Бесплатно
Василий Розанов

Апокалипсис нашего времени

    Ксюша Ортманцитирует7 лет назад
    "Человек умирает не когда он созрел, а когда он доспел". Т. е. когда жизненные соки его пришли к состоянию, при котором смерть становится необходима и неизбежна.
    vika sukhovaцитирует2 года назад
    ? На востоке они ободрали и споили бурят, черемисов, киргиз-кайсаков, ободрали Армению и Грузию, запретив даже (сам слушал обедню) слушать свою православную обедню по-грузински. О, о, о… Сам слушал, сам слушал в Тифлисе. В Европе явились как Герцен и Бакунин и "внесли социализм", которого "вот именно не хватало Европе". Между Европой и Азией мы явились именно «межеумками», т. е. именно нигилистами, не понимая ни Европы, ни Азии. Только пьянство, муть и грязь внесли. Это действительно «внесли».
    vika sukhovaцитирует2 года назад
    Буквально, Бог плюнул и задул свечку. Не хватало провизии, и около лавочек образовались хвосты. Да, была оппозиция. Да, царь скапризничал. Но когда же на Руси «хватало» чего-нибудь без труда еврея и без труда немца? когда же у нас не было оппозиции? и когда царь не капризничал? О, тоскливая пятница или понедельник, вторник…
    xanthineцитирует2 года назад
    Точно он больной и всех заподозривает, что они больны еще какими-то худшими болезнями, нежели он сам. Только к одному, к власти, он не чувствует подозрения. Власть всегда добра, блага, и, собственно, потому, что он ленив и власть обещает ему его устроить как калеку.

    Благотворение, которое везде восполняет недостаток, у христиан есть нормальное положение. Тут все благотворят "нищую братию", и какая-то нищета имущества, тел и духа — вот христианство. "Худощавые люди".

    Когда славяне позвали "варяг из-за моря" управлять себя, управлять своею "обширною и богатою землею", они показали себя какими-то калеками уже до рождения. Ужасно.

    Ужасно и истинно. И до сих пор, до нашего даже времени, я наблюдал, что все получше землицы, «покруглее», поудобнее местоположением — в руках немцев или евреев. "Дача Штоля", "имение Винклера". За 15 000 Штоль скупил леса и земли около трех огромных озер, и уже через семь лет ему предлагали за них около 120 000, и он не продал. Он знал, что внук его возьмет за них миллион. Это точь-в-точь "история варягов". Продал, без сомнения, помещик, обеспечивавший свою кухарчонку с детьми. "Ей больше 15 000 не надо. А значит — и мне"; "я же проживу при ней. Она меня, кстати, пускает и в картишки перекинуться". Поэты.

    У нас везде Нали и Дамаянти. Художественная нация. С анекдотом.

    И вот так мы живем. Но вернемся к христианам. Нет ясного, доброго, веселого глаза. Все всех осматривают, все всех подозревают. Все о всех сплетничают. "Христианская литература" есть почти "история христианской сплетни". Посмотрите беллетристику, театр. Это почти сплошное злословие.

    Как ужасно. И еще как ужаснее любить все это. Стонаю и люблю, стонаю и люблю.

    Привычка, традиция. Ах, "мои бедные родители".
    Nastasja Czerhawskaцитирует5 лет назад
    Можно уважать труд и пот, а мы не потели и не трудились.
    Рита Пабатцитирует5 лет назад
    Нет сомнения, что глубокий фундамент всего теперь происходящего заключается в том, что в европейском (всем, — и в том числе русском) человечестве образовались колоссальные пустоты от былого христианства; и в эти пустoты проваливается все: троны, классы, сословия, труд, богатства. Все потрясено, все потрясены. Все гибнут, все гибнет.
    Alexandra Strangeцитирует2 месяца назад
    КРОТКАЯ

    Ты не прошла мимо мира, девушка… о, кротчайшая из кротких… Ты испуганным и искристым глазком смотрела на него.
    Задумчиво смотрела… Любяще смотрела… И запевала песню… И заплетала в косу ленту…
    И сердце стучало. И ты томилась и ждала.
    И шли в мире богатые и знатные. И говорили речи. Учили и учились. И все было так красиво. И ты смотрела на эту красоту. Ты не была завистлива. И тебе хотелось подойти и пристать к чему-нибудь.
    Твое сердце ко всему приставало. И ты хотела бы петь в хоре.
    Но никто тебя не заметил, и несен твоих не взяли. И вот ты стоишь у колонны.
    Не пойду и я с миром. Не хочу. Я лучше останусь с тобой. Вот я возьму твои руки и буду стоять.
    И когда мир кончится, я все буду стоять с тобою и никогда не уйду.
    Знаешь ли ты, девушка, что это — "мир проходит", а — не "мы проходим". И мир пройдет и прошел уже. А мы с тобой будем вечно стоять.
    Alexandra Strangeцитирует2 месяца назад
    Евангелие — человеческая история, нам рассказанная: история Бога и человека
    b4226773379цитирует2 месяца назад
    Нигилизм есть отчаяние человека о неспособности делать дело, к какому он вовсе не призван.
    b4226773379цитирует2 месяца назад
    "Всю тебя, земля родная,
    В рабском виде Царь Небесный
    Исходил благословляя".
    Тютчев.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз