Книги
Александр Васькин

Открывая Москву: прогулки по самым красивым московским зданиям

Пашков дом и Английский клуб, Музей изящных искусств и Дворец московского генерал-губернатора на Тверской, Манеж и Большой театр, Царицынский дворец и Храм Христа Спасителя, Казанский вокзал и Московский университет на Воробьевых горах — эти десять зданий стали подлинными символами Москвы.
Легенды, предания, любопытные исторические факты, биографии людей, с ними связанных — все это есть в книге, представляющей не только своеобразную экскурсию, но и предмет увлекательного чтения.
641 бумажная страница
Уже прочитали? Что скажете?
👍👎

Цитаты

    Дмитрий Ежовцитирует7 месяцев назад
    деревянной крыше Манежа, его чердак был буквально засыпан махоркой – слоем в полметра высотой. Махорка своим запахом отпугивает всякого рода грызунов и вредных насекомых, питающихся древесиной, вот почему и через сто лет после открытия Манежа его уникальные деревянные конструкции выглядели как новенькие.
    Sofya Semyaninovaцитирует3 года назад
    Официальное же решение об употреблении этого наименования было объявлено 13 августа, когда «Ея императорское Величество Высочайше повелеть изволили: купленное у отставного бригадира князя Сергея Кантемира и причисленное в ведомство Главной дворцовой канцелярии село Черная Грязь отныне именовать селом Царицыном».
    Sofya Semyaninovaцитирует4 года назад
    Уроженец деревни Иевлево Ростовского уезда Ярославской губернии, Марин работал в Петербурге на Колпинском заводе. В Москве он оказался проездом, направляясь из родного села в столицу. Поезд с единственного тогда московского вокзала уходил в Петербург вечером, и, чтобы не терять время зря, Марин решил познакомиться с достопримечательностями города сорока сороков и отправился на Красную площадь. Был он со своим братом.

    «Люди деревенские любопытны. Я отроду в Москве не бывал. Вот и пошли мы полюбоваться на чудеса Белокаменной: зашли в Успенский собор, пошли к Ивану Великому на колокольню, а оттуда в Охотный ряд. Там сказали нам, что случился пожар – Большой театр горит. Вот пошли мы на пожар посмотреть», – делился он впечатлениями позднее.

    А собравшихся на Театральной площади зевак уже было предостаточно – более двух десятков тысяч. Все смотрели наверх, туда, где по крыше метались трое несчастных мастеровых, отрезанных огнем от выхода. Они молили о помощи – но где было взять столь высокую лестницу? И сегодня-то в Москве пожарные лестницы достают лишь до семнадцатого этажа. Вдруг один из рабочих, подобравшись к краю крыши, прыгнул вниз. За ним сиганул другой. К ужасу толпы, оба разбились.

    Оставшийся на крыше последний рабочий не решился последовать примеру своих товарищей. Его ждала страшная участь – задохнуться в клубах дыма или сгореть живьем. Полиция оцепила горящее здание, пытаясь оттеснить толпу как можно дальше, ибо разносимый ветром огонь, падавшие сверху куски кровли способны были причинить немало неприятностей.

    Из тысяч людей, собравшихся поглазеть на пожар, лишь одному пришло в голову прийти на помощь: «Сердце у меня так и ходит, так и просится, как бы способ дать христианской душе», – вспоминал Марин. Не выдержав, он воскликнул: «Товарищи! Подождите, я пойду – спасу человека!» Он решил залезть на крышу театра по водосточной трубе и с помощью ухвата протянуть веревку гибнущему человеку.

    Городовой пропустил его. Марин перекрестился, скинул на землю верхнюю одежду, оставшись в одной рубашке. Забравшись по лестнице до восточной трубы, находчивый крестьянин, обмотав себя веревкой, полез вверх: «Трещит труба, не больно крепка была, голубушка, да, стало быть, так уж Богу было угодно, и я взобрался на карниз. Там, благо, полегче стало, я стал на твердую ногу». Как потом выяснилось, забираясь на крышу, Марин сильно обгорел.

На полках

fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз