Мария Галина

Медведки

    Lyalyaцитирует2 месяца назад
    Я словно увидел себя со стороны – человека, укутанного в толстый слой необязательного вранья.
    Anna Fedorovaцитирует3 месяца назад
    Пошлейшая, вообще-то, получается история. Но истории, которые люди рассказывают сами себе в уединении, почти все такие. Если человек нормален, он естественным образом склоняется к расхожим мелодраматическим сюжетам, иными словами, к пошлости.
    Julia Koshkinaцитирует6 месяцев назад
    Кавычки для него – что-то вроде частокола, за которым прячется его литературная робость.
    Dariaцитирует7 месяцев назад
    Когда идет дождь, кажется, что солнца не было никогда. И не будет.
    Dariaцитирует7 месяцев назад
    Я – то, во что он меня превратил? Или я сам так себя уделал? Где вообще кончаются наши родители и начинаемся мы?
    Dariaцитирует7 месяцев назад
    Когда я говорю, мне дискомфортно. Когда молчу – тоже. Мне кажется, собеседник от меня чего-то ждет. Умного или, по крайней мере, любопытного. И, не дождавшись, решит, что я полный урод.
    Dariaцитирует8 месяцев назад
    Потребность распространять вербальную информацию сродни потребности распространять информацию генетическую. Это что-то вроде похоти, человек просто не в состоянии с этим справиться.
    Dariaцитирует8 месяцев назад
    Реальность – странная штука. То, что порождено нашим воображением, оно ведь не исчезает. Продолжает функционировать само по себе.
    Dariaцитирует8 месяцев назад
    В сутках двадцать четыре часа. Ладно, восемь сбрасываем на ночь. Остается шестнадцать. В часе шестьдесят минут. Умножаем на шестнадцать. Сколько это будет? Тем не менее телефон звонит именно в ту минуту, когда надо срочно делать что-то еще. Если есть какой-то небесный диспетчер, у него дурацкое чувство юмора.
    Dariaцитирует8 месяцев назад
    Надо бы почитать чьи-то настоящие мемуары. В смысле, опубликованные. Но где гарантия, что и там автор не врет?
    Dariaцитирует8 месяцев назад
    осень и зима – самое выгодное время, поскольку людей в долгие сумерки тревожит странное томление.
    Dariaцитирует8 месяцев назад
    Никогда бы я не стал клеить обои с повторяющимся узором. В повторяющихся узорах есть какая-то безнадежность. Безвыходность.
    Dariaцитирует8 месяцев назад
    Я иду по ковру. Ты идешь, пока врешь...
    Dariaцитирует8 месяцев назад
    просто не люблю говорить банальности.
    – Значит, и людей не любите, – заключил он, – люди, они склонны к банальностям, нормальные люди, во всяком случае.
    b37383991цитирует9 месяцев назад
    Можно подумать, от настоящих предков что-то другое остается! Остаются фотографии. Какие-то семейные истории, которые и проверить-то невозможно. Вранье. Посуда в серванте.
    Катерина Кудрявцевацитируетв прошлом году
    – У людей старше сорока еще есть семейные альбомы с фотографиями. У молодежи нет. Какие-то фотки лежат на «Одноклассниках», не знаю, на Яндекс-фото... Все оцифровано, все кажется вечным, потому что можно в любую минуту включить компьютер и на это взглянуть. Но, послушайте, ведь на самом деле ничего этого нет. Ни десятков тысяч цифровых фотографий. Ни текстов в сетевых библиотеках. Ни Живого Журнала. Ни Википедии. Ничего. Тень, призрак, без остатка пропадающий при любом мало-мальски серьезном катаклизме.
    – Вы правы. От сгоревшей Трои осталась материальная культура. А что останется от нас?
    Катерина Кудрявцевацитируетв прошлом году
    Чем больше он напирал, тем больше я упирался. Он и правда плохой психолог. На таких, как я, нельзя давить. Нельзя давить на робких людей с воображением.
    fatsugarsaltmagicцитирует2 года назад
    Человек беззащитен. Перед нахрапом, грубой силой, перед
    fatsugarsaltmagicцитирует2 года назад
    жой наглостью. Перед тупой машиной подавления. Особенно ночью, когда социальный панцирь истончается и остается теплое, неодетое, живое, беспомощное.
    Екатерина Никитинацитирует2 года назад
    Кавычки для него – что-то вроде частокола, за которым прячется его литературная робость.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз