Роман Сенчин

Елтышевы

    Лиза Соболевацитирует3 года назад
    Он чувствовал, что растворяется в родных кварталах, становится чем-то вроде скамейки, фонарного столба, одного из многих деревьев сквера – мимо идут и идут люди, и никто не замечает, не выделяет его, и он тоже почти никого и ничего не замечает, ничему не удивляется.
    К. Зонкерцитирует4 месяца назад
    Замерла, прислушиваясь к своему необычному состоянию: и тревожно было, и жутковато, и торжественно-приятно. Так с ней случалось в детстве в предновогодние вечера – числа тридцатого, когда уже стоит елка, ждешь скорого чуда, очень хочется спать, но сон перебарываешь, а в голове все мешается, и ты словно бы видишь краем глаза (прямо посмотреть – жутко), что совсем рядом – в углу или за занавеской, – притаился кто-то. Или Дед Мороз, или бабай из леса. И в любой момент может произойти чудо или ужас…
    К. Зонкерцитирует4 месяца назад
    И, ободрительно подталкиваемый в спину, Артем вошел в клуб.

    Сразу за дверью был довольно просторный зал. На стенах мигали вразнобой елочные гирлянды, слева стоял кассетный магнитофон, из которого лилось:

    Небо урони-ит ночь на ладони-и,

    Нас не догонят, нас не догоня-ат!..

    В центре зала танцевали несколько девушек, извиваясь друг перед другом, еще с десяток сидело на скамьях.
    Марияцитирует8 месяцев назад
    мучила постоянная усталость – усталость не от работы, а какая-то внутренняя, болезненная, словно весь организм устал жить
    Женя Ионовцитирует3 года назад
    – Попиваешь, мам?
    – А?
    – Выпиваешь часто?
    Она отпрянула:
    – С чего ты взял?!
    – Да видно. Лицо, голос… Таких видно.
    Валентина Викторовна хотела возмутиться, начать заверять, что, хоть и выпивают, конечно, но редко, по праздникам, с устатку… Денис опередил:
    – Не пейте сильно. Потерпите. Нормально все будет. Поднимемся.
    К. Зонкерцитирует4 месяца назад
    Было время, Елтышев часто задумывался о смерти. Как так – ходит вот человек, видит, слышит, ощущает, думает, все, кажется, может, и вдруг перестает быть. Бац – и темнота, абсолютная пустота. Нет у человека ничего больше, и человека как такового нет. Лишь кусок мяса с костями, который нужно поскорее закопать в землю.

    И чем чаще Николай Михайлович слышал разговоры о чем-то потустороннем: о призраках, голосах, полтергейстах, светлых туннелях, по которым летят клинически умершие, – тем острее ощущал полное «ничто» после смерти. А все эти разговоры – простой страх людей перед «ничто».
    К. Зонкерцитирует4 месяца назад
    Николай Михайлович налил водки в первые попавшиеся рюмки. Пригласил как мог бодрее:

    – Давай, Георгий Степанович, за все хорошее! Чтоб у детей сложилось…

    – Во-во! Эт правильно. Очень правильно! – И, забыв чокнуться, Тяпов бросил содержимое рюмки в рот.
    Марияцитирует8 месяцев назад
    Нечего было уже обсуждать, а вспоминать – слишком больно…
    Марияцитирует8 месяцев назад
    – Продать-то – дело нехитрое, – заскрипела тетка, – а вот купить…
    Любите книги!цитирует9 месяцев назад
    Но с самых недавних пор Николай Михайлович невольно, не желая и пугаясь этого, завидовал тем, кто умер. Умер быстро, не успев понять, что умирает; может, они и пугались, но пугались только в тот момент, когда смерть уже была неотвратима и уже ничего нельзя было изменить… Юрке завидовал (хотя тот, если верить его вдове и допустить, что у нее с головой все в порядке, помучился на том свете), Харину, этим пацанам, которых по пьяни зарубили, зарезали, даже сыну своему, чью пустую и ему самому немилую жизнь вдруг оборвал несчастный случай… Несчастный случай… Завидовал он потому, что почувствовал близкую старость. Настоящую, от которой уже не избавиться, не обмануть ни ее, ни себя. И с каждым месяцем будет хуже. А их впереди много. Может, и десятки лет. Как у тетки Татьяны. До полного изнеможения и маразма…
    Любите книги!цитирует9 месяцев назад
    Борьба за существование, месть за унижение – проглотить обман, это ведь тоже унижение.
    Любите книги!цитирует9 месяцев назад
    Было время, Елтышев часто задумывался о смерти. Как так – ходит вот человек, видит, слышит, ощущает, думает, все, кажется, может, и вдруг перестает быть. Бац – и темнота, абсолютная пустота. Нет у человека ничего больше, и человека как такового нет. Лишь кусок мяса с костями, который нужно поскорее закопать в землю.
    Любите книги!цитирует9 месяцев назад
    Катилась жизнь под откос стремительно и неостановимо. И лишь огрубение души, какой-то, пусть слабенький, но панцирь на ней не давал совсем отчаяться, свалиться и умереть. Да, может, и хорошо бы вот так умереть, как древние греки или былинные русские богатыри, но не получалось. Приходилось мучиться дальше и дальше, и неизвестно зачем.
    Любите книги!цитирует9 месяцев назад
    – Россия – это страна, которая выбрала для себя демократию волей собственного народа. Она сама встала на этот путь и, соблюдая все общепринятые демократические нормы, сама будет решать, каким образом – с учетом своей исторической, геополитической и иной специфики – можно обеспечить реализацию принципов свободы и демократии…

    Но только вышла из автобуса в деревне, настроение стало портиться: сонные люди, темные кривые избы, обшелушившаяся зеленая краска на стене магазина, грязные уродливые дворняги, никого не охраняющие, неизвестно зачем живущие…
    Любите книги!цитирует9 месяцев назад
    Конечно, было что-то, наклевывались вроде удачи, возникали просветы, но тьма постепенно и настойчиво сгущалась все плотнее. Надежда сменялась злобой и тоской. Почти уже беспрерывными.
    Любите книги!цитирует9 месяцев назад
    в жизни своей семьи тоже все сильнее ощущал он эту бессмысленность и напрасность.
    Любите книги!цитирует9 месяцев назад
    каждодневная борьба с неблагополучными обстоятельствами
    Любите книги!цитирует9 месяцев назад
    сначала они – цветочки, потом, эти, – птички, потом гусыни, курицы, овцы, а потом – свиньи.
    Любите книги!цитирует9 месяцев назад
    В городе война весны с зимой и не замечалась почти, лишь самые важные моменты – вот с крыш закапало, вот снег сошел, трава полезла, вот полопались почки, и деревья покрылись зеленоватой словно бы пылью. А в деревне была заметна, важна-необходима любая мелочь.
    Любите книги!цитирует10 месяцев назад
    Да, это была яма, ее черное, беспросветно черное дно. Черное, как бревна их жилища.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз