему дети до сего дня восклицают в игре:
– Чур меня!
И сами не ведают часто, что это значит:
– Оборони меня, предок!
Анастасияцитирует3 года назад
Потом затеяли тризну – игры и состязания. И наконец начали пир, весёлый и шумный, с задорными прибаутками и смешными рассказами о молодости умершего.
Ибо мёртвых тяготят горе и слёзы живых, мёртвые любят, чтобы над могилами веселились, пили и ели. На поминальных пирах всегда кладут ложки вверх чашечками, чтобы души прапрадедов, незримо собравшиеся за стол, отведали вкусную снедь. Вот откуда поныне обычай ставить возле могил еду, хмельное питьё. А прибаутки и смех – это ли не победа над болью и страхом, это ли не жизнь, не продолжение жизни?
Анастасияцитирует3 года назад
всякая скверна пугается топора, если достойная рука поднимает его и чертит Солнечный Крест. Осенить этим знаком больного, и выздоровеет…
Анастасияцитирует3 года назад
Уложили тело отца, оставили милодары – горшочки со сладкой кашей на ягодах и меду, вышитые одежды, крепкие башмаки. Положили лук, колчан и копьё: пусть вволю бродит-гуляет батюшка в небесных лесах, пусть увидят Дочь с Матерью, славные Рожаницы – охотник пожаловал. Пусть приветят его, позволят выстроить избу рядом с прадедовскими, под кроной вечного Древа…
А чтобы не задержалась Смерть в доме, ударили топором по лавке, на которой умер отец. Топор свят, он подобен секире Перуна, возжигающей новую жизнь. Не зря лезвия топоров украшают символами Грома и Солнца, не зря носят крохотные топорики-оберег
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз